Лика Кремер /

Ольга Ускова: Если бы в 1991-м мы сели анализировать, сейчас нас бы просто не было

Мы продолжаем серию публикаций «Кухонные разговоры» вместе с «Кухнями “Мария”»: интервью с влиятельными российскими женщинами на кухне Twist, установленной в редакции «Сноба». Президент группы компаний Cognitive technologies, крупного российского разработчика ПО и IT-решений, Ольга Ускова — о полезных санкциях, предпринимательском пессимизме и будущем людей и роботов

+T -
Поделиться:
Фото: Семен Кац
Фото: Семен Кац

СЧтобы ввести читателей в курс дела, задам вам свой любимый вопрос. Как бы вы объяснили пятилетнему ребенку, чем вы занимаетесь?

Очень просто: я превращаю неодушевленную вещь в одушевленную. Представь себе, пятилетний ребенок, бутылочку с водой. Она стоит на столе. У нее нет своей воли. Она не может принимать решения. Но если мы создадим искусственный мозг и приставим к этой бутылочке, она начнет жить своей жизнью. Возможно, она будет выдавать воду только тем, кто ей нравится, или определять, кто хороший человек, а кто плохой, и давать воду только хорошему — это зависит от того, какая была поставлена задача.

СТо есть вы занимаетесь разработками в области искусственного интеллекта.

Да. История любого программного обеспечения — это попытка имитации какой-то части деятельности человеческого мозга. И с развитием этих интеллектуальных функций программное обеспечение разделилось на несколько блоков: так называемое инфраструктурное программное обеспечение — фейсбук, социальные сервисы, то, что обеспечивает трафик; хранилища — то, что обеспечивает место расположения и накопления информации; искусственный мозг, искусственный интеллект — то, что непосредственно определяет функции деятельности или предметов. Я занимаюсь третьей частью.

СКогда вы выбирали профессию, вы просто по инерции пошли заниматься тем же, чем ваши родители, или это был осознанный выбор и вы понимали, что за этим будущее?

Выбор профессии в 1985–1986-м — это было такое очень странное дело. Я старалась сделать лучший выбор в рамках советской модели. Я понимала, что если у меня техническая специальность, но нет степени, то мое будущее — зарплата инженера в 120 рублей, и жизнь будет тоскливая и ужасная. Поэтому я приложила все усилия в техническом вузе, попала в аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию. Для этого понадобилась интрига — в МИСиСе на тот период я была единственной девушкой-аспиранткой дневного отделения.

Поскольку я видела, что ученым можно ездить за границу, и мне хотелось выезжать из Советского Союза, то самые меркантильные интересы определяли, например, мою аспирантуру. Вплоть до того, что у меня была диссертация, посвященная выращиванию монокристалла кремния и системам управления этим выращиванием. Не могу сказать, что девушке в моем возрасте и с моими данными очень хотелось выращивать монокристалл кремния, но я понимала, как хочу жить дальше, и занялась карьерой.

Фото: Семен Кац
Фото: Семен Кац

В это время жизнь вокруг начала ломаться. Мой замечательный научный руководитель Михаил Антонович Зайцев забил на искусственный интеллект и начал торговать чешской бижутерией. Как-то я пришла к нему с монокристаллом кремния, а у него весь кабинет завален чешской бижутерией. И он говорит: «Покажи нам пальчиком, что тебе нравится».

Спасло меня то, что в то время на одной из конференций я встретилась с группой Дмитрия Поспелова и познакомилась с Александром Блишуном, ставшим моим реальным научным руководителем. Это был один из выдающихся русских ученых, который занимался искусственным интеллектом. Сейчас я понимаю, что его мотивы были, скорее всего, романтические, но он никогда их не открывал. Он действительно был большой ученый, с ним было очень интересно, у меня началась настоящая работа.

Мы проработали вместе два года. В 1991-м он погиб в автомобильной катастрофе. То есть один мой руководитель открыл ресторан, по-моему, «Арлекин» он назывался, и у него чешская бижутерия, второй погиб. И я пришла в институт системного анализа РАН просто потому, что не знала, чем дальше заниматься.

1991-й, конечно, был переломным, произошло изменение вообще всех векторов. К тому моменту я была довольно избалованным товарищем: занималась наукой, писала пьесы для какого-то молодежного театра, писала стихи. Мне просто повезло, что я тогда не оказалась в койке с каким-нибудь слащавым дядькой, не оказалась на наркотиках. Мне вообще часто везло. Я была достаточно свободным человеком, которому не нужно было зарабатывать на жизнь, у которого в связи с аспирантурой было много свободного времени. В Ленинскую библиотеку я приходила в таком красном французском платье, раскладывала свою диссертацию и писала, а мне падали записочки от бедняг вокруг. В таком виде это очень напоминало фильм «Москва слезам не верит».

Тогда же у моего первого мужа с друзьями появилось несколько очень крупных по тем временам проектов, какие-то заводы со строительной фурнитурой. Они были не олигархи, но первые богатые люди. Это были резкие деньги такие, совершенно непонятные для меня. И непонятные мне люди. С мужем мы разошлись.

То есть все это — и гибель Александра Блишуна, и развод с первым мужем — произошло в течение двух лет.

СВы из-за денег разошлись?

