Модератор Андрей ЛошакАндрей Лошак

Охота — спорт или убийство

У нас в студии: Игорь Честин

Противники охоты считают ее кровавым атавизмом, опускающим современного человека до уровня первобытных людей. Для них охота — это жестокое развлечение безо всякой необходимости: все равно мы покупаем мясо в магазине. Охотники возражают, что это способ пообщаться с природой и испытать себя. Давайте попробуем разобраться, что же такое охота — увлекательный спорт или узаконенное убийство?

Участники

Оригинальная версия
Конспект

Конспект

Андрей Лошак:

Игорь, в нашем споре у вас не совсем обычная позиция. Вы занимаете солидный пост в организации, которая охраняет природу, и при этом сами охотник.

Игорь Честин:

Я не хочу сказать, что охота — это необходимость, но в том, что люди любят смотреть на огонь, горящий в камине, или просто у костра посидеть, нет ничего иррационального. У нас у всех центральное отопление, тем не менее люди вкладывают в это средства и заинтересованы в том, чтобы дрова у них не переводились и были всегда. Охота относится к такого рода ощущениям.

Стас Жицкий:

Получается, что вы этих зверушек к дровам причисляете?

Игорь Честин:

В данном случае мы говорим об охотничьих ресурсах. Это природный ресурс. Такой же, как лес, ягоды, грибы и т. д.

 

Андрей Лошак:

А слово «убийство» для вас ничего не значит?

Игорь Честин:

Известно, что растения тоже чувствуют. Они узнают людей. Давайте тогда не будем есть растения. Жестокое обращение с животными имеет безусловное отношение к этике. А сама охота как таковая — нет.

Стас Жицкий:

Умерщвление не считается жестоким обращением, да?

Андрей Лошак:

Давайте послушаем мнение охотника. Что человек испытывает, убивая зверя?

Валерий Кузенков:

Мне иногда говорят: «Бездомных собак надо жалеть». Когда стая голодных бездомных собак будет рвать этого человека, я посмотрю, как он будет их жалеть. Охота — это не только пальба по уткам из кустов, это в первую очередь отрасль народного хозяйства.

 

Андрей Лошак:

Должны ли охотиться мы, жители мегаполиса, которые могут выйти и купить мясо. Зачем позволять себе это удовольствие и излишество?

Сергей Ковалев:

Меня сильно огорчает лицемерие моих оппонентов. Вы кушаете котлеты и перепоручили убийство этих «котлет» неким профессионалам. И не надо упрекать меня за то, что моя котлета, в отличие от вашей, летает.

Стас Жицкий:

Если бы меня заставляли убивать животное для каждой котлеты или для каждого куска колбасы, которую я съедаю, я бы стал вегетарианцем. Никакого лицемерия в этом нет. Есть специально обученные люди, у которых такая профессия — делать мне мясо. Я являюсь законопослушным гражданином и противником преступлений, но не иду работать тюремным охранником. Для этого тоже существуют отдельные люди.

 

Андрей Лошак:

К Сергею Адамовичу такой вопрос. Вы защищаете права людей. Вы признаете права животных?

Сергей Ковалев:

Должен вас огорчить, у животных нет прав. Не бывает права без равноправия. Попробуем внедрить равноправие для всех видов животных. Вы тогда должны заявить, что нельзя убивать вшей, комаров и все иное.

Ирина Новожилова:

Мне кажется, что это разные случаи, разные точки зрения. Мы говорим сейчас о животных, которые не нападают на людей. Они беззащитны. Человек намеренно идет убивать в леса.

Борис Акимов:

Я хожу на охоту, потому что меня тяготит ощущение того, что я сильно завишу от цивилизации, от большого количества людей, которые меня окружают. Возможно, так сложится, что мне нужно будет зависеть только от себя и мои близкие будут зависеть от меня, поэтому я хочу познать разнообразные сферы деятельности, которые позволят мне существовать автономно.

