Порнобизнес. Эпизод №4 (финал). И оскар достается…

Редакционный материал

«Сноб» публикует финальный, четвертый эпизод своего сериала-исследования про устройство международной порноиндустрии. В этом выпуске — кто живет в доме на горе, как управлять порноагентством, за что дают порнонаграды и зачем все это нужно

16 мая 2016 6:11

Забрать себе

Первый эпизод «Самоубийство папы римского» читайте здесь.

Второй эпизод «И тогда пришел сантехник» читайте здесь.

Третий эпизод «Лидокаиновый спрей» читайте здесь.

Несмотря на свои скромные габариты, статуэтка «Порно-Оскара», словно черная дыра, поглощает все пространство вокруг себя — и мраморную полку камина, и пустоту гостиной, и весь этаж гулкого дома на горе в отдаленном районе Будапешта. Может показаться, что холодный интерьер специально так подобран, чтобы не отвлекать внимание от главного сокровища здания. Фигура мужчины и женщины, слившихся воедино в поцелуе, блестит золотом; у ног любовников выгравирована надпись: 2015 AVN Awards, Best Sex Scene in A Foreign Shot Production, еще ниже имена актеров — Саманта Бентли, Алина Хеннесси и Рокко Сиффреди. Престижная награда, отметка, что ты смог взобраться на верхушку порнозиккурата, влез в самое святилище и выделился на фоне безумного водоворота в 4 392 486 580 часов порнографии, даже если это картина «Идеальные рабыни Рокко Сиффреди — 2». Алина Хеннесси всегда хотела заполучить такую статуэтку, правда, как лучшая актриса, но и награды за лучшую сцену хватило, чтобы она прославилась как первая россиянка, удостоенная того самого «Порно-Оскара».

Много лет назад, когда Алина Еременко только начала сниматься, еще не взяла псевдоним Hennessy и до награды оставалось семь долгих лет трудов, ей пообещали, что никто и никогда об этом не узнает. Уроженка Комсомольска-на-Амуре поверила в эту вечную, как сама порнография, сказку: все снимается на иностранную аудиторию, не будет опубликовано в открытом доступе, интернет большой, концов не сыщешь. Сейчас Алина смеется над тем, какой была маленькой. Она училась в Санкт-Петербургском политехническом университете на рекламщика, ей только-только исполнилось 18 лет, и она подрабатывала моделью, выступающей на веб-камеру. «На вебке», как она это до сих пор называет. Снялась в порно и бросила через пару роликов. А через год, конечно же, все узнали. Шокированная девушка провела с собой беседу, послушала подругу, которая защищала ее от осуждения однокурсников, и решила, что раз уж секретов больше нет, почему бы не пойти дальше и не сделать из этого нечто стоящее. 

Ей всегда нравилось показывать свое тело, работать на камеру. Теперь она понимает, что жизнь изменилась, как только она стала относиться к порнографии как к профессии. В ноябре 2009 года Алина попала на кастинг Пьера Вудмана. Он тогда еще не подвергся преследованиям анонимного имиджборда Двач и приезжал проводить кастинги в Санкт-Петербург, а она понятия не имела, кто он такой. Она не помнит название гостиницы и ее местоположение, но помнит холл, в котором она сидела в очереди с другими девушками и гадала, что происходит за дверью в номере. Помнит, что была одета в странную рубашку-корсет и джинсы, помнит, что расстроилась, когда не прошла кастинг. За семь лет ритуал ничуть не изменился: Пьер задавал юной Алине точно такие же вопросы, какие она семь лет спустя переводила такой же юной Сильвии Бертон. Алине переводила Юлиана Гранди, тогда еще верстальщик газеты «Спорт день за днем» и порноактриса в прошлом. Так буднично они и познакомились и не догадывались, что станут близкими друзьями, бизнес-партнерами, вместе уедут в Будапешт и будут руководить Julmodels, крупнейшим в Европе порноагентством. Алина разделась, сняла трусы и встала на колени на кровати.

— О чем ты думаешь?

— О том, как я сейчас выгляжу.

— Это все? Только о себе думаешь?

