Евгений Маргулис: Школа научила меня курить и слушать музыку

Перед началом учебного года предприниматель Вадим Дымов, музыкант Баста, психолог Сергей Ениколопов и другие рассказали «Снобу», чему их научила и не научила школа

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Сергей Ениколопов, психолог, конфликтолог:

Если бы вы меня спросили, чему меня научила школа, когда я в ней еще учился, я бы просто сказал, что школа — гадость, поэтому ничему. Школу я не просто не любил, я ее ненавидел: я сова, ночной человек — даже обследование прошел, которое это подтвердило. Ранний подъем был для меня мукой, я все занятия сидел оглушенный и так и окончил школу в полусонном, полудепрессивном состоянии. Но школе я бесконечно благодарен.

С возрастом я обнаружил, что в школе меня научили многому. Я ходил в школу, где одновременно учились дети сотрудников академических институтов и дети из бедных семей, живущих в бараках. Отсутствие социального расслоения научило меня не разделять людей по уровню их благополучия. Важную роль в этом сыграли учителя, которые тоже эти различия не подчеркивали.

Кроме того, незадолго до моего поступления в школу она была мужской. И весь преподавательский состав остался в ней с тех пор: у нас было, как сегодня говорят, сильное полоролевое воспитание. Важность этого подхода я осознал, когда увидел, как работают школы последних 30 лет: ни мальчики, ни девочки вообще не понимают, кто они такие и как с этим жить.

У нас были яркие преподаватели, которые умели заинтересовать и естественными, и гуманитарными науками — все это я осознаю только сейчас. Особенно мне запомнился директор, который мог позволить себе шутить со школьниками и приглашать к себе в кабинет просто так, он даже снисходительно относился к старшеклассникам, которых застали за распитием вина. Общение со взрослым серьезным человеком, который с уважением относится к экспериментирующим подросткам, — очень дорогой мне опыт.

Наша школа боролась с семейным насилием. В младших классах некоторые мои одноклассники не могли сесть за парту, потому что их дома сильно пороли. Учителя не закрывали глаза и вмешивались в такие ситуации, в конце концов детей правда переставали бить. Это научило не оставаться равнодушным.

Сегодня повсеместно навязывается идея, что школа должна дать некие знания, из которых состоит жизнь. Это ошибка: школа не дает отвертки, она учит ее находить. Второе масштабное упущение современного образования: недостаток понимания того, что школа — институт социализации, в котором приобретаются не только друзья, но и враги. Раньше всему этому учились в двух местах — дворах и школах. Сегодня дворов почти не осталось, а в школах социализации не уделяют внимание, после чего с ужасом задаются вопросом: как же вышло, что школьники изнасиловали одноклассницу и сняли это на видео?

Школы гоняются за компетенцией, но компетенции в дружбе не бывает, это не проект. Детей учат побеждать, но вкладывают в это понятие агрессию, а победа бывает и тогда, когда человек дает отпор, но и вовремя уступает или не обращает внимания на конфликт. Я всему этому научился в школе, но, боюсь, сегодняшние выпускники вряд ли смогут ее поблагодарить за такие же знания.

Евгений Маргулис, музыкант:

Школа научила меня курить. И дала общее образование — стартовый капитал, пригодившийся в учебе после окончания школы. Но все же она оказала на меня влияние: благодаря школе я научился слушать современную музыку. Я учился в нормальной школе, где дети ездили за границу и привозили оттуда пластинки. Пока я ездил по пионерским лагерям, мои одноклассники шатались по всему миру, а по возвращении привили мне любовь к вредной западной музыке. Все остальное мне не пригодилось.

Вадим Дымов, предприниматель:

Школа не научила меня математике — у нас была слабая учительница по этому предмету. Еще в школе могли бы больше внимания уделять милосердию, терпимости, доброте. Не хватило профориентирования, потому что было сложно разобраться самому, что нравится, а что не нравится — школьнику непонятно было, что может в жизни пригодиться.

Зато школа научила меня дисциплине и способности выживать в любых условиях: у нас были суровые и требовательные преподаватели, многое не объясняли, и понимать происходящее приходилось интуитивно.

Баста, музыкант:

У меня дочка идет в первый класс, сегодня вечером родительское собрание, так что я хорошо понимаю, что такое современная школа, и из-за этого вспоминаю собственную. Она находилась в Ростове-на-Дону, в рабочем городке, шли суровые девяностые. Как ни удивительно, школа меня не научила плохому. Зато научила хорошему и чему-то человеческому. Учителя на личном примере демонстрировали, что такое забота: они буквально боролись за наши души и сердца, это очень здорово. Школа — возможность получить базовые предметные знания, но для меня это больше школа человеческих отношений, ведь именно здесь учатся коммуникации, дружбе и любви. Это я понимаю спустя время и очень благодарен своей школе.

А вот знаний я получил не много, но это потому, что в целом учиться не любил. Разве что учитель истории меня очень зацепил: я историю до сих пор люблю, даже три курса отучился в университете на историка.

Андрей Ростовцев, физик, сооснователь сообщества «Диссернет»:

Школа в первую очередь научила социализации, на которой построено все в жизни — этот процесс шел гладко и естественно, с радостями и огорчениями, но без экстрима. А вот школьные знания все забылись, так же как потом и университетские.