/ Нью-Йорк

Михаил Идов: Умелые руки

Действие, которое остро нуждается в наименовании

Иллюстрация: Alamy/Photas
Иллюстрация: Alamy/Photas
+T -
Поделиться:

Кажется, публикация моего романа «Кофемолка» на русском языке принесла как минимум один ощутимый результат. Как пел Борис Гребенщиков, «я сделал свой шаг, я оставил свой след»: в самых искушенных кругах российской блогосферы завязалась нешуточная дискуссия о правильном переводе слова handjob. И продолжается до сих пор.

Handjob (термин, возникший по аналогии с blowjob, минет, так же как lowbrow произошло от уже устаканившегося highbrow) есть мануальное удовлетворение партнера. А не себя, что немаловажно. Перевести его действительно нелегко, проблема не в смысле, а в тоне. Как водится, в русском языке выбор стоит между подворотней и поликлиникой — среднего, нейтрального реестра, к которому относится оригинал, в нашем распоряжении почему-то нет. «Дрочка» слишком груба и к тому же описывает, по-моему, не единичное действие, а нечто регулярное. Вышеупомянутое «мануальное удовлетворение» еще хуже. Поэтому, набредя в автопереводе с английского на сакраментальную фразу proceeded to unzip me and administer an unceremonious, flippant handjob, я слегка смухлевал и перевел ее как «расстегнула ширинку на моих джинсах и оказала мне бесцеремонную, механическую услугу». Это был не лучший перевод. Помимо ключевого слова потерялся фонетический каламбур (в слове flippant есть элемент звукоподражания. Недаром в американских интернет-форумах мастурбацию обозначают ономатопеей fap fap fap). Но — перевел и забыл. Потом меня, правда, дернул черт пожаловаться на эту тему в предисловии к книжке. «В существующем амурном словаре, — написал я, — напрочь отсутствует незаменимый и немаловажный для сюжета термин handjob». И началось.

Первым тему поднял Роман Волобуев в журнале «Афиша». Комментаторы предложили «вздрочнула» и «поработала ручками», забыв, что сетовал я на отсутствие существительного, а не глагола. То, что затронутый (пардон) предмет отбивается (пардон) от рук (пардон), я понял, когда мое следующее интервью — в «Частном корреспонденте» — вышло с подзаголовком «Автор романа "Кофемолка" переводит на русский язык эротический глагол, которого у нас раньше не было». Заключительный вопрос гласил: «Как же все-таки перевести на русский слово handjob?» Я в шутку предложил «ручной минет, сокращенно рунет».

Тут встрепенулся и подключился собственно Рунет. У юзера Agavr предложили все — от «рукоблудия» до «петтинга»; тон царил вдумчивый («Про узус "помочь рукой" соглашусь, но, право же, такой вариант полностью отнимает у хэнд-джоба гордую самодостаточность»). У Euphrat возмутились эксплуатационной сущностью термина job («оскал капитализма, четкое разграничение между работой и удовольствием»). Засим тему подобрал один из моих любимых персонажей в ЖЖ, тысячник-энциклопедист Avva, предложивший со свойственной ему элегантностью «ручную работу». Как заметил один читатель, во всех случаях в комментариях разыгрывается одна и та же партитура: сперва меня хором корят за незнание русского языка, потом предлагают свои варианты и постепенно приходят к убеждению, что слова действительно нет.

Вывод, по-моему, ясен. Осталось только одно: этот термин придумать. И кому это под силу, как не «снобам»? Поскольку вот-вот выйдет второй тираж «Кофемолки», я обещаю, если вы придумаете что-нибудь замечательное, вставить наш неологизм непосредственно в текст. Обогатим, черт возьми, русский язык! Кто со мной? За (пардон) работу.

Комментировать Всего 11 комментариев

ЖЖ тем временем продолжает приносить гениальное: "В прейскуранте львовских проституток handjob в общественных местах называется, ты не поверишь, - "каппучино", "каппучинка"."

Вот только как теперь разобраться, если, скажем, молодой человек приглашает тебя на каппучино? Двусмысленных ситуаций не избежать.

«Каппучино» по моему отлично подходит, особенно пародоксально в контексте сюжета и названия книги.

Как бывшей Львовянке, я не уверена гордится мне тем что львовские проститутки вносят вклад в развитие русской лексики, или плакать...

Давайте я еще подкину freudian slips из львовского кофейного лексикона. Известно ли вам, что чашечка во львовских кафешках называется фiлiжанка?

Это просто чудесно! Я теперь только так буду называть кофейные чашечки. А откуда пришло это слово, из украинского или польского?

Слово это безусловно польское, по украински вернее сказать горнятко. Но в начале 70х, по рассказам моей мамы, слово фiлiжанка еще можно было часто услышать в кафе.

Небольшое отступление на тему кофе. Во львове культура австрийских кавьярнь сохранилась в большей степени чем в Вене. Они совсем не туристические и весь город весь день встречается друг с другом 'на кавi.'  Так что совсем не удивительно что кофейная терминология внедрилась во все сферы жизни. То, что эти общественные места в которых handjob называется 'капучинка', кофейни у меня нет никакого сомнения, так как большинство львовских общественных мест это кафешки где в былые времена ничего кроме кофе и handjob (как это я только сейчас понимаю) не подавли.

мне нравится!

Каппучино мне нравится. Образно! слово–то больше никак не используется. Я лично НЕНАВИЖУ, когда пишут по–русски "я выпил чашку каппучино" или что–то в этом роде – кому интересно, КАКОЙ (или КАКОЕ) именно кофе ты выпил? наверное, ничего более интересного с тобой не произошло. Кстати, рассказы в жунале СНОБ полны tакого рода вниманием к деталям...

Три дня и столько же походов в кафе спустя я могу ответственно заявить, что слово "каппучино" для меня теперь безнадежно испорчено.

Вот и славно! теперь слову возвращена свежесть и наполненность... а это применительно к мужской handjob тоже?