Степан Пачиков и Сергей Иванов обсуждают проект «Сноб»

Степан Пачиков — самый активный член клуба на сайте «Сноб». Сергей Иванов — самый активный подписчик. Мы решили их познакомить и устроили беседу в Skype, где они поговорили о том, что им нравится и не нравится в проекте, и о том, куда он, по их мнению, движется и для чего существует

+T -
Поделиться:

Степан Пачиков: Поскольку и вы, и я уже пару раз заметили, что у нас —  к сожалению, к нашему стыду — совпадают взгляды по многим вопросам, можно попробовать поискать и нащупать, где у нас есть радикальные, принципиальные разногласия и различия.

Сергей Иванов: Давайте попробуем. Хотел бы с вами вот на какую тему поговорить. Проекту «Сноб» год, зачем-то этот клуб создали. Мне интересно заходить на сайт, что-то обсуждать с людьми. Вы как член клуба, наверное, принимаете активное участие в деятельности клуба, в самом сайте. Как вы думаете, к чему это все приведет, то есть зачем это все? У любого клуба есть некая конечная цель, то, ради чего все это делалось. Вот как вы думаете, ради чего все эти люди собрались?

Степан Пачиков: Меня в клуб пригласили, это не было моей инициативой, я в него не просился. Пригласили, и я решил попробовать. Мне в клубе нравится много вещей. Первая — такая банальная, тривиальная вещь: мне очень нравится, что здесь люди общаются без ников. Я считаю, что ники довольно сильно развратили блогосферу, особенно российскую. У редакции свои принципы отбора, и они могут не соответствовать моим. Но они есть, поэтому сюда не попадают случайные люди. Среди членов клуба есть люди, которые могут в меньшей или в большей мере соответствовать каким-то стандартам, но они не случайные.

Среди подписчиков, в общем, тоже нет случайных людей. Подписчики — это тоже селекция, но уже второго порядка. Это селекция по принципу: подписчиками становятся те, кому интересно это место, кому интересны отобранные редакцией люди. И, например, если бы редакция отобрала, ну, условно говоря, полных отморозков, я не знаю... патриотов, людей, которые считают, что Россия — пуп земли, вряд ли вы бы подписались, вряд ли стали бы платить деньги и сюда ходить.

Сергей Иванов: Я не вижу подобных проектов, где люди общались бы на таком уровне уважения и понимания друг друга.

Степан Пачиков: Или на таком уровне непонимания.

Сергей Иванов: По крайней мере, если есть непонимание, люди очень уважительно выслушивают собеседника, делают массу ремарок, предупреждают, что их мнение может отличаться, и объясняют, почему они так считают. И действительно, после того, как я побывал на многих конференциях и форумах, «Сноб» оказался некой отдушиной.

Степан Пачиков: Очень точное определение: форум клуба — это отдушина для людей, которые устали от агрессивности и злобы блогосферы.

Сергей Иванов: Не только блогосферы, наверное, но и обычной жизни.

Степан Пачиков: Некоторые люди, например, даже если они мало пишут или не пишут совсем, для меня являются чрезвычайно важными компонентами клуба. Например, уже то, что я был в одном клубе со Стругацким целый год, делает мою жизнь не то что привлекательной, а более осмысленной.

Сергей Иванов: Степан, мы обсуждаем достаточно важные аспекты жизни, обсуждаем отношение общества, людей к каким-то вопросам. Высказываются точки зрения, с которыми я согласен, не согласен, но, тем не менее, это яркие и понятные точки зрения. Как правило, они у многих членов клуба совпадают. Даже если мнения расходятся, я часто готов принять и одну точку зрения, и другую, и третью. Но вот мы обсудили, написали, мы стараемся, говорим, как надо сделать, а что дальше? Не кажется ли вам, что, собрав такое количество людей в одном месте, этот клуб имеет огромный общественный потенциал?

У меня есть ощущение, что мы, как некая тайная ячейка, собираемся, говорим о важных вещах — и никуда дальше это не выносится. Понятно, что тут есть определенное политическое ограничение. Сейчас не всякий рискнет делать бизнес, основываясь вот на этом. Но нет ли у вас ощущения недореализованности, недоделанности? Потому что мы все умные люди, образованные, с высоким уровнем достатка, казалось бы: ну что ты просто обсуждаешь? Ведь все в твоих руках. Ты создал бизнес, ты знаешь, как это сделать. Ну, возьмись и сделай! И вот здесь у меня, например, всегда очень нехороший осадочек, когда я вижу, что появилась важная тема, она была обсуждена, были высказаны очень правильные, хорошие точки зрения, но дальше — ничего. Это просто литературный проект?

Степан Пачиков: Ну вот, думаю, мы наконец, помучившись, нащупали тему, в которой у нас есть разногласия и в которой мы можем выразить разные точки зрения. Клуб — это сообщество своих, клуб делит на «своих» и «чужих». Здесь меня знают и принимают таким, какой я есть. Клубов много. Семья — в какой-то мере форма клуба. Сообщество друзей — это форма клуба. «Сноб» — еще один клуб, и в этом смысле это просто клуб, так сказать, club. Другое дело, что собравшимся здесь интересно не только обсуждать те или иные вопросы, им интересно смотреть, что можно было бы полезное сделать. Я думаю, что до такого состояния клуб дойдет, когда он, например, из себя, из своих членов выделит некоторую группу людей, которая возьмет на себя рассмотрение, анализ той или иной проблемы. Я не думаю, что задача Яковлева — сделать из клуба общественную силу, партию, организацию, движение. Задача Яковлева есть и должна быть только одна: увеличить возврат денег инвесторов.