Не из-за денег, конечно, из-за последствий. Разрушилась структура общения, компания стала другой, мне стало скучно и неприятно с этими людьми, дома стало холодно. Я довольно анархичный человек, меня очень трудно заставить что-либо делать против моей воли. И если я приняла решение, то… Мы не ругались, мы прожили шесть лет, у нас сын, и однажды я просто сказала: «Надо разводиться». Как и в истории с кандидатской диссертацией, мне пришлось проделать достаточно сложные манипуляции для того, чтобы развестись.

СПочему?

Муж не хотел разводиться, не видел для этого оснований. Пришлось построить некоторую систему условий, при которых мы развелись. Это была такая игра, которую я соорудила для того, чтобы как-то вырваться. Муж обиделся, конечно, когда все выяснилось. Мы разошлись, но через три месяца отношения восстановились и до сих пор остаются хорошими. У нас никаких трагедий не было.

Фото: Семен Кац
Фото: Семен Кац

СВы сказали: дома стало холодно. Вы домашний человек?

Я не знаю, что такое домашний человек. Я не сижу дома. Но я считаю, что у меня должна быть нора, место, где я стопроцентно заряжаюсь. Это мое убежище, и там всегда должно быть тепло. Если там нет уюта, то это не дом.

СВы любите этой норой управлять, обустраивать ее, готовить?

Да по-разному. Если есть время — я готовлю, если нет времени — готовит домработница или кто-нибудь еще. Все остальное несущественно. Существенна энергетика, которой мы наполняем отношения, а условия игры могут быть разными. Это зависит от партнеров, от того, к чему они склонны. Но важно, чтобы была доверительная любовная среда.

СКакая вы мама?

Я замечательная мама, просто прекрасная. У меня чудесный сын, я считаю, лучший в мире. Мы очень любим друг друга. У нас достаточно искренние отношения, и обо всем, что у меня происходило в бизнесе, я рассказывала дома. Вы знаете, что волчата с какого-то возраста вместе с папой охотятся? А он начал охотиться вместе с мамой. У нас в семье был из-за этого анекдот. Как-то я прихожу домой, и мать на меня начинает шипеть: «Ты со своим бизнесом, а ребенку названивают какие-то взрослые мужчины, может быть, они вообще геи». Я думаю: «Господи, неужели?!» — прям похолодела. Подзываю его к себе, говорю: «Андрюшенька, понимаешь, когда взрослый мужчина начинает интересоваться мальчиком — это не может быть дружбой». Начинаю пространную речь о педофилах. Он долго на меня смотрел, потом до него дошло, о чем я, и он говорит: «Мам, ты с ума сошла. У меня интернет-газета, а они мои рекламодатели». Он в 12 лет зарабатывал 400 долларов в месяц, потом 800. Он общался с Носиком практически на равных, в интернете ведь не видно, сколько человеку лет. У них были совершенно нормальные бизнес-диалоги. Потом, когда ему надо было поступать, я прекратила это дело.

Фото: Семен Кац
Фото: Семен Кац

СКогда вы заработали свои первые большие деньги?

Буквально через месяц после того, как мы с коллегами приняли решение о запуске бизнеса.

В 1991 году, когда погиб Саша, я пришла в лабораторию искусственного интеллекта ИСА РАН — работать и зализывать раны. Зарплата там была в среднем долларов 50 в месяц. Этого не хватало даже на ту жизнь, которую я описала. Развалившийся научный институт, расслабленная атмосфера. Кто-то смотрел на Запад, те, у кого были статьи, высокие индексы цитирования, потихоньку отъезжали. И все мы, программисты, где-то подрабатывали.

Однажды заведующий лабораторией за бутылкой водки мне сказал: «Слабо продать нашу систему распознавания текста?» Я говорю: «Мне ничего не слабо». На тот момент у нас не было даже юридического адреса. Чтобы провести первый платеж, мы попросились под крышу к какому-то ОАО. Первый покупатель меня спросил: «Это цена с НДС?» — а я не знала, что такое НДС. Я крикнула коллегам: «Кто знает, что такое НДС?» Мне сказали, я закивала ему головой. Это была феерия, это было против всех учебников по маркетингу и сэйлзу. Но мы быстро научились, за полгода. Это было, конечно, фантастично — в голодной стране продавать системы оптического распознавания.

СКому вы их продавали?

Предприятиям. Сначала это были системы массового ввода, потому что тогда было очень много бумажных документов, советских архивов. Нас в команде было 27 человек. Мы разделились: ты будешь программы писать, ты будешь маркетингом заниматься.

СА у вас какая была роль?

Я была главная.

СОдна главная?

Да, потому что второй главный свалил в Америку.

СЭто который продавал бижутерию?

Нет, это был заведующий лабораторией, Владимир Арлазаров. Он помогал нам из Америки и как бы отвечал за производство, а я отвечала за все остальное. В Америке он два года доводил свои проекты, а когда вернулся, мы разделились по основным функциям и проработали вместе еще 10 лет.

Всерьез говорить о бизнесе можно, начиная с 1994 года. В 1991–1993-м это был некий стартап, как это сейчас называется, веселая компания хороших людей, которые неплохо проводили время и при этом умудрялись зарабатывать. Если сейчас посмотреть, то все это вызывает восхищение, потому что в каком-то смысле это был коллективный подвиг.

Читать дальше

Перейти ко второй странице

 

Новости наших партнеров