Время Березовского. Проект Петра Авена

23 января исполняется 70 лет со дня рождения Бориса Березовского — человека, сыгравшего заметную роль в истории нашей страны 1990-х гг. Петр Авен на портале «Сноб» анонсирует свой мультимедийный проект «Время Березовского», в котором делает попытку понять, почему этот человек стал символом ушедшей эпохи

+T -
Поделиться:
Фото из личного архива
Фото из личного архива

В начало:

Петр Авен: «Борис залуживает воспоминаний» >>

 

Леонид Богуславский: «Он так много ездил, потому что бомбил» (конец 1970-х гг.)

ЛЕОНИД БОГУСЛАВСКИЙ (род. 1951) — один из крупнейших в России инвесторов в интернет и информационные технологии, основатель международной инвестиционной компании ru-Net. Сын литератора Зои Богуславской и инженера Бориса Кагана, пасынок поэта Андрея Вознесенского. В 1973–1990 гг. занимался научной работой в Институте проблем управления АН СССР, где также работал Борис Березовский.

Богуславский: (...) Боре в его динамизме, в его суете широким фронтом, не хватало мобильности. Он всегда мечтал, чтобы у него был автомобиль. Но купить автомобиль он себе позволить не мог. Да, собственно, и я тоже не мог себе позволить машину. У моей мамы был автомобиль, которому было много-много лет. Он был ржавый, в дырках.

Авен: Красный, по-моему?

Богуславский: Не помню, какого он был цвета, но он стал красным после операции, о которой я рассказываю. Я случайно Боре сказал, что мама мне предлагает взять машину, но непонятно, что с ней делать: на ней практически нельзя ездить. И он говорит: «Давай ее возьмем на двоих, 50 на 50. Мой вклад будет в том, что я по своим связям на “АвтоВАЗе” его отремонтирую, он будет как новый». Надо сказать, что он буквально недавно перед этим разговором получил права и очень неуверенно ездил по Москве. Когда он с Ленинского проспекта подъезжал к Октябрьской площади, и, допустим, ему нужно было на Парк Горького, который находится в 100 метрах слева, он ехал направо и проезжал все Садовое кольцо, потому что не понимал, как развернуться или как перестроиться.

И вот он говорит: «Я возьму машину, сам погоню ее в Тольятти и там ее отремонтирую». Я ему говорю: «Слушай, ты же только недавно научился кататься, опасно тебе ехать в Тольятти». Очень характерно для Бори: он включил все средства, чтобы давить на меня, потому что ему было важно самому за рулем поехать в Тольятти. Он давил на меня, и я придумал водительский тест. Загнал машину на крутую горку — это улица Володарского около кинотеатра «Иллюзион» на Котельнической набережной. Там крутой подъем. Поставил на ручник. Говорю: «Вот, Боря, тронешься на горке с ручника — поедешь в Тольятти. Не тронешься — я тебе не дам машину». Он не тронулся: машина каждый раз скатывалась вниз к кинотеатру «Иллюзион». «Ну, все, Боря, не судьба», — сказал я.

И испытал на себе совершенно фантастическую силу убеждения — как Боря умеет убеждать, чередуя теплоту, обаяние, уговоры, аргументы, мы с тобой хорошо знаем. Он меня додавил и поехал в Тольятти. Позже я узнал, что по дороге он улетел в кювет, перевернулся на машине. Кузов все равно надо было менять. Машину отремонтировали.

Когда мы начали ее эксплуатировать вдвоем, то действительно неделю ездил я, неделю ездил Боря. Но тут возникла проблема, потому что я заметил, что когда Боря мне отдает машину, то он за неделю проезжает в пять раз больше километров, чем я. А мы ее эксплуатируем пополам и платим 50 на 50 — какая-то несправедливость. Я говорю: «Борь, слушай, давай отношения пересматривать». И через какое-то время Боря где-то занял деньги и выкупил машину у меня.

Авен: А почему он так много ездил?

Богуславский: Я долго этого не знал. Много-много лет спустя мне один наш общий знакомый сказал, что он так много ездил, потому что бомбил.

Авен: Я слышал про это.

Богуславский: Каждый вечер. Ничего в этом особенного не было. Я тоже подрабатывал извозом иногда — раз в неделю пару часов, потому что денег действительно не хватало. Но ему нужно было больше денег, поэтому он делал это чуть ли не каждый день.

Авен: Он пытался еще как-то зарабатывать? Известна история, как он сидел в КПЗ в Махачкале — об этом много говорили и писали. Что там происходило?

