Олимпиада-2016: конец бразильского чуда

Что хотел и что сделал Рио для встречи Олимпийских игр

Фото: REUTERS/Ricardo Moraes
Фото: REUTERS/Ricardo Moraes
+T -
Поделиться:

Уже несколько месяцев подряд не проходит и дня без сенсационных новостей о неготовности Бразилии принять Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Вряд ли какая-то нация умеет наслаждаться массовыми праздниками так, как это могут делать бразильцы, однако нынешние Игры из праздника спорта и уникального шанса поднять международные рейтинги страны превратились в кошмар для жителей, организаторов и для самих спортсменов. Бразильцы не любят заранее планировать, они на редкость спонтанны, славятся талантом решать проблемы по мере их возникновения и мастерски импровизируют в условиях форс-мажора. Организаторы Игр делают ставку на знаменитое гостеприимство и жизнерадостность бразильцев, однако обещанного заразительного веселья сегодня в олимпийском Рио не ощущается.

Согласно опросам, две трети населения страны высказываются против проведения Игр. Даже тот факт, что в этом году Бразилия представит самую большую за всю историю участия страны в Играх сборную — 462 спортсмена-олимпийца, — не способен изменить общий весьма мрачный настрой.

Бразильцев легко понять. Олимпиада-2016 — позор международного масштаба для латиноамериканского гиганта и упущенная возможность привести в порядок очаровательный Рио-де-Жанейро, потрясающей красоты город с прекрасным климатом.

Рио получил право проводить первую в истории Олимпиаду в Южной Америке в 2009 году при правительстве харизматичного Лулы да Сильвы. В 2000-е Бразилия переживала экономический бум благодаря высоким ценам на нефть, сталь и сою. В стране сформировался 30-миллионный средний класс, и это явление окрестили «бразильским чудом».

К сожалению, дуэт сменяющих друг друга президентов «Лула да Сильва — Дилма Русеф», который в местных СМИ часто называют тропическим вариантом дуэта «Путин — Медведев», не смог воспользоваться благоприятными факторами для индустриализации страны и развития инфраструктуры и предпочел продолжать лоббировать собственные интересы, прикрываясь идеями Маркса и популистскими лозунгами о легализации абортов, марихуаны и прочих атрибутов свободы, равенства и братства. У Лулы с Дилмой, в общей сложности находившихся поочередно у власти почти 20 лет, не было плана Б на случай падения цен на ресурсы и последовавшего за ним катастрофического снижения инвестиций, кредитования и уровня потребления.

Дуэт оказался вовлеченным в крупнейший в истории страны коррупционный скандал, связанный с откатами, которые главные бразильские компании платили топ-менеджерам государственного нефтяного гиганта Petrobras, и на время был отстранен от политики.

21 апреля, прямо во время церемонии зажжения олимпийского огня в Афинах, в Рио рухнула в море возведенная к Играм подвесная велосипедная дорожка Тим Майа, проложенная вдоль живописнейшего побережья: участок длиной 50 метров, закрепленный на скалах на высоте 10 метров, не выдержал удара волны. Два человека погибли, 12 получили серьезные ранения. Мэр Рио Эдуарду Паэс срочно вылетел из Греции в Бразилию, пообещав наказать ответственных. Впрочем, общественность это не успокоило. Как могли инженеры не предвидеть элементарных последствий ударов волн?

Причина подобных трагедий кроется в так называемом Режиме дифференцированных контрактов (RDC), введенном в действие в 2011 году под предлогом упрощения бюрократической волокиты в строительстве объектов к чемпионату мира по футболу 2014 и Олимпиаде 2016 года. Этот хитрый механизм дает право строительным компаниям предоставлять инстанциям только самый общий проект объектов без какой-либо конкретной сметы. Вместо того чтобы точно оговорить сроки, материалы, концепты и, самое важное, стоимость строительства объекта, компаниям достаточно иметь сырой предварительный проект. Режим облегчает откаты и перерасходы, дает добро коррупции, растранжириванию государственных средств и откровенной халтуре. Так, изначальный бюджет строительства печально известной велодорожки в июне составлял 35 млн реалов (10 млн долларов). На момент завершения стоимость объекта составила 45 млн реалов, что на 30% превышает первичную смету.

