Евгения Соколовская /

«Не стадион, а бассейн под открытым небом!» Что не так с «Крестовским»

«Крестовскому» не везет. Его еще не построили, а он уже один из самых дорогих стадионов в мире: за десять лет долгостроя его стоимость увеличилась более чем в шесть раз. День сдачи арены переносили семь раз и, возможно, перенесут снова. За два месяца до нового дедлайна, назначенного на конец января 2017 года, «Сноб» посмотрел на стадион и его проблемы изнутри

+T -
Поделиться:
Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости
Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости

1

Марат Оганесян, бывший заместитель губернатора Петербурга Георгия Полтавченко, в 2014-м обещал сдать стадион в мае 2016-го. Потом в июне. А потом все узнали, что вице-губернатор Оганесян воровал, притом много.

Его нашли в Москве и будут судить, но время и деньги, похоже, ушли. Другой заместитель Полтавченко, Игорь Албин, сменивший Оганесяна, во время нашей встречи на стадионе уверенно обещал сдать объект к 25 декабря. Для большей убедительности он перенес свой офис на строящуюся арену и последние два месяца работает там. В восемь утра у него обход, в десять — первый штаб, в восемь вечера — второй. На правительственных совещаниях присутствует по видеосвязи.

— В августе отставание по строительным работам превышало 300 дней. Почти целый год отставания! Сегодня оно тоже есть, порядка 40 дней, но нет никаких рисков, связанных с тем, что стадион не введут в эксплуатацию 25 декабря, — говорит Албин.

Мы с Албиным стоим в чаше стадиона. Через неделю вице-губернатор скажет, что «надо быть реалистами», и в очередной раз перенесет дедлайн: на конец января 2017 года. А в начале 2016-го он был непоколебимо уверен в том, что стройка завершится к лету.

Еще несколько месяцев назад первый матч обещали провести в марте 2017-го, а до этого и вовсе в сентябре 2016-го, но сроки, как обычно, сдвинули. Теперь предполагается, что «Зенит-Арена» примет первый футбольный матч в конце апреля или в начале мая 2017 года.

Но и эти сроки под угрозой срыва, уверен руководитель проекта DWG-SPORT, эксперт в области строительства спортивных объектов Антон Нефагин.

— Сумбурные речи господина Албина вызывают много вопросов. До пусконаладки, которая считается завершающей стадией строительства, еще далеко. Насколько я понимаю, не совсем готово водоснабжение, водоотведение и вентиляция. А это сказывается на внутренних, отделочных работах. На общедоступных фотографиях видно, что до сих пор не смонтировали злополучное видеотабло. К монтажу спортивного освещения еще даже не приступали. Я считаю, что какой-то результат мы увидим только в конце марта. А стадион, который уже можно будет передать службе эксплуатации, будет готов после первых матчей, которые «Зенит» проведет — дай бог, если проведет — в апреле-мае.

2

В 2007-м, когда стройка только начиналась, губернатором Петербурга была Валентина Матвиенко, а доллар стоил 25 рублей. Матвиенко обещала построить новую арену по проекту японского архитектора Кисе Курокавы за 6,7 миллиарда рублей к марту 2009 года.

В апреле 2008 года президент футбольного клуба «Зенит» Александр Дюков заявил, что стадион закончат в 2010 году. Первая проектная документация арены за авторством первого подрядчика «Аванта» появилась только три месяца спустя: почти год стадион строили без утвержденных документов и сметы.

В августе 2008-го Главгосэкспертиза согласовала и смету: 23,7 миллиарда рублей (почти миллиард долларов по курсу того времени). Стадион подорожал на 350 процентов, и главе компании-генподрядчика «Авант» Григорию Фельдману пришлось объясниться:

— Когда говорят, что смета первоначального проекта Курокавы была 6,7 миллиарда рублей, это абсолютно неправильно. Курокава не делал никакого проекта: ни первоначального, ни какого-либо еще. <…> Кисе Курокава создал архитектурную концепцию, <…> все на уровне эскизов и рисунков. А определить по рисунку стоимость строительства нельзя.

Еще до конца 2008 года генподрядчика пришлось сменить (предположительно, из-за сильного удорожания проекта). Так на Крестовский остров пришел «Инжтрансстрой-СПб».

В мае 2010 года генеральный директор «Инжтрансстроя» Михаил Леонтьев назвал новый дедлайн: конец 2011 года.

В конце 2011 года Александр Руденко, следующий руководитель компании-генподрядчика, обещал закончить стройку к декабрю 2013-го.

В декабре 2012 года председатель комитета по строительству Петербурга Андрей Артеев заявил, что стадион сдадут в октябре 2015 года.