Стас Жицкий:

Боря, это демагогия чистой воды! Ты тогда учись дома из деревьев складывать и научись разжигать огонь без спичек. Посвяти всю свою жизнь подготовке к тому, что ты окажешься в глухой сибирской тайге или где-нибудь на необитаемом острове.

Андрей Лошак:

А почему охотится Борис Минц?

Борис Минц:

Удовольствие в том, что это великолепный отдых. Это требует определенного количества навыков, причем очень серьезных. Умение ориентироваться в лесу, понимать лес, умение обращаться с оружием, что тоже может пригодиться в жизни.

Стас Жицкий:

Давайте прямо скажем: «навыков убийства».

 

Андрей Лошак:

Вы можете признать, что находите некоторое удовольствие в том, что это узаконенная возможность стрелять по живой мишени?

Борис Минц:

Когда я стреляю по животному, я практически не разделяю, что в тире по мишени, что по утке, которая летит. Есть правила охоты. И нельзя нарушать эти правила.

Стас Жицкий:

Избирательный гуманизм получается.

Стас Жицкий:

Давайте все обладать равными правами. Я здесь только для того, чтобы высказать свою точку зрения. Мне кажется, что убивать ни в чем не повинных животных собственноручно — это удовольствие ниже среднего, оно этичным не является. Я вовсе не ратую за то, чтобы эту охоту запрещать.

Игорь Честин:

Это не тир. Это не то, что выпускают животных и вы по ним стреляете, попал — не попал. Охота — это достаточно большие трудозатраты: идешь в горы, живешь у костра, ищешь это животное, когда-то ты его нашел, когда-то нет, ты мог в него попасть, мог не попасть. Здесь проблема не в том, чтобы взять и убить, можно купить медведя в цирке, посадить его в клетку и там его убить. Но этого же никто не делает.

Ирина Новожилова:

А если реальное ружье заменить на фоторужье? Будете часами выслеживать зверя, сидеть в кустах, у вас даже трофеи будут, фотографии.

Игорь Честин:

И это тоже хорошо. Но это не полное погружение. Полное — это когда ты живешь этой жизнью, когда ты не берешь с собой продукты в достаточном количестве.

Ирина Новожилова:

А с фоторужьем нельзя взять продукты?

Игорь Честин:

Можно, но это не полное погружение в тот образ, о котором я говорю.

Ирина Новожилова:

То есть обязательно надо убить.

Игорь Честин:

Я сознательно ставлю себя в зависимость от своего успеха на охоте. Если я оказался не успешен, это означает, что у меня будут некоторые проблемы.

Константин Сабинин:

Такого лицемерия от охотников я не слышал нигде. Всем биологам прекрасно известно, что все животные испытывают такую же боль, такой же страх, все те же чувства, что и человек, будь они ранены, будь они убиты. О WWF тут вообще разговор короткий. Это организация, против которой после этой передачи возникнет целая вереница судебных тяжб. Потому что в течение многих лет эта организация просто объегоривала обывателей, внушая им мысль, что они самые доблестные защитники животных. А на деле оказались обыкновенными живодерами-убийцами. Призывая людей платить, спасая таким образом тигра, они хотели устроить охоту на этого тигра. Хотели устроить охоту на белого медведя из Красной книги. Что касается нашего правозащитника Ковалева, то я сильно опечален, потому что такие речи можно было услышать в 30-годы в фашистской Германии. Негры, евреи были лишены прав. До недавнего времени и женщины были лишены прав.

Игорь Честин:

Тут проблема в том, что человек не просто не знает, о чем он говорит, а он категорически не хочет этого знать.

Валерий Кузенков:

Идет корабль по Северному Ледовитому океану, бельков гибнет в три раза больше, а то, что поехали известные люди и легли на льдину, — это пиар, потому что забывают про этих известных людей и надо пропиариться.

Ирина Новожилова:

Какой пиар? О чем вы говорите? Они, рискуя жизнью, летели.

Константин Сабинин:

Вы убийцы, вы хуже серийных маньяков, потому что вас защищает закон.

