Сербия подает заявку на вступление в Евросоюз

Самая большая из республик бывшей Югославии может стать членом ЕС в 2014-2018 годах, если найдет с Евросоюзом компромисс по Косову

+T -
Поделиться:

Официальная заявка на вступление Сербии в Европейский cоюз, как ожидается, будет подана сегодня. Сербский президент Борис Тадич намерен лично вручить ее сегодня премьеру Швеции Фредрику Рейнфельдту (сейчас он председательствует в ЕС).

Подробнее

Как отмечает агентство AFP , вступление в ЕС крупнейшего из государств бывшей Югославии ожидается в 2014-18 годах. Сегодня в Европейский союз входит только Словения, а Хорватия и Македония имеют статус кандидатов на вступление.

Чтобы соответствовать требованиям, предъявляемым ЕС к кандидатам, президенту Тадичу придется серьезно реформировать законодательство Сербии и решить вопросы, доставшиеся ему в наследство от прежних правителей страны. До сих пор остается на свободе обвиняемый в преступлениях во время войны в Боснии Ратко Младич, командовавший тогда армией боснийских сербов. Белград неоднократно заверял своих западных партнеров, что делает все возможное для ареста Младича. В минувшую субботу Борис Тадич снова подтвердил решимость передать генерала в руки Международного трибунала по бывшей Югославии, сообщает Reuters. Бывший политический лидер боснийских сербов Радован Караджич, скрывавшийся от правосудия в течение 13 лет, был арестован в июле прошлого года. Сейчас в Гааге проходит процесс по его делу.

Наибольшую же проблему представляет вопрос о независимости Косова. Белград до сих пор заявляет, что не смирится с потерей края и никогда не признает его независимость. Но на это уже пошли граничащие с Косовым Македония, Черногория и Албания, а также большинство стран ЕС. После вступления в силу Лиссабонского договора у правительств отдельных государств Евросоюза еще больше связаны руки в вопросах внешней политики.

Власти Евросоюза приветствовали намерение Сербии присоединиться к сообществу. Сближение проявляется и на практике: 18 декабря вступило в силу соглашение, дающее право сербам на безвизовый въезд в большинство стран-членов ЕС. А Еврокомиссия недавно разблокировала договор о свободной торговле с Сербией, напоминает Reuters.

Петр Федоров

   Сербия не хочет оставаться на Балканах одиночкой, вне ЕС. Что же касается Косова, нужно иметь в виду два момента. Мы говорим «Сербия подала заявку», как будто это решение сербского народа. Но такое решение принимает руководство страны. Возможно, нынешние власти исходят из того, что Сербия больше никогда не получит Косово и Метохию.

С другой стороны, когда Сербия и Косово будут в Евросоюзе, это будет означать и ликвидацию границ между ними. В конечном счете это позитивно скажется на положении сербов в Косове. Поэтому Евросоюз как примирительно-объединительный фактор может в итоге, в исторической перспективе, послужить на благо и сербам, и косоварам.

Но это, конечно, очень длительный процесс. Один британский политолог сказал мне, что Евросоюз изначально виноват перед Югославией. По его мнению, надо было Югославию не раздирать на куски, а целиком принимать в Евросоюз. Это позволило бы избежать гражданской войны.

У расширения Евросоюза есть мощные преграды. Он все еще движим импульсом отцов-основателей, и расширение было обусловлено как раз им. Первоначальный замысел состоял в том, чтобы избавить Европу от войн. Но многие считают, что расширение произошло слишком быстро. Поговаривают о «Европе двух скоростей». При всем своем уважении к Румынии, например, я не могу поставить ее на одну доску, скажем, с Бельгией — по уровню развития, уровню жизни, по соблюдению гражданских прав. Но когда рушился советский блок, Брюссель исходил из того, что нужно как можно быстрее «заглотнуть» страны бывшего соцблока. Думаю, что процесс переваривания займет достаточно долгое время.

Тем не менее вектор расширения ЕС указан. Как я полагаю, это все-таки Турция, хотя против этого и протестуют старые страны Евросоюза, и страны Магриба, Северной Африки, которые культурно близки Европе как бывшие европейские колонии. Это, возможно, Ливан, хоть он и находится во взрывоопасном Ближневосточном регионе. Берлускони вообще выступал за принятие в Евросоюз Израиля и России.

Но все понимают: Евросоюз с Россией — это уже нечто совсем другое. ЕС от Бреста (французского, не белорусского) до Владивостока — это будет абсолютно другая общность. Я одно время в шутливой форме разрабатывал план вступления России в Евросоюз, который предполагал вступление отдельными регионами. Допустим, сначала вступает Калининградская область, она живет по законам Евросоюза, на ее территорию распространяется Шенгенское соглашение. При этом Москва временно уступает свой суверенитет Брюсселю. Затем то же самое происходит с Санкт-Петербургом, со Смоленской областью, с Московской областью, с Москвой — и вот так все новые и новые области готовят к вступлению в Союз, причем на это время власть в переходных регионах переходит Брюсселю. А когда произойдет вступление уже всей нашей страны, то вновь суверенитет возвращается Москве.

План рискованный и для Москвы, и для Брюсселя. Риск обоюдоострый, потому что, когда Москва делегирует суверенитет Брюсселю, это страшно. А вдруг процесс затормозится, и мы утратим контроль над этими территориями? Но страшно и Брюсселю, ведь когда вся эта территория станет Евросоюзом и суверенитет над огромной территорией Евросоюза вернется Москве, что останется Брюсселю?