Алина посмеялась и добавила: еще ей интересно, что думает Вудман о том, как она выглядит. Неизвестно, что подумал Вудман, но кастинг Алина не прошла. Ей заплатили за разговор и отправили домой: в те времена отбоя от желающих у режиссера не было и можно было выбирать. Девушка расстроилась и встретилась с Вудманом через два с половиной года, для нового кастинга, во время которого он удивленно спросил: почему я, собственно, тогда тебя не выбрал?

За это время жизнь у Алины Еременко сильно изменилась: она бросила учебу, перебралась в Будапешт, стала говорить по-английски, перестала стесняться и научилась рассказывать о своих фантазиях и желаниях. Например, она очень хотела бы заняться сексом в кабине пилота. Какие наивные годы! Вудман ей с печалью ответил: нет, в кабине никак не получится, сама понимаешь, «Аль-Каида» не дремлет. Еще она рассказала Вудману, что планирует недолго поработать, уйти, завести семью и пойти учиться в медицинский. Ничего этого Алина так и не сделала.

С каминной полки «Оскару» открывается отличный вид на всю гостиную с массивным стеклянным столом посередине. У одной из стен за столом монитор к монитору работают Юлия Гранди и Алина. Находят и договариваются с новыми актрисами, бронируют билеты, помогают с документами, общаются с продакшн-компаниями, крупными порноагентствами, звонят водителю Иштвану, ведут документацию и бухгалтерию. Обычная, типичная офисная работа, как любят повторять девушки. Вечерами выбираются в город на ужин и несутся на черном спортивном BMW Юли вниз по склонам. Раньше они жили в центре, ближе к ModelHouse, но потом город надоел и они перебрались сюда, в тихий отдаленный район. По местным меркам, 15 минут езды до центра — целая вечность, и их друзья, когда приезжают в гости, спрашивают, не захватить ли им загранпаспорта. Но для девушек в самый раз. Когда в городе идет мартовский противный дождь, у них на лужайке лежит снег, дорог не видно из-за туманов и очень тихо. Сидя в этом особняке, под взором статуэтки, девушки встречают вызовы нового времени, и эти вызовы не отличаются от задач, которые новые медиа ставят перед мастодонтами вроде The New York Times. Как поспеть за развитием соцсетей и приложений? Как не потерять зрительский охват? Как привлечь новых людей? Как побороться за внимание? Julmodels перезапустили свой невзрачный сайт-визитку и сделали из него полноценную платформу для подбора актрис, завели аккаунты в Twitter, Facebook и Instagram, просят своих моделей постоянно делать селфи и давать юзерам то, чего они больше всего хотят — видимость, будто и в реальной жизни их любимые актрисы ведут себя как развратные самки.

Фото: Наталья Павловская

У Юлии Гранди обманчивая внешность. Воспитанная, вежливая, с поставленной речью, неправдоподобно белой улыбкой и неизменным подчеркнуто-глубоким декольте. В ней не сразу опознаешь сурового руководителя. Про себя она говорит прямо: если кто зажмет хоть 10 евро, сживет со свету, работы лишит, с документами напакостит и не простит. Такой бизнес, куда деваться.

Гранди на два года старше Алины и попала в порнографию в 19 лет, когда у нее были проблемы с деньгами и ее молодой человек в шутку посоветовал пойти в порнографию. Не получив от родных помощи, она и правда пошла сниматься. В Санкт-Петербурге попала на съемку к Рокко Сиффреди, стала встречаться с итальянским режиссером и продюсером Джорджо Гранди, взяла у него часть псевдонима, перебралась в Италию. Все начиналось как временное решение проблем, но потом, как и Алина, она решила: раз уж так сложилось, так тому и быть. У нее случился гормональный сбой, она набрала вес, оставила актерскую карьеру и постепенно занялась привозом российских актрис, на которых никогда не заканчивается спрос. Это все переросло в агентство, и сегодня уже ни одна девушка из России, которая хочет сниматься и едет в Европу, не минует Юлию.