Сергей Ковалев:

Вы спрашиваете, что привлекает охотников к охоте? Вот вы услышали ряд ответов. Я на этот вопрос отвечу одним словом: да, я испытываю азарт и нисколько этого не скрываю.

Александр Каллер:

Очень много экстремизма с обеих сторон. Между теми, кто за, и теми, кто против. С точки зрения Торы и Библии, охота не есть что-то запрещенное или греховное, но в том случае, если человек животное съедает или из его кожи что-то делает. Охота спортивная, просто пойти пострелять — вот это запрещено. Нет такого, что животное нельзя убить.

Андрей Лошак:

Наверное, этот спор можно было бы вести бесконечно. У меня возникло ощущение, что противники охоты готовы растерзать любого, кто попытается посягнуть на жизнь какой-нибудь мышки-полевки. Но на один вопрос я так и не услышал ответа: что движет современным человеком, нажимающим на курок, чтобы уничтожить живое?

Материалы к дискуссии

СамоеСамое

Комментировать Всего 43 комментария
Охота - пуще Неволи!

Чем примитивнее (в смысле самосознания) человеческое общество, тем более жестоко его отношение к животным... Вот и думайте... А по-поводу того, - сколько их всего гибнет, - так и люди гибнут, что ж теперь, за большие деньги - продавать лицензии на отстрел?

вопрос примитивности - это вообще отдельная история. Что бы далеко не ходить - вот только что вышел фильм Аватар - там народность Нави - это примитивное общество или нет?

А я не видел этого фильма.

"вопрос примитивности - это вообще отдельная история" - согласна, Борис. На Аватара иду 22ого - очень хотелось посмотреть в IMAX.

Человек вообще о себе сильно возомнил...

Вот многие решили, что у них самосонание не "примитивное", а "особое возвышенное". Правда становится от этого только хуже. В Калифорнии безумные зеленые наплодили столько новых норм в строительстве, что теперь строители массово разоряются - потому что новые нормы это огромные новые расходы. Но зеленым то наплевать - они то думают что  землю спасают для людей, хотя влияние человека на землю пока мало отличается от влияния муравьев...

Охота обычный инстинкт. У кого-то жив, у кого-то отмер... Охотились в основном мужчины - к ним и вопросы...

Для меня роблема не в животных, а в людях. Когда я брал в руки ружье, я превращался в другого человека: тут же обострялись органы чувств, реакция, я переставал замечать усталость,  я был готов выстрелить и искал возможность это сделать. С оружием в руках вы находите в себе другого человека; нравится он вам или не нравится - вот в чем проблема.

Похожие чувства я испытал, когда студентом в дружине по охране природы на биофаке МГУ принял участие в преследовании незаконных торговцев новогодними елками на Киевском вокзале. Когда я понял, что меня не столько волнуют елки, сколько азарт погони за человеком, я прекратил это занятие.

Наверное, одним людям нравится азарт охотника, другим - нет, но узнать это про себя человек может, только взяв в руки оружие

А что может узнать о себе человек, взяв в руки удочку? Остается он тем же самым или становится другим?

По-моему, Лика, удочка - ровно такой же инструмент для умерщвления живых существ, как и ружье. Я бы, честно говоря, и сачок для ловли бабочек к ним приравнял. Целью всех этих процессов является убийство ради забавы – что бы мы там ни говорили о том, что рыба не такая чувствительная, как кабанчик, а бабочке вообще по фигу. Вопрос морального свойства: зачем убивать живое, если этого можно не делать, обращен к человеку, и здесь важно, что чувствует (или чего не чувствует) человек. А не то, что чувствует живность. Если человек узнает о себе, что в процессе охоты или рыбалки он получает удовольствие, зажигается азартом или просто развлекается – но не узнает, что он становится убийцей – значит, человеку нужно хорошенько задуматься.

Стас, конечно, удочка, а тем более спининг, так же как ружье меняет человека. Но все-таки рыбы, а тем более акриды - это что-то другое. Не зря Петр, перед тем как стать Петром был рыбаком, а святые отцы часто питались акридами.

