Анатолий Сычев /

Краткая история беби-боксов в России

28 сентября Правительство РФ поддержало законопроект сенатора Елены Мизулиной о запрете беби-боксов — специальных камер, где можно анонимно оставить новорожденного ребенка. «Сноб» изучил недолгую историю беби-боксов в России и поговорил с исполнительным директором благотворительного фонда «Колыбель надежды» Екатериной Набатовой и президентом благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Еленой Ольшанской о том, зачем нужны беби-боксы и можно ли без них обойтись

Фото: Игорь Руссак/РИА Новости
Фото: Игорь Руссак/РИА Новости
+T -
Поделиться:

В 2015 году зарегистрировано 98 случаев, когда матери избавлялись от своих новорожденных младенцев. Эти события обычно попадают в новостные хроники: тело девочки, завернутое в полотенце, было обнаружено в мусорном контейнере; на мусорке было найдено тело мальчика в полиэтиленовом пакете; в туалете аэропорта Домодедово мать оставила рожденного там же младенца; тело мальчика в пакете нашли жильцы рядом со своим домом. Фонд «Колыбель надежды», устанавливая новые беби-боксы, пытается изменить ситуацию.

Первый беби-бокс был установлен фондом 29 октября 2011 года в Сочи, а уже 30 октября туда подбросили первого малыша. Екатерина Набатова рассказала «Снобу», что установка беби-боксов была инициативой президента фонда Елены Котовой. После того как в Пермской области в одной из квартир были найдены тела двух младенцев, которых убила их мать, Елена, чтобы у матерей был шанс сохранить жизнь нежеланному ребенку, решила привить в России распространенную на Западе практику беби-боксов.

«Перед тем как установить первый беби-бокс, мы направили запросы в прокуратуру, в Следственный комитет, уполномоченному по правам человека, нескольким общественным организациям — мы получили от прокуратуры заключение, что конструкция беби-бокса не нарушает российское законодательство, мы получили положительное заключение Следственного комитета с формулировкой, что это нужное и важное дело», — объяснила Екатерина.

Законопроект, регулирующий правила установки беби-боксов, был внесен в Госдуму только в 2015 году, но встретил активное сопротивление. Против такого законопроекта высказывались член Совета Федерации Елена Мизулина: «...Мы отказались от этой идеи, потому что общество и эксперты не видят в нем необходимости [...] Принятие такого закона породило бы разрастание этой практики»; бывший уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов: «Это противоречит федеральному законодательству, потому что ребенок оставляется анонимно, а каждый ребенок имеет право знать о своей матери, отце, это должно быть оформлено юридически, эти процедуры существуют, и их нельзя нарушать»; и депутат от ЛДПР Виталий Золочевский: «Родители, не желающие содержать своего ребенка, просто оставят малыша в таком ящике. Уверен, что эти ящики провоцируют родителей отказываться от своих чад очень простым способом».

Елена Мизулина — автор законопроекта, который предполагает изменения в статьи 14.2 и 15 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях «в целях защиты ребенка от анонимного оставления после его рождения». Необходимость законопроекта, одобренного правительством, на сайте Елены Мизулиной объясняется так:

  1. государство не должно поощрять отказы от новорожденных;
  2. есть риск торговли детьми, так как контроль за беби-боксами, по мнению Мизулиной, невозможен;
  3. нарушается право ребенка знать, кто его биологические родители, каково его происхождение.

Но были и те, кто выступал за установку беби-боксов. Идею поддержали в Общественной палате (ОП). Александр Бречалов, секретарь ОП, говорил, что «этот проект спасает детские жизни, и поэтому мы его, безусловно, поддерживаем. У нас нет сомнений в пользе, которую он приносит обществу». Бывший пресс-секретарь Следственного комитета Владимир Маркин тоже поддержал спецпункты, где можно оставить младенца: «Жизнь ребенка в данном случае является безусловным приоритетом. В целом по России в 2014 году зарегистрировано 136 убийств детей в возрасте до одного года. Возможно, распространенность и шаговая доступность “беби-боксов” позволит значительно сократить число таких фактов». Также бывший представитель Следственного комитета подчеркнул, что «массового анонимного отказа от детей не произошло».

Екатерина Набатова рассказала «Снобу», что «по данным фонда, в беби-боксы за все время их работы был отдан 51 ребенок. За восьмерыми впоследствии вернулись родители, остальные были усыновлены. Это дети до года, самая востребованная категория с точки зрения усыновления. Когда ребенка оставляют в беби-боксе — это всегда информационная волна в городе. Люди тут же начинают звонить, хотят усыновить этого младенца».

В России работает 19 беби-боксов, почти все они расположены при больницах и перинатальных центрах. В учреждениях, которым «Снобу» удалось дозвониться, новость о запрете беби-боксов не прокомментировали.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

Иногда единственное, что движет женщиной, которая отказывается от ребенка, — это отсутствие материнских чувств. Мы живем в некоторой иллюзии, что материнство — это врожденный инстинкт, который в обязательном порядке срабатывает у каждой женщины. Это далеко не так. Мамы часто отказываются и от детей-инвалидов. На отказ могли повлиять события во время беременности: если бросил отец ребенка, если родители отказались поддерживать, если девушка приехала на заработки и у нее нет денег, часто при этом у нее остаются другие дети дома.

Отказ от ребенка — это социально осуждаемый поступок. В этот момент женщина находится в состоянии внутреннего конфликта. Для нее отказ становится психологически тяжелой ношей, с которой она годами не может справиться.

Когда мать в отчаянии, помогут не технологические приспособления вроде беби-боксов, а профессионалы, способные выслушать и вместе искать выход из ситуации. Женщина в роддоме остается один на один с этим решением. Рядом есть медики, но часто они негативно относятся к таким мамам, могут оказывать психологическое давление или неумело убеждать не отказываться. Женщина может оставить ребенка после выхода из роддома из-за отсутствия поддержки. Тогда должна быть служба психологической помощи, которая будет приходить домой и помогать. Если женщина все же решилась на отказ, ей должны помочь с передачей ребенка на усыновление. Необходимо также, чтобы работала система центров анонимной консультации беременности, где не поставят на учет.

Беби-боксы провоцируют женщин на роды вне медицинских учреждений. Если ребенок исчезнет после роддома, мать могут привлечь к уголовной ответственности за убийство. Женщины, которым ребенок не нужен, это знают. Они будут рожать одни, рисковать своими жизнями, жизнями детей, если решат воспользоваться беби-боксом.

Те, кто развивал инициативу беби-боксов, делали это искренне. Они верят, что занимаются спасением жизней. Если же государство будет развивать систему профилактики отказов, то потребность в них исчезнет. Аргументация необходимости строится на том, что нет никакой системы поддержки. Значит, наоборот, она как раз нужна. Хотя никакими запретительными мерами нельзя выстроить нормальную социальную работу. Этим мы только выведем проблему в теневую сферу.