От барышень она пытается держаться на расстоянии: большая часть кажется ей недалекими. Гранди раздражает, что скромных девушек быстро настигает звездная болезнь: они требуют больше гонораров, меньше работы, отчаянно торгуются за проценты агентской комиссии. Когда у Юлии возникают проблемы, она действует жестко: в прошлом году у нее был конфликт с одной из ее актрис, которая не хотела сбрасывать лишний вес и наговаривала на коллег, Юлия пригрозила, что сломает ей нос, если та не будет следить за языком. Актриса, ища поддержки общественности, выложила скриншот переписки в сеть, Гранди в комментариях охотно подтвердила: нос сломаю и не пожалею. Но если человек толковый и хочет работать, то, как Алина Хеннесси и Елена Nataly Gold, всегда найдет чем заняться в фирме.

Фото: Наталья Павловская

Их агентство находится где-то посреди пищевой цепочки порноиндустрии. Очертания цепочки нельзя даже примерно описать; по разным данным, ежегодный доход всей индустрии превышает суммарную прибыль Amazon, Microsoft, Google, Apple и Yahoo, но никто точно не знает. С одной стороны — неистощимый поток желающих сниматься, с другой — производители, прокатчики, спекулянты, пираты, программисты и короли трафика. Они и сами не всегда до конца понимают, как функционирует эта гидра. Они знают свой фронт работ и делают все сами. Теперь, повинуясь требованиям времени, делают еще и небольшие съемки для сайтов своих актрис — и перед взором «Оскара» все чаще ходят голые женщины, позирующие в разных комнатах пустого дома.

Юлию Гранди пугает происходящее. Когда она знакомится с очередной девушкой, которая приходит в порнографию, оповещает об этом родителей, имеет ясные цели и кумиров в индустрии, ей становится не по себе. Еще больше ее злит, что в России у людей все больше причин идти в порно: денег нет, работы нет, позволить себе достойную жизнь могут единицы. А ведь людям хочется поездить, купить хорошей одежды, питаться не помоями. «Хочу передать пламенные привет нашим политикам, которые пытаются бороться с порнографией и не борются с причинами, почему все сюда идут» — так она обычно говорит.

Вся жизнь Алины и Юлии строится вокруг порнографии. Они мечтают создать полноценный профсоюз, как в Америке, повышать цеховые стандарты, запустить программу рабочих поездок в США наподобие Work&Travel, хотят сделать реалити-шоу о жизни в ModelHouse, организовать лагерь подготовки порнопроизводителей и выйти на американский, самый крупный, рынок. И получить еще больше наград.

Фото: Наталья Павловская

«Порно-Оскар» старше Алины на пять лет — отраслевой журнал Adult Video News (AVN) учредил премию в 1984 году. Награждение проходит в рамках крупной ежегодной выставки достижений порноиндустрии: тридцать тысяч человек каждый год на несколько дней оккупируют Лас-Вегас и впадают в транс промышленного разврата. Полтысячи нагих актрис, тонны тонального крема и блесток, десятки экспозиций, сотни секс-игрушек, груды резиновых женщин, манга, хентай, выписанные из Японии модели в школьных платьицах. Ярмарка мыла в форме фаллосов, семейные парочки в костюмах собак, в чулках и с торчащими из попы хвостами, на цепях. Силиконовые слепки анусов и вагин ваших любимых актрис (с автографом!), генитальные леденцы, с моделями можно сфотографироваться на память, словно с ростовой куклой Чебурашки на Красной площади на фоне Мавзолея. Залы Hard Rock Hotel & Casino наполняются лоснящимся силиконом грудей, стопками DVD, мужчины в заправленных в штаны рубашках и с глазами навыкате захватывают игровые автоматы. Настоящее пиршество. Награждение отчаянно пародирует Оскаровскую церемонию, но только здесь более ста номинаций, и каждый найдет свою награду: самая эпичная задница, лучшая оральная сцена, лучший производитель чулок и нижнего белья.

«Порно-Оскар» — единственное место, где фильм-пародия «Бэтмен против Супермена» встречает картину «12 дюймов рабства», к ним присоединяются фильмы «Не полнит ли мою попку этот член?», «Сэндвич-минетчик — 12», «Мразь кончает первой — 3», а также «Танцы с порнозвездами», «Кунг-фу медсестры танцуют гоу-гоу» и, конечно же, «Техасская резня вибратором». Свою награду Алина получила заочно и надеется однажды посетить это гнездо похоти. 

