Кино на «Снобе»: эротика и поэзия в романтическом видеописьме «Мы — бензоколонки»

Специальный проект, посвященный лучшим молодым фильмам, представляет особого гостя — Павла Руминова. Один из ведущих российских режиссеров (сейчас в прокате его искрометный ромком «Статус: свободен») хранит верность и малой форме. Личный интимный дневник «Мы — бензоколонки» посвящен актрисе Наталье Анисимовой и нашим отношениям с противоположным полом, таким реальным и таким фантастическим

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
+T -
Поделиться:

Павлу Руминову 41 год. В январе мы публиковали интервью с ним, сделанное к кинопремьере большой комедии «Статус: свободен». А теперь с гордостью устраиваем онлайн-премьеру его миниатюрной, безбюджетной картины — тоже про любовь.

Об образовании. Я все еще очень любопытный. Это заменило мне школу и университет. Я ничего не закончил, у меня нет никакого образования. Еле из школы выпустили, хотели в одиннадцатом классе оставить на второй год. Но я не зря боялся всей этой системы образования. Чувствовал, что там все выстроено, чтобы лишить тебя любопытства. Пристрелить тебя информацией, задачами, дедлайнами и прочей суматохой. А так я до сих не понимаю, что такое кино. Все фильмы разные получаются. 

Об игре. Как пришел в кино, я уже не совсем помню. Мне кажется, никто ничего не предпринимает. Мы все персонажи какого-то сериала. И у меня была такая роль. У меня именно такое ощущение: что я в каком-то проекте и играю много сезонов эту роль — такого чувака-идеалиста, который постепенно забывает, зачем он хотел делать фильмы. Он такой полулузер, мало кто его понимает, а в конце его настигнет некий успех, но только ему уже будет до балды. Интересная, кстати, роль. 

Об океане. Я расстался с девушкой. Но это была не трагедия. Скорее ощущение, что это была удача — встретиться и узнать друг друга. Внутри, как обычно, звучали какие-то слова. Я взял диктофон и попытался их ухватить. Получилось что-то вроде неотправленного письма. Слова, которые мы хотим сказать кому-то, а потом забываем или не решаемся, так как, как правило, эти слова очень наивные и хрупкие. Мне кажется, мозг каждого человека пишет такие письма, закупоривает в бутылки и бросает в океан памяти. Там они плавают, и никто их не находит. А мне захотелось, чтобы в этот раз это послание кто-то прочитал.

Видеоряд же возник сам. Мы с моей нынешней девушкой Наташей Анисимовой снимали все подряд в первые месяцы знакомства. И она стала той девушкой, к которой обращен этот монолог. Можно сказать, она играет в фильме Вечную Женщину. В итоге года три этот крохотный фильм рождался. И без упорства Антона Сазонова, который предложил показать его на фестивале «Движение», мог все еще лежать в компьютере. Послание в бутылке так и плавало бы в море, пока его не проглотил какой-нибудь кит.

О пит-стопах. Название пришло, и было ощущение, что оно правильное. Любовь — это физическое явление, а не сфера политики и экономики. Любовь не нужно искать, ее нельзя присвоить. Ею можно заряжать или заряжаться в любую секунду. Говоря на языке «Формулы-1» — это такой пит-стоп, где чинят твой дух и твое тело. И эти пит-стопы повсюду. И речь идет, конечно, не только о сексе. 

Об источниках вдохновения. Наверное, Ален Рене. Меня как-то в юности потрясли его фильмы. Я их с тех пор не смотрел, но удивление все еще не иссякло. Ну и... Малик, видимо. Но это я сейчас придумал. У него же тоже атмосферные кадры, музыка, поток сознания. Это прекрасная форма. Такой заповедник, где можно отдохнуть от сюжетного кино. Его слишком много. Оно захватывает умы, как спецназ. Полезно посмотреть или сделать что-то, где история не движется из точки А в точку Б со всеми мелодраматическими остановками. 

О спарринг-партнере. Лень — этот вечный спарринг-партнер. Она всегда выигрывает. Но, если расслабится, может пропустить удар, и что-то удается сделать и даже выложить в сеть. Но, конечно, в лени нет ничего демонического. Она мудра. Возможно, ленивые люди ближе к истине, чем активные. Они хотя бы сомневаются в том, что наши поделки интереснее, чем пейзаж за окном. 

О совершенстве. Я просто снимал Наташу, а сквозь камеру же реальность яснее и объемней. Я видел, что она живет миллион лет. Что она совершенна. Что она — сама жизнь. Что все хорошо. Что в смерти нет ничего страшного. Что любовь — это самый главный фильм и самое удивительное приключение. Что не нужно ехать в Диснейленд. Он выстроен вокруг каждого из нас, и у всех карманы набиты бесплатными билетами на все аттракционы жизни. Это я запомнил. Это трудно забыть. И это ошеломляющая новость, хотя на «Яндексе» вы ее и не найдете. 

О порно. Сейчас я заканчиваю новый, абсолютно экспериментальный фильм. Называется Love Machine. Вот его тизер. Это абсолютный ло-фай. Я сам его финансирую, а невольным вдохновителем выступила Аня Меликян, которая сняла нас с Наташей в откровенной короткометражке «Про любовь — 2». С годами интересно браться только за сумасшедшие задачи. В данном случае речь идет о трогательном и человечном порнофильме. То, что на Западе называют «новое порно». Я вообще думаю, что через лет сорок все это не будет казаться чем-то радикальным. Логично, что в фильме о любви есть член. В «Форсаже» же показывают машины. И никто не считает это скандальным.

 

ДРУГИЕ ФИЛЬМЫ ПРОЕКТА

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru.