Сергей Пархоменко: Шаймиев — один из самых хитрых политиков

Патриарх российской политики Минтимер Шаймиев заявил о своей скорой отставке

+T -
Поделиться:
Подробнее

Бессменно руководивший Татарией с 1989 года Минтимер Шаймиев покидает свой пост. На сегодняшней встрече с президентом России Дмитрием Медведевым он попросил не продлевать срок своих полномочий, который истекает 25 марта этого года.

О состоявшейся встрече рассказала пресс-секретарь президента Наталья Тимакова. Свое решение покинуть пост руководителя региона Шаймиев, по ее словам, объяснил тем, что пора дать молодым политикам возможность проявить себя. В свою очередь, Медведев поблагодарил Шаймиева за то, что тот «много сделал для развития региона», благодаря чему «Татарстан сегодня является одним из лидеров социально-экономического развития в стране».

Медведев намерен рекомендовать Государственному Совету Татарстана назначить президентом республики нынешнего главу правительства региона Рустама Манниханова.

Минтимер Шаймиев руководил Татарией еще с советских времен (первым секретарем Татарского обкома КПСС он был назначен в 1989-м). В 1990-м, когда он возглавлял и Верховный Совет ТАССР, была принята Декларация о государственном суверенитете Республики Татарстан. Президентом республики Шаймиев был избран 12 июня 1991 года, после чего переизбирался еще в 1996 и 2001 годах. После отмены прямых выборов глав регионов Госсовет Татарстана утвердил его полномочия по предложению президента Владимира Путина в 2005 году.

Возможный сменщик Шаймиева Рустам Манниханов родился в 1957 году; он закончил Казанский сельскохозяйственный институт, а затем Заочный институт советской торговли. Получил степень доктора экономических наук. В 1996 году он был назначен на пост министра финансов Татарстана, в 1998 году Манниханов возглавил правительство республики.

Сергей Пархоменко

   Я наблюдаю, уже теперь можно сказать, несколько десятилетий, за деятельностью Минтимера Шариповича Шаймиева. И могу сказать, что, может быть, это не самый яркий российский политик, есть и ярче, и может быть, не самый, особенно в последнее время, влиятельный в российском масштабе политик, есть более влиятельные. Но я почти уверен, что это один из самых, а может быть, самый хитрый российский политик. Действительно, это человек, наделенный таким качеством, как хитрость и изворотливость в чрезвычайно большой мере.

Достаточно посмотреть, например, на то, как он на протяжении всех этих лет манипулировал такой простой вещью, как свой собственный русский язык. В каждом конкретном случае и в каждой конкретной ситуации он точно знал, в какой мере он должен вспомнить или забыть русский язык для этого конкретного разговора. Мы видели его человеком, который говорит по-русски чрезвычайно сложными, почти изысканными и очень своеобразными, запоминающимися оборотами . И видели его человеком, который фактически не владеет этим языком и с трудом может связать несколько слов. В зависимости от конкретной ситуации бывало и так, и сяк, и по-разному, и в разных промежуточных стадиях. И человек вот этим инструментом — своим владением или не владением русским языком, а следовательно, своей большей или меньшей степенью, так сказать, «татарскости», своего национального характера — манипулировал с чрезвычайным изяществом и мастерством.

Я думаю, что и в данном случае решение, которое он принял, решение достаточно хитрое. Я нисколько не сомневаюсь в том, что это решение является договорным, что это часть какой-то конвенции или политической сделки, которую он заключил. Понятно, что перед политиком, который столько лет находится у власти, очень остро стоит то, что называется «проблема выхода». И есть такая максима в политике, что «выход» фактически так же важен и сложен, как и «вход». То есть сделаться политиком, влиятельным лицом, руководителем какой-нибудь, в данном случае, большой территории, может быть даже проще, чем перестать им быть. Причем сделать это так, чтобы это не имело каких-нибудь драматических или трагических последствий для этого самого политика. Я думаю, что он таким образом договаривается о дальнейшем, договаривается о перспективах как бы своего выхода.

Нет никаких сомнений, что его переназначение было бы связано с очень большими сложностями. Я думаю, что ему нужно было бы очень серьезно как-то работать и обладать какими-то очень мощными аргументами, для того, чтобы остаться еще на один срок. Он предпочел, я думаю, направить свою энергию, свое политическое влияние на то, чтобы заключить конвенцию о благополучных условиях выхода с этого поста. Я нисколько не сомневаюсь, что он останется влиятельной фигурой, во всяком случае, на региональной арене. Я нисколько не сомневаюсь, что он останется важным игроком в этих местах, и я нисколько не сомневаюсь, что человек, который придет на его место, будет иметь какие-то достаточно серьезные обязательства перед ним и его кланом. Понятно, что восточная политика всегда носит клановый характер. Понятно, что Татарстан в этом смысле вполне восточная страна, и, так сказать, правила жизни восточной сатрапии, к каковой относится этот тип политического устройства, в данном случае вполне распространяется и на Татарстан тоже.   