Фото: Наталья Павловская

Фильм «Идеальные рабыни Рокко Сиффреди — 2» — это такой наивный капустник: хорошо знакомые люди придуриваются на камеру. Хеннесси в легкомысленном наряде и с наклейками на сосках, Рокко хлопает по груди и говорит ей: «Знаешь, как мы это называем? Танцующие сиськи». Чернокожий актер в белом костюме гоняется за Алиной по дому, они дерутся на дилдо и вагинальных шариках, ее шлепают, потом начинается 61-минутная оргия. Рокко Сиффреди, любящий максимально жестко, получает свое и доказывает, что девушкам такое тоже нравится. Овации. Январь 2015 года, Алина просыпается в четыре часа утра от SMS напарницы Саманты Бентли, она пишет, что они выиграли. Хеннесси не сразу поняла, что случилось, а утром первым делом пошла гуглить. Больше всего ее удивил ажиотаж в российской прессе — об этом написали все. «Неужели это настолько значимо вне нашего бизнеса?» — не поверила она. Статуэтка добиралась до Хеннесси почти год — ее экземпляр прислали на будапештское ранчо Рокко, Алина забрала приз и поставила на заслуженное место, в самый центр гостиной.

Самый частый вопрос, который задают порноактрисам, касается чувств и эмоций. Чувствуешь ли что-нибудь, когда приходишь домой и занимаешься сексом? Получаешь ли удовольствие на работе? Как профессия сказывается на повседневном? Получается ли любить? Как с этим вообще жить? Мир за пределами съемочной площадки актрисы, как правило, называют «реальным миром». Их ответы всегда похожи: ты просто не воспринимаешь это как половой акт, в голове никаких эмоций, только физиология и, бывает, удовольствие. Как пойти в бар и познакомиться с кем-нибудь — наутро будто ничего и не было.

После получения награды Алина оставила съемки: о ее работе узнали родители, у нее появился молодой человек, и она решила заниматься только бизнес-стороной вопроса. Родители свыклись, молодого человека давно уже нет, но сниматься Алина не спешит, а слом между реальным и нереальным миром никуда не делся. У первой российской актрисы, получившей «Порно-Оскар», не было секса уже полгода, потому что не с кем. Личная жизнь у Гранди и Хеннесси превратилась в повод для глухих шуток — вынести их рабочие разговоры и ритм никто не решается. Так и живут и работают вдвоем в пустом особняке на горе. 

Когда Алина Хеннесси фотографируется вместе с гостями и своей статуэткой, она берет ее двумя руками: ноша тяжелая, и приходится обхватывать талии целующихся одной рукой, а другой поддерживать основание награды. Статуэтка неприлично блестит. Юлиана Гранди и Алина Хеннесси убеждены, что в порно не может быть ничего постыдного, потому что порнографию смотрят и любят все, а значит, кто-то должен ее делать и кто-то должен в ней сниматься. Вот они и есть эти кто-то.

К О Н Е Ц

Читайте также

Егор Мостовщиков

Егор Мостовщиков:
Порнобизнес. Эпизод 1. Самоубийство папы римского

Легендарный режиссер Пьер Вудман готовится к пенсии, казнь за съемки и неожиданные следствия из теории Эйнштейна

Читайте также

Егор Мостовщиков

Егор Мостовщиков:
Порнобизнес. Эпизод 2. И тогда пришел сантехник

«Сноб» публикует второй эпизод сериала-исследования о том, как устроен порнобизнес

Читайте также

Егор Мостовщиков

Егор Мостовщиков:
Порнобизнес. Эпизод 3. Лидокаиновый спрей

Как происходят порносъемки, как актрисы коротают время в бесконечных ожиданиях, из чего собраны порнокостюмы и поможет ли флакон лидокаинового спрея от боли — «Сноб» публикует третий, предпоследний эпизод сериала-исследования об устройстве порноиндустрии

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров