Денис Романцов /

Дзюдо как самый важный спорт России

На двух последних Олимпиадах, в Лондоне и Рио, Россия добыла пять золотых медалей в дзюдо — сколько за всю советскую историю. Как так вышло?

Фото: Alexey Druzhinin/AFP/EastNews
Фото: Alexey Druzhinin/AFP/EastNews
+T -
Поделиться:

— Подайте, Борис Николаевич.

— Как же я тебе подам? У меня, понимаешь, ни мяча, ни ракетки.

Этому анекдоту уже лет двадцать, и его ровесникам нужно объяснить: первый президент России так любил теннис, что его личный тренер и спарринг-партнер Шамиль Тарпищев стал в девяностые одним из самых влиятельных людей страны. Основанный им Национальный фонд спорта беспошлинно ввозил в Россию алкоголь и табак, и части прибыли хватило, например, на то, чтобы создать канал НТВ. А главное, теннис в России стал настолько престижным и популярным, что привел к увеличению количества теннисистов и улучшению их качества: во второй половине девяностых Кафельников стал первым нашим теннисистом, выигравшим турнир Большого Шлема (причем дважды), а в 2004 году Мыскина, Шарапова и Кузнецова победили в трех из четырех крупных женских турниров.

— Почему в России трудно победить коррупцию?

— Потому что она владеет навыками дзюдо.

Этот анекдот более плоский, чем предыдущий, зато посвежее и не требует пояснений, кто в России главный дзюдоист и чего добились его спарринг-партнеры. Пояснить нужно другое: пекинская Олимпиада 2008 года стала шестой по счету, с которой российские дзюдоисты вернулись без золотых медалей. Причем если на предыдущей, 2004 года, было два серебра и три бронзы (одну из них Дмитрий Носов выиграл со сломанной рукой), то в Пекине — совсем ничего. Особенно мрачно этот результат выглядел на фоне серии российских побед того года («Зенита» в Кубке УЕФА, хоккейной сборной на чемпионате мира, баскетбольного ЦСКА в Евролиге и бронзы футболистов на Евро). В ноябре 2008 года Федерация дзюдо России, вице-президентами которой работают Аркадий и Борис Ротенберги, назначила новых тренеров сборных. В женскую — Анатолия Рахлина, первого тренера тогдашнего премьер-министра России, а в мужскую — итальянца Эцио Гамбу.

До той поры Гамбу с нашей страной связывало только то, что свое первое олимпийское золото он взял тогда же, когда мы последнее, — на Играх-1980 в Москве. То золото стало первым для дзюдоистов Италии за всю историю Олимпиад, хотя формально Гамба выступал в Москве под олимпийским, а не итальянским флагом: его страна, как и более пятидесяти других, бойкотировала Игры из-за ввода советских войск в Афганистан.

Второго золота в дзюдо итальянцы ждали двадцать лет — на сиднейских Играх его взял Джузеппе Маддалони, которого тренировал Эцио Гамба. Потом Гамба стал работать в Африке и добился небывалого для этого континента успеха: на пекинской Олимпиаде алжирец Бенихлефа и египтянин Месба добыли две медали (больше, чем все африканские дзюдоисты за всю историю Игр). После Пекина-2008 Гамба и переехал к нам.

В интервью Nation Magazine Эцио признался, что в Россию его пригласил лично Владимир Путин: «По-моему, он один из самых важных людей в мировом дзюдо, — сказал Гамба. — И вообще один из самых влиятельных людей в мире. Он с самого начала был с нами в близком контакте... Он ясно дал понять, что хочет, чтобы дзюдо процветало в России. И это помогло мне. Я смог объяснить спортсменам, как важно иметь такую сильную поддержку. Беспокоиться ни о чем не нужно, просто работать и достигать все больших результатов.

Он все время держал руку на пульсе, — продолжал Гамба. — Хотел знать, когда мы будем в состоянии выиграть золото [на лондонской Олимпиаде 2012 года]. Я сказал, что большие шансы выиграть в первый, второй или шестой день. И он решил приехать на шестой день, когда мы взяли два золота и одну бронзу. После золотой медали мы встретились на две-три минуты. Он пожал мне руку: "Мужчина сказал — мужчина сделал!"»

Первое, что изменил Гамба — стал возить дзюдоистов по миру, чтоб не кисли дома и практиковались с сильнейшими. Сто пятьдесят дней в году парни Гамбы находились за пределами России — на сборах и соревнованиях.

Второе — освежил тренерский корпус, раньше-то тренеры были лет на сорок старше дзюдоистов. Гамба нашел и натаскал пятерых молодых тренеров.

Третье — отправил дзюдоистов в США, учить английский каждый день с девяти утра до двух часов дня.

Четвертое — перед Играми в Лондоне Гамба вывез сборную в Санкт-Петербург, чтобы привыкли к климату, схожему с английским, а до этого сплачивал команду разными нестандартными методами: сначала предложил ребятам прыгнуть с тарзанки, потом — с парашютом. В результате Россия завоевала в дзюдо три золотые медали лондонской Олимпиады — беспрецедентное достижение для нашей страны и выдающееся по меркам олимпийского дзюдо.

После смерти Анатолия Рахлина один из его учеников, Владимир Путин, поручил Гамбе и женскую сборную, а в январе этого года лично вручил Эцио российский паспорт и провел со сборной по дзюдо тренировку. Итог: в Рио Наталья Кузютина выиграла бронзу в категории до 54 кг (в женском дзюдо у нас не было никаких медалей с 2004 года), а Беслан Мудранов и Хасан Халмурзаев — золотые медали в категориях до 60 и 82 кг.

Еще больше золота бразильской Олимпиады взяла сборная по фехтованию. С 2001 года федерацию фехтования России (а с 2008 года — и мира) возглавляет Алишер Усманов, самый богатый человек России по версии издания Bloomberg. В детстве, прочитав «Трех мушкетеров», Усманов записался в секцию фехтования, через два года пробился в юношескую сборную Узбекской ССР, а потом стал мастером спорта и попал в сборную Союза. В сборной России по фехтованию Усманов собрал лучших иностранных тренеров — Чериони, Бауэра и Маццони, которые и вырастили команду, добывшую в Рио четыре золота.

Девять золотых медалей в первую неделю Олимпиады — отличный результат, если учесть, что треть российских спортсменов не доехала до Олимпиады из-за допингового скандала, а остальные узнали, что доедут, в последний момент. Золото дзюдоиста Беслана Мудранова, сына кабардинского дальнобойщика, — вообще первая хорошая новость российского спорта за все лето. Например, в июне футбольная сборная России впервые с 1999 года не попала в топ-16 европейских сборных. Футбольные болельщики устали ждать чуда от новых тренеров и мечтают теперь об одном: чтобы следующий президент России увлекался футболом.