Сроки двигали и двигали. Все это время постоянно менялась проектная документация: идею японского архитектора подгоняли под российские реалии и требования ФИФА. Одновременно проект строительства приводили в соответствие с тем, что уже построили. Наконец, в июле 2014 года Главгосэкспертиза утвердила четвертую версию проекта стадиона, которая актуальна до сих пор. И только тогда, на исходе шестого года жизни долгостроя, начался активный этап строительства.

За шесть лет общая площадь строящегося комплекса увеличилась в полтора раза, достигнув площади Московского кремля — 28 гектаров. Вместимость арены увеличилась на шесть тысяч человек (всего 68 тысяч мест), а сама конструкция — на два этажа (всего девять этажей).

Фото: Евгения Соколовская
Фото: Евгения Соколовская

3

Генподрядчик «Инжтрансстрой» впервые высказал недовольство в адрес правительства Петербурга в феврале 2016 года.

— До сих пор со стороны администрации города не решен вопрос компенсации инфляционного давления. Сегодня на дворе февраль 2016 года, а мы строим по ценам 2013 года, — говорил генеральный директор «Инжтрансстроя» Виталий Лазуткин.

До июля городские власти молчали. «Инжтрансстрой», как рассказали «Снобу» в компании, вкладывал в стройку собственные средства (около 400 миллионов рублей).

— К весне 2016 года внутренние ресурсы подрядчика полностью исчерпались. В это время заказчик (правительство Петербурга. — «Сноб») под формальным предлогом фактически перестал принимать и оплачивать работу. При этом физически работы продолжали выполняться, — объяснили в «Инжтрансстрое».

Как результат — у «Инжтрансстроя» затруднились расчеты с поставщиками и субподрядчиками, упали темпы работ. Вице-губернатор Албин заявил «Снобу», что процент выполненных работ с начала года постоянно снижался, пока не дошел до нуля в апреле. Но в «Инжтрансстрое» говорят, что до нуля дошел процент принятых работ: город хотел дождаться окончания пятой экспертизы проекта (которая продолжается и сейчас), а до тех пор отказывался принимать работы и предлагал финансировать стройку авансами, а не деньгами за выполненные работы.

— Такое финансирование создает колоссальные проблемы для строительства. Решение об авансировании принимали несколько месяцев. Потом потребовались дополнительные банковские гарантии, которые, кстати, «Инжтрансстрой» получил 6 июля. Но и тогда выдача дополнительного аванса была увязана заказчиком с введением дополнительных санкций. А санкции предлагалось взимать за просрочку сдачи (а не исполнения) работ в 2016 году. Но ведь заказчик уже принял решение не принимать работы, пока не выйдет экспертиза. Получается, мы должны были согласиться, что будем платить штрафы, пока не выйдет новая экспертиза.

По словам Албина, «Инжтрансстрой» перевели на стопроцентное авансирование, но даже тогда генподрядчик не платил субподрядчикам. Непубличные переговоры «Инжтрансстроя» и правительства Петербурга продолжались до середины июля. Потом отношения чиновников и строителей стали еще хуже: 13 июля подрядчик «Инжтрансстрой» сообщил о попытке рейдерского захвата, 14 июля о шантаже со стороны властей (чтобы заставить «Инжтрансстрой» платить штрафы), 15 июля о расторжении контракта, а 26 июля «о вынужденной полной остановке строительных работ».

— Когда «Инжтрансстрой» уходил со стадиона, условная готовность объекта была 85 процентов. Но надо понимать, что в чаше стадиона 127 инженерных систем. Большая часть из них была с нулевой готовностью. Те самые 85 процентов — это цемент и бетон, самые объемные и денежные работы. А самые кропотливые достались в наследство нам, — говорит Албин.

Фото: Евгения Соколовская
Фото: Евгения Соколовская

Сейчас у Албина много претензий к «Инжтрансстрою». Например, даже в лучшие времена на столь сложном объекте работали всего полторы тысячи человек (в «Инжтрансстрое» заявили, что в 2016 году на стадионе в среднем работали две тысячи человек).

— На объекте не было главного инженера проекта! (В «Инжтрансстрое» говорят, что на арене постоянно работали несколько главных инженеров. — Прим. ред.). В августе выяснилось, что стадион переувлажнен. Пришлось сносить весь гипсокартон, под которым нашли и грибок, и плесень. Внизу была вода по колено. Когда мы сверлили отверстия между плитами, фонтаны били на полтора метра вверх. Кровлю не сделали, но приступили к отделке. Это была катастрофа. Не стадион, а бассейн под открытым небом! — рассказывает Албин.