Сергей Иванов: Вам не кажется, что то, что клуб «Сноб» закрывают, делают какой-то пароль на вход туда — это некая сделка с совестью для членов клуба?

Степан Пачиков: Закрытие имеет простое объяснение. Это попытка нащупать бизнес-модель — модель, удобную для всех. Это раз. Конечно, наверное, можно рассуждать о том, что цена на журнал, цена на подписку — еще некоторый порог, грубо говоря, финансовой состоятельности. Ну, сколько стоит подписка?

Сергей Иванов: Уже не помню.

Степан Пачиков: Ну вы, как подписчик, должны знать.

Сергей Иванов: 5 тысяч рублей, это 200 долларов — на год.

Степан Пачиков: Ну, 200 долларов — это все-таки деньги. Это везде достаточно большие деньги. Уже этой ценой устанавливается некоторый барьер. То есть вполне возможно, что есть интересные люди, которых хорошо было бы видеть среди подписчиков, но они не могут себе позволить тратить из семейного бюджета 200 долларов в год. Поэтому это еще и барьер, такой имущественный ценз. Это, скорее всего, чистый бизнес.

Сергей Иванов: Но вы же не зарабатываете на этом, вы член клуба. Я соглашусь с вашими словами, если бы вы были топ-менеджером или владельцем — да. Но как член клуба помогать зарабатывать акционерам — наверное, это не совсем правильная мысль. Все-таки вы в клуб пришли не для того, чтобы EBITDA увеличивать у этого проекта, правильно?

Степан Пачиков: Конечно, я пришел в клуб не для этого. Но мне это совершенно не мешает. Google на мне тоже зарабатывает. Каждый раз, когда я прихожу в Google и начинаю что-нибудь искать, Google на мне зарабатывает. Есть огромное количество сайтов, куда я прихожу и получаю свою порцию удовольствий, информации, общения. Я прихожу в «ЕЖ», я читаю статьи, и «ЕЖ» на мне зарабатывает, потому что я создаю ему трафик. Так что, слава богу, что клуб на мне зарабатывает. Мне было бы обидно, если бы клуб ничего не зарабатывал: тогда он быстро прогорит и исчезнет. И я не зарабатываю на этом клубе, но, по крайней мере, буду рад, если выясню, что наше с вами пребывание на сайте помогает клубу зарабатывать. Это мне не мешает жить, это меня, скорее, вдохновляет.

Комментировать Всего 14 комментариев

Еще год назад в разговоре с Адреем Шмаровым и Юрой Кацманом я предложил подумать над возможностью для членов клуба приобрести акции/паи(?) Сноба. Почему бы какой-то процент (20% допустим) не распространить среди снобовцев. Стоимость акции будет доп. имущественным цензом вступления в клуб, зато отношение к клубу измениться - от ленивого любопытства к хозяйской заинтересованности. 

Самвел, представляете сколько новых тем для скандалов появится? :)))

Самвел, это мудро.  В Англии клубами сообща владеют их члены, и в случае ликвидации актив делится поровну между ними.  Жалко, например, что я вышел из Брукса (то есть жалко, что они до этого не ликвидировались!), потому что членов 800, а здание клуба на Сент-Джеймс оценено в 80 млн. фунтов...  Нет, серьезно, на месте владельцев Сноба я бы бесплатно разделил, скажем, 5 процентов акций поровну между членами, сделав их реально миниатюрными пайщиками, но увеличив таким образом их интерес к успеху предприятия в целом.   

Акции! Какие акции! Когда мы будем делить Наши акции! Знаю, знаю - звучу как Паниковский...

Дорогой Клуб! Возьмите меня в миниатюрные пайщики! Только бесплатно, пожалуйста!

Да, где этот вздорный старик?

На мой взгляд, рано или поздно такие проекты становятся политическими движениями. Посмотрим, что будет дальше

Если этот проект станет общественной силой - я только "за"!

Политическим движением становиться бы не хотелось, а вот влиятельным общественным – почему бы нет?

У меня часто возникает желание вынести какие-то обсуждаемые темы за рамки Сноба, показать коллегам и друзьям какие еще существуют точки зрения, но это не правильно, не клубно

Вы думаете? А мне кажется, что члены клуба и подписчики безусловно должны иметь привилегии, но уж точно – не в плане обладания информацией. Если хочется поделиться – то, наверное, надо.

Мне кажется, что клуб еще и хороший инструмент для редакции для собирания материалов в номер и привлечения внимания к журналу. Просто и красиво. Заметьте, что господину наврозову за его замечательные статьи и платить не надо.

А еще красив ход на создание новой блоговой системы, которая благодаря редколлегии гораздо более избирательна чем ЖЖ. Вот у Наврозова и Свибловой вроде блога раньше и не было, а теперь он есть - на снобе, и его будут читать, привлекая таким образом внимание к журналу. 

Просто и красиво

Но платить надо, а то Наврозов умрет с голоду.

Степан, я бы очень хотел продолжить наш разговор

Елена Казьмина Комментарий удален