Комментировать Всего 4 комментария

Я наблюдаю, уже теперь можно сказать, несколько десятилетий, за деятельностью Минтимера Шариповича Шаймиева. И могу сказать, что, может быть, это не самый яркий российский политик, есть и ярче, и может быть, не самый, особенно в последнее время, влиятельный в российском масштабе политик, есть более влиятельные. Но я почти уверен, что это один из самых, а может быть, самый хитрый российский политик. Действительно, это человек, наделенный таким качеством, как хитрость и изворотливость в чрезвычайно большой мере.

Достаточно посмотреть, например, на то, как он на протяжении всех этих лет манипулировал такой простой вещью, как свой собственный русский язык. В каждом конкретном случае и в каждой конкретной ситуации он точно знал, в какой мере он должен вспомнить или забыть русский язык для этого конкретного разговора. Мы видели его человеком, который говорит по-русски чрезвычайно сложными, почти изысканными и очень своеобразными, запоминающимися оборотами . И видели его человеком, который фактически не владеет этим языком и с трудом может связать несколько слов. В зависимости от конкретной ситуации бывало и так, и сяк, и по-разному, и в разных промежуточных стадиях. И человек вот этим инструментом — своим владением или не владением русским языком, а следовательно, своей большей или меньшей степенью, так сказать, «татарскости», своего национального характера — манипулировал с чрезвычайным изяществом и мастерством.

Я думаю, что и в данном случае решение, которое он принял, решение достаточно хитрое. Я нисколько не сомневаюсь в том, что это решение является договорным, что это часть какой-то конвенции или политической сделки, которую он заключил. Понятно, что перед политиком, который столько лет находится у власти, очень остро стоит то, что называется «проблема выхода». И есть такая максима в политике, что «выход» фактически так же важен и сложен, как и «вход». То есть сделаться политиком, влиятельным лицом, руководителем какой-нибудь, в данном случае, большой территории, может быть даже проще, чем перестать им быть. Причем сделать это так, чтобы это не имело каких-нибудь драматических или трагических последствий для этого самого политика. Я думаю, что он таким образом договаривается о дальнейшем, договаривается о перспективах как бы своего выхода.

Нет никаких сомнений, что его переназначение было бы связано с очень большими сложностями. Я думаю, что ему нужно было бы очень серьезно как-то работать и обладать какими-то очень мощными аргументами, для того, чтобы остаться еще на один срок. Он предпочел, я думаю, направить свою энергию, свое политическое влияние на то, чтобы заключить конвенцию о благополучных условиях выхода с этого поста. Я нисколько не сомневаюсь, что он останется влиятельной фигурой, во всяком случае, на региональной арене. Я нисколько не сомневаюсь, что он останется важным игроком в этих местах, и я нисколько не сомневаюсь, что человек, который придет на его место, будет иметь какие-то достаточно серьезные обязательства перед ним и его кланом. Понятно, что восточная политика всегда носит клановый характер. Понятно, что Татарстан в этом смысле вполне восточная страна, и, так сказать, правила жизни восточной сатрапии, к каковой относится этот тип политического устройства, в данном случае вполне распространяется и на Татарстан тоже.

ну и правильно

Беназир Бхутто резко уменьшила количество фонем в своей речи, когда стала главной в Пакистане (а уж тетка была супер-образованная)

аятолла Хомейни - аналогично - чуть ли не в три раза сделал свою публичную речь беднее, чем она была до того, как он стал главным в Иране.

Это вполне естественно для политика - строить свою речь в соответствии с уровнем аудитории

вероятно договорился в обмен на пост посла России в Татарстане

Русский и татарский в Four Seasons

Сергей, очень тонкое наблюдение насчет использования русского языка. Вот история: в 1992 году я, в качестве корреспондента СВС, получил задание взять интервью у Шаймиева. Он в то время был в Торонто с "рабочим визитом". Времена для российских политиков были скромные и Шаймиев жил в гостинице Four Seasons в центре города. Занимал он два люкса - в одном был его штаб, в другом он жил сам. Я поднялся на лифте - номера были высоко. На площадке перед лифтом меня встретил лощеный парень моих лет ("мимошник", сразу классифицировал его я ) и провел в номер Шаймиева. Мы провели интервью - никаких особых откровений в нем не было, да и моего журналистского опыта не хватило бы для того, чтобы "раскачать" опытнейшего византийца и вывести его на острые темы. По окончании интервью адъютант вывел меня к лифту и, попрощавшись, вернулся в номер к Шаймиеву. Лифта я ждал долго...  через пару минут из номера вышли адъютант (первым) и Шаймиев, о чем-то оживленно говорящий по-русски. Увидев меня, Шаймиев мгновенно перешел на татарский и, кивнув, перешел вместе с с сопровождающим его лицом в соседний номер. 

Вот и вся история...