Богуславский: Надо сказать, что я никогда эту историю не рассказывал — о ней знали только очень близкие люди. В публичном сегменте я ее впервые увидел в книге одного известного журналиста, который стал политиком. В этой книге было написано, что он выкарабкался благодаря тому, что уже был агентом КГБ. Но на самом деле история развивалась по-другому.

Боря однажды прилетел в Махачкалу к каким-то знакомым (это было связано с диссертацией). Я не понимал, зачем он прихватил с собой некоторое количество наборов постельного белья. И вдруг получаю звонок: Боря говорит, что его в аэропорту арестовал ОБХСС. Если помнишь, это была такая служба, которая следила за всякими спекуляциями. Он сидит в камере предварительного заключения в Махачкале, и ему шьют дело, будто он вез комплекты постельного белья для того, чтобы спекулировать. Первый вопрос, который я ему, естественно, задал: «Боря, ну ты скажи откровенно, ты зачем потащил такое количество этих наборов в Махачкалу?» Я был ботаником и реально не понимал. Он меня стал убеждать, что его близкие дагестанские друзья просили для своих родственников — многочисленных родственников. Он решил сделать им одолжение.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Авен: Он звонил из КПЗ?

Богуславский: Да, ему дали возможность позвонить. Я начал думать, как ему можно помочь. Первое, что сообразил: моя мама, Зоя Борисовна Богуславская, хорошо знает Расула Гамзатова. Встретился с мамой, говорю, что с Борисом произошла такая история, что это какое-то недоразумение. Надо позвонить Расулу Гамзатову и сказать ему, что Боря — председатель Совета молодых ученых, член партии, доктор наук и так далее. И мама это сделала — попросила Гамзатова, и Расул Гамзатов вытащил Бориса из КПЗ.

Авен: То есть версия о том, что это все была агентура КГБ, ни на чем не основана?

Богуславский: Она ни на чем не основана, я считаю. Ты мне задавал вопрос: работал ли он с «конторой». Я ответил, что не знаю.

Авен: А про Гамзатова ты знаешь точно?

Богуславский: Про Гамзатова я знаю точно.

Авен: Мне симпатичны люди, которые ставят себе большие цели. И Березовский, безусловно, не единственный. Это качество меня увлекало — умение ставить огромные цели. Но мне кажется, с этим связано другое качество, которое у него было, — неумение слышать слово «нет». Все возможно, нет ничего невозможного.

Богуславский: Приведу житейский пример — известную историю с моторной лодкой. Она описана в книжке Хоффмана «Олигархи».

Авен: Хоффмана почти никто не читал.

Богуславский: Расскажу эту историю. Это было в конце 70-х годов. У меня была моторная лодка на даче, на Клязьминском водохранилище, и я катался на водных лыжах. Боря об этом знал и тоже хотел научиться кататься. Мы собрали компанию, в основном это были наши приятели и члены Совета молодых ученых Института проблем управления.

К сожалению, накануне у лодки забарахлил мотор: у меня был очень ненадежный мотор «Москва», который я уже много раз разбирал-перебирал. Я понимал, что его надо везти в мастерскую: починить самому невозможно. Когда на следующий день приехали ребята вместе с Борей, я им говорю: «Ребят, у нас сейчас шашлыки, будем купаться, в футбол поиграем. Но на водных лыжах покататься не удастся, потому что, к сожалению, сломался мотор». Боря мне говорит: «Ну, пойдем починим». — «Боря, я этот мотор хорошо знаю, сами мы не починим. В понедельник повезу в мастерскую, там отремонтируют. На следующий уик-энд покатаемся». Он говорит: «Нет-нет-нет. Мы все настроились, пойдем чинить мотор». В результате все пошли купаться, загорать, а мы вдвоем пошли чинить мотор. Я понимал, что его нельзя починить, но Боря оказывал такое давление — вот это отсутствие слова «нет», — что я поддался, вместе с ним потерял три-четыре часа. Полностью разобрали мотор. Собрали. Попробовали завести. Ничего не получилось. При этом Боря еще не очень ловко умел крутить гайки и болты. Но он был готов потратить весь день, только бы починить этот чертов мотор.

Читать дальше:

Галина Бешарова: «Он был вообще не жадный» (1980–1990 гг.)

Михаил Фридман: «Одинокий и брошенный» (cередина 1990-х)

Юрий Шефлер: «Убить Голембиовского» (1995 год)

 

Назад Читать дальше

Перейти к третьей странице