Владимир Гридин /

Отельная еда и что о ней нужно знать

Рестораны при отелях оказались скрытыми сокровищами. У персонала здесь эталонные стандарты обслуживания, а у шефов — изобилие лучших продуктов со всего мира

+T -
Поделиться:

Пока в советских столовых для экономии мяса вводили рыбный день, в роскошных интерьерах отельных ресторанов подавали великолепные блюда. Валютные махинаторы и фарцовщики 80-х сменялись нуворишами ранних 90-х, а затем рестораны в отелях вышли из моды и превратились в банкетные залы для вечеринок на несколько сотен человек. Но в наши дни пыль забвения с ресторанов при отелях сметена, и они демонстрируют лучшее, что только можно искать в ресторане: идеальный сервис, лучшие продукты, щедрые бранчи, креативные шефы.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Sumosan

Открытый в холле отеля «Рэдиссон Славянская» в 1997 году, ресторан первым представил московской публике высокую японскую кухню. Шумная атмосфера лобби не добавляет комфорта ресторану, но здесь всегда много гостей. Пруд из необработанного аргентинского сланца с японскими карпами отделяет большой общий зал от пяти кабинетов, трех VIP-залов и зала с четырьмя теппанами — специальными стальными грилями, на которых повара готовят горячие блюда перед гостями. Здесь никогда не экономили на качестве, и сегодня сюда по-прежнему везут рыбу и морепродукты самолетами, а прочие продукты проходят такой отбор, что никакому ревизору не снилось. Особое внимание стоит уделить сашими и японской пицце. На тонком слое поджаренного риса для суши, смазанного японским майонезом, подают боттаргу и дайкон, икру кефали и тонко нарезанный огурец, лосося и тунца.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Ararat Park Hyatt

В «Кафе Арарат» на первом этаже отеля готовят блюда армянской кухни. Говорят, современный интерьер копирует интерьер одноименного ресторана, который существовал на Неглинной улице в 60-е годы. Трапезы, особенно в выходные дни, длятся тут по много часов: в армянских традициях заказывать много еды, делиться со всеми, а потом повторять заказ. Шашлыки и кебабы — классика. Их дополняют вечная долма (есть тут и постная версия, подходящая для вегетарианцев), затянутый яйцом суп кололак, тжвжик (быстро обжаренные потроха) и прочие специалитеты.

Этажом выше в ресторане «Парк» по воскресеньям устраивают одни из лучших бранчей в городе, а под самой крышей, в баре «Консерватория» хорошо в солнечную погоду пить чай с яблочным пирогом и щурится на Кремль и Красную площадь.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Savva

Почти дворцовый интерьер ресторана при отеле «Метрополь» — мраморные колонны, лепнина, фрески и мозаики — создан Игнатием Нивинским, автором интерьеров Киевского вокзала и знаменитого Египетского зала ГМИИ. Этот интерьер — живой памятник начала века. В этой музейной атмосфере хозяйничает один из главных шефов столицы Андрей Шмаков. Он умеет поднять до горних высот вкус самого ординарного  продукта, так что даже от «обычного» борща приходят в восторг и гурманы, и неподготовленные гости.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Didi

Ресторан грузинской кухни при отеле «Ист-Вест» на Тверском бульваре, только что открытый режиссером Резо Гигинеишвили и продюсером Алексеем Киселевым, напоминает оранжерею. Вернее, два оранжерейных флигеля. В синем свете зимнего вечера залитая огнем кухня (хачапури и хинкали, шашлыки, сациви, пхали, чихиртма, чакапули, гоми и весь набор традиционных грузинских блюд требуют огня и пламени) выглядит кузней рождественских чудес. Раздают их напротив, в стеклянном павильоне со сказочными декорациями: дремучий лес растений и дюжина полярных сов на стене укрепляют в мысли, что магия возможна и в центре Москвы.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

OVO

Тяжелый отельный люкс от революционера итальянской кухни Карло Кракко. От предшественника, ресторана Пьера Ганьера Les Menus, OVO в «Лотте отеле» осталось помпезное эклектичное пространство. Раскрашенные яркими красками детали должны подчеркнуть гедонистическое торжество кухни Кракко, в которой традиции тесно сплетаются с новациями, а за результат берут очень дорого.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Piazza Rossa

Ресторан с говорящим названием занимает парадный зал второго этажа отеля «Националь». В отличие от своего соседа снизу, ресторана советской русской кухни «Dr. Живаго», почти всегда пуст. Из огромных окон открывается вид на Кремль, Александровский сад, Манеж. В меню — переработанные сардинцем Кристиано Андреини средиземноморские хиты: пармиджана, сальтимбокка, ризотто. Его понятность и качество исполнения вполне оценили люди, которым шум и суета переполненных залов ни к чему.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Novikov

Уничижительные рецензии на ресторан паназиатской кухни крупнейшего русского ресторатора Аркадия Новикова в Лондоне не смогли повлиять на успех его детища в Москве. Прописка на первом этаже The Ritz-Carlton Moscow обязывает к чопорности интерьера. Строгий дизайн оживляет 500-летняя китайская дверь со стоящими возле нее 400-килограммовыми статуями азиатских каменных воинов. Стойка черного мрамора и ледяные витрины с рыбой и морепродуктами отделяют открытую кухню от зала. Блюдо гостю, сидящему за стойкой, повара подают на специальной деревянной лопате — иначе не дотянуться. Едва ли не самый важный аттракцион ресторана — большой ванильный мильфей, который завсегдатаи остроумно окрестили «головой Валуева». Непомерных размеров десерта будет достаточно для трех-четырех человек.