— Конечно, поменять генерального подрядчика — большой риск. Передать рабочую документацию, принять исполнительную, выверить все выполненные объемы работ, закрыть авансы… Обычно такая процедура занимает полгода. Нам удалось сменить генподрядчика за месяц, — продолжает он.

Петербург объявил два тендера: на достройку арены и на благоустройство прилегающей территории. За все давали 7,8 миллиарда рублей. Появились шестеро претендентов, но до конкурса допустили только группу «Охрана» и «Метрострой». Оба тендера выиграл принадлежащий городу «Метрострой».

Как сообщил источник «Сноба», знакомый с ситуацией на стадионе, правительство приняло решение о смене подрядчика, в том числе чтобы сбросить с себя часть обязательств, включая неоплаченные и не включенные в смету работы. К тому же городские власти так и не смогли договориться с «Инжтрансстроем» о новых условиях финансирования.

— Нашу правоту мы отстаиваем через суд. Заказчик не оплатил физически выполненные и подтвержденные документами работы на сумму в несколько миллиардов рублей. Кроме того, из-за незаконного, одностороннего отказа заказчика от выполнения госконтрактов генподрядчик понес убытки. Также мы оспариваем включение нашей компании в реестр недобросовестных поставщиков, — объяснили «Снобу» в «Инжтрансстрое».

Фото: Евгения Соколовская
Фото: Евгения Соколовская

4

Войти в топ самых дорогих стадионов мира «Зенит-Арене» помешало падение рубля. Сейчас объект стоит 42,5 миллиарда рублей, или 655 миллионов долларов. Только по официальной оценке, около 700 миллионов рублей из этой суммы украли при строительстве.

— Смета «Зенит-Арены» неадекватная. Как правило, стоимость стадиона оценивают по расходам на одно посадочное место, но стадион на Крестовском острове обогнал даже один из самых дорогих стадионов мира — «Эмирейтс» в Лондоне, — говорит эксперт в области строительства спортивных объектов Антон Нефагин.

Посадочное место «Зенит-Арены» стоит 9,6 тысячи долларов. При этом посадочное место стадиона «Эмирейтс» обошлось на 1,6 тысячи долларов дешевле.

— Если смотреть в сегодняшних ценах, стоимость такого стадиона должна быть в пределах 20–25 миллиардов рублей. То есть примерно вдвое ниже, — продолжает Нефагин. — Постоянные корректировки документации и попытки подогнать проект под то, что уже построили, одна из причин перерасхода денег. Мне все это напоминает олимпийские стройки.

К растянувшемуся на годы строительству и постоянно растущей смете прибавьте сообщения о том, что ФИФА сочла стадион непригодным для профессионального футбола, а Центр гигиены и эпидемиологии заявил, что в помещениях будущего стадиона превышено содержание аммиака и формальдегида. У Игоря Албина на все есть ответ: стройка затянулась, потому что прежний генподрядчик не справлялся, смета росла, потому что стройка затянулась, комиссия ФИФА арену одобрила, а аммиака и формальдегида на стадионе нет. И вообще весь негатив распространяет «Инжтрансстрой», уверен Албин.

Он доволен новым подрядчиком и утверждает, что смета больше не вырастет ни на копейку. Самое время провести молебен об успешном окончании строительства.

Фото: Евгения Соколовская
Фото: Евгения Соколовская

— Я думаю, что 7,8 миллиарда рублей, которые «Метрострой» получил по тендеру на достройку, ему не хватит. Наверняка некоторые работы будут проводить после Кубка конфедераций на деньги из большого бюджета на подготовку к чемпионату мира, — добавляет Нефагин.

Албин и его команда активно работают над «отмыванием» репутации стадиона, но с появлением новых эпизодов в коррупционном деле Оганесяна задача становится все сложнее и сложнее. Тем временем из плохого имиджа вытекает еще одна проблема: имя.

Стадион хотели назвать «Зенит-Ареной», но футбольный клуб «Зенит», рассказывают источники «Сноба», пока не готов ассоциировать себя с этой стройкой: репутация подмочена. Городские власти провели голосование, по результатам которого победило название «Крестовский». Топонимическая комиссия одобрила это имя, но губернатор Петербурга не торопится его узаконить. Скорее всего, вопрос отложат до окончания чемпионата мира по футболу, а во время соревнований, по решению ФИФА, стадион будут именовать «Санкт-Петербургом».

Стадион на Крестовском острове заложили в 2007 году, но строительные работы достигли пика интенсивности только сейчас, на исходе десятого года знаменитого долгостроя. На работах задействованы больше пяти тысяч человек, и даже за порядком на проходной следят четверо.

Вход оформлен колючей проволокой.