Но это политическая фантастика. Ясно, что ни та, ни другая сторона на это не пойдет. Но какие-то формы соединения возможны. При этом надо учитывать и то, что наш великий восточный сосед Китай не менее притягательный партнер. Поэтому я бы на месте будущего российского руководства хорошо подумал, если бы нам предложили начать процедуру вступления в ЕС: а надо ли нам это? Не знаю, пока Россия должна со-, а не рассредотачиваться.   

Комментировать Всего 4 комментария

Сербия не хочет оставаться на Балканах одиночкой, вне ЕС. Что же касается Косова, нужно иметь в виду два момента. Мы говорим «Сербия подала заявку», как будто это решение сербского народа. Но такое решение принимает руководство страны. Возможно, нынешние власти исходят из того, что Сербия больше никогда не получит Косово и Метохию.

С другой стороны, когда Сербия и Косово будут в Евросоюзе, это будет означать и ликвидацию границ между ними. В конечном счете это позитивно скажется на положении сербов в Косове. Поэтому Евросоюз как примирительно-объединительный фактор может в итоге, в исторической перспективе, послужить на благо и сербам, и косоварам.

Но это, конечно, очень длительный процесс. Один британский политолог сказал мне, что Евросоюз изначально виноват перед Югославией. По его мнению, надо было Югославию не раздирать на куски, а целиком принимать в Евросоюз. Это позволило бы избежать гражданской войны.

У расширения Евросоюза есть мощные преграды. Он все еще движим импульсом отцов-основателей, и расширение было обусловлено как раз им. Первоначальный замысел состоял в том, чтобы избавить Европу от войн. Но многие считают, что расширение произошло слишком быстро. Поговаривают о «Европе двух скоростей». При всем своем уважении к Румынии, например, я не могу поставить ее на одну доску, скажем, с Бельгией — по уровню развития, уровню жизни, по соблюдению гражданских прав. Но когда рушился советский блок, Брюссель исходил из того, что нужно как можно быстрее «заглотнуть» страны бывшего соцблока. Думаю, что процесс переваривания займет достаточно долгое время.

Тем не менее вектор расширения ЕС указан. Как я полагаю, это все-таки Турция, хотя против этого и протестуют старые страны Евросоюза, и страны Магриба, Северной Африки, которые культурно близки Европе как бывшие европейские колонии. Это, возможно, Ливан, хоть он и находится во взрывоопасном Ближневосточном регионе. Берлускони вообще выступал за принятие в Евросоюз Израиля и России.

Но все понимают: Евросоюз с Россией — это уже нечто совсем другое. ЕС от Бреста (французского, не белорусского) до Владивостока — это будет абсолютно другая общность. Я одно время в шутливой форме разрабатывал план вступления России в Евросоюз, который предполагал вступление отдельными регионами. Допустим, сначала вступает Калининградская область, она живет по законам Евросоюза, на ее территорию распространяется Шенгенское соглашение. При этом Москва временно уступает свой суверенитет Брюсселю. Затем то же самое происходит с Санкт-Петербургом, со Смоленской областью, с Московской областью, с Москвой — и вот так все новые и новые области готовят к вступлению в Союз, причем на это время власть в переходных регионах переходит Брюсселю. А когда произойдет вступление уже всей нашей страны, то вновь суверенитет возвращается Москве.

План рискованный и для Москвы, и для Брюсселя. Риск обоюдоострый, потому что, когда Москва делегирует суверенитет Брюсселю, это страшно. А вдруг процесс затормозится, и мы утратим контроль над этими территориями? Но страшно и Брюсселю, ведь когда вся эта территория станет Евросоюзом и суверенитет над огромной территорией Евросоюза вернется Москве, что останется Брюсселю?

Но это политическая фантастика. Ясно, что ни та, ни другая сторона на это не пойдет. Но какие-то формы соединения возможны. При этом надо учитывать и то, что наш великий восточный сосед Китай не менее притягательный партнер. Поэтому я бы на месте будущего российского руководства хорошо подумал, если бы нам предложили начать процедуру вступления в ЕС: а надо ли нам это? Не знаю, пока Россия должна со-, а не рассредотачиваться.

... а вот какой План как нам переустроить Россию предложила одна моя подруга:

У меня созрел проект обустройства России (недорого и сердито), путем разделения на трезвые и пьющие регионы, с алкогольным туризмом по выходным. Представляешь, как все начнет развиваться!

Петр, согласна с Вами, что "первоначальный замысел состоял в том, чтобы избавить Европу от войн". Франция, Германия, Италия и страны Бенилюкс всегда рассматривали интеграцию как важнейший элемент послевоенного устройства Европы, как способ поставить под контроль деятельность национальных правительств. Ведь именно отсутствие должных противовесов национальному суверенитету сделало возможным появление фашизма и привело Европу ко Второй мировой войне. Интеграция изначально создавалась как система международных органов власти, что  предполагало частичный отказ от суверенитета и передачу некоторых национальных полномочий наднациональным органам.

Но я хотела бы уточнить, что Сербия не столько не хочет оставаться одиночкой, не вступившей в ЕС, сколько она просто не может не вступить в ЕС, в основном по экономическим причинам.

Вступление Сербии в ЕС не только логичный, но и очень првильный шаг, позволяющий в 21 веке снять этот извечный балканский конфликт и вовлечь Балканы в европейский интеграционный проект