Благодаря Олимпиаде и ЧМ по футболу 2014 года в Бразилии сформировалось целое поколение инженеров, архитекторов и урбанистов, которые в жизни не сделали ни одного полноценного проекта строительства с реальными сроками и сметой, а города латиноамериканского гиганта зияют бессмысленными неработающими объектами.

В Рио всем известно, что строительная компания Concremat, построившая велодорожку, принадлежит родственникам секретаря правительства по туризму Антонио Педро Фигейра де Мелло. Стоимость контрактов компании выросла в 18 раз с тех пор, как Эдуардо Паэс стал мэром Рио. За период с 2000 по 2008 год компания заключила 15 контрактов на общую сумму 24 млн реалов (6,5 млн долларов). После избрания Паэса Concremat в одночасье заключила 54 контракта на строительство абсолютного большинства олимпийских объектов общей стоимостью 451,6 млн реалов.

Правительство Лулы, получив право проводить Олимпиаду, сразу заговорило об амбициозном экологическом проекте — очистке залива Гуанабара в Рио, куда на протяжении многих лет сливают отходы производств и прочие стоки. Там решено было провести Олимпийские состязания в водных видах спорта. Вокруг залива проживают порядка 8,5 млн человек, большинство из них в трущобах без системы канализации. Мегапроект предполагал постройку очистных сооружений и расчистку бухты от тонн мусора, в первую очередь металлолома и пластика. Бюджетные деньги на очистные сооружения испарились в одночасье. Тогда под проект начали выделять средства различные экологические фонды и правительства многих государств, от Канады до Японии. Сейчас никто не может сказать, где осели эти космические суммы. Год назад правительство приобрело несколько судов, которым дали абсурдное название «Эколодки». За раз одно судно способно вывезти не более 300 кг мусора, и, по большому счету, для очистки залива они бесполезны.

За несколько дней до соревнований в зловонных водах Гуанабары мирно покачиваются холодильники, диваны, трупы животных. Ларс Граэл, олимпийский призер Игр в Сеуле и Атланте, в интервью бразильскому телевидению сказал, что это будут «парусные соревнования с препятствиями» и что, скорее всего, в самый разгар регаты весь этот мусор начнет приставать к корпусам судов.

Еще один с треском провалившийся олимпийский мегапроект — так называемая «пасификация» (умиротворение) городских трущоб. Уровень преступности в этом году подскочил на 30% по сравнению с прошлым, сегодня Рио живет в состоянии гражданской войны. На автостраде, соединяющей город с международным аэропортом, нередки перестрелки между группировками наркобаронов, вынуждающие автомобилистов останавливаться и ложиться на асфальт. Хирурги больницы Лоренцо Жоржи, расположенной вблизи Олимпийской деревни, в интервью каналу ВВС рассказали, что, хотя ни у кого из работающих в госпитале врачей нет специального образования военного медика, любой из них имеет достаточно опыта для осуществления операций в боевых условиях. Недавно в больницу приезжали стажироваться врачи из Израиля. Бразильским медикам приходится ежедневно оперировать участников и случайных жертв войн наркобаронов. Нередки случаи угроз со стороны врагов пациентов, в прошлом месяце здание больницы было оцеплено вооруженными до зубов членами преступной группировки, угрожавшими персоналу гранатами с требованием срочной выдачи раненого пациента.

В середине июля в Рио был объявлен режим чрезвычайной экономической ситуации. С начала года задерживают зарплаты государственным служащим, врачам и полицейским. Организаторы Игр возлагали большие надежды на человеческий фактор, рассчитывая, что бразильцы заразят своим жизнелюбием гостей. Однако в аэропорту туристов и спортсменов встречают бастующие отряды полиции и пожарных с транспарантами «Welcome to hell. Нам не платят зарплату, поэтому мы не можем обеспечить вам безопасность на Олимпиаде».

Эксперты считают, что главная проблема Бразилии заключается в настрое населения, которое не только прощает коррумпированных политиков, но и голосует за тех, кто сквозь пальцы смотрит на процветающее взяточничество на более низких уровнях. Бразильцы, как и русские, удивительно легко мирятся с коррупцией. Остается надеяться, что после позора с Олимпиадой-2016 это изменится к лучшему.