Между нами и рыбами ползают земноводые и пресмыкающиеся, а от бабочек нас вообще отделяют целые "типы" и "классы" живых существ. Наверное поэтому мы воспринимаем всех не теплокровных  скорее как "дары природы", а не живые существа.

Михаил, я вовсе не против добывания хлеба насущного. Даже если "хлеб" – это рыбка или свинка. Мне (лично) неприятны виды досуга, когда убийством забавляются. А как труд или как необходимость питаться – оно абсолютно естественным мне кажется.

Согласен с Вами – не чувствуем мы всех своих братьев братьями. Но одно дело – комар, от которого мы защищаемся, а другое – бабочка, которой мы пополняем свою коллекцию трупиков.

Про бабочек - согласен. Но рыбок-то мы все-таки едим. Вот если бы мы их ловили на чучела, это было бы отвратительно. Еда извиняет.

Тех, кто ест – и я извиняю. Но рыбок, кстати, часто на чучела ловят. Больших, красивых и не очень съедобных. Да и тех, которых не на чучела – очень часто вовсе не по причине, что есть нечего.

 Про рыб - на чучела: думаю, что те, кто это делает, делают это как раз ради заработка. Что-то я не встречал рыбаков-любителей, делающих чучела из рыб. Может, одну за всю жизнь, на память.

В этом году был на "трофейной" рыбалке на тайменя. Всех тайменей отпускали после взвешивания. Крупные таймени (больше 15-20 кг) очень часто становились победителями в борьбе с ловцами и уходили не пойманными. Все это в каком-то смысле напоминало соревнование, поединок с Рыбой. И от того, что рыб отпускали, количество адреналина в крови ниже не становилось.

Я имел в виду не таксидермистов, кто чучела набивает, а тех, кто добывает так называемые трофеи. Довольно распространенная практика. Вот Вам, Михаил, эти трофеи, на вскидку выловленные из Гугла:

Что же касается поединка – эта позиция мне, увы представляется несколько самообманчивой. Во-первых, поединок – это когда обе стороны согласны его проводить, а вы тайменей не спрашивали: охота им болтаться на крючке, взвешиваться и вообще переживать шок? Да и не очень-то равный этот поединок. Вот если бы на медведя с рогатиной – тогда да, а в ситуации с рыбалкой рыбаку все-таки почти ничего не угрожает: где же здесь единоборство?

Стас, я не уверен, что этот хмырь сам поймал эту рыбу-молот и сделал (заказал) из нее чучело. Это, скорее, деталь интерьера, согласен, гнусная из-за несоразмерности цели (интерьер) и средства (красивая акула - убита).

Что касается поединка, то включите в него и выслеживание и трудности сплава в диковатой местности и опыт и умение рыболова, т.е. со строны рыболова положено много чего, что, в принципе, как бы уровновешивает неприятности тайменя. Хотя я должен еще раз подтвердить: все это соревнование - рудимент первобытного человека-охотника. А может и не рудимент, так как спорт и азарт победы в любой деятельности - что это, как не естественные потребности человека? "Законные" убийства, рыцарские турниры и дуэли превратились в поединки в боксе и борьбе по строгим правилам. Так и рыболов, отпуская побежденную рыбу находит компромисс между своей моралью и азартом первобытного охотника.

Уважаемый Михаил, мне кажется, что мы с Вами примерно об одном и том же говорим, просто углы зрения на это "одно и то же" у нас немного разные. Я совершенно согласен с Вашей оценкой охоты (рыбаки) как рудиментарного занятия. Просто Вы этой рудиментарностью его оправдываете, а я -  нет.

В человеческих единоборствах, кстати, я вижу ровно тот же самый атавизм: ни бокс во всех его проявлениях, ни борьба (даже по правилам) не кажутся мне цивилизованными способами достучаться до истины.

И тем,  другим я, кстати, занимался. Поэтому с рудиментарным духом соперничества знаком не понаслышке.

Стас, полностью согласен с оценкой наших позиций. с небольшим добовлением: я не оправдываю и не обвиняю. Я просто говорю, что он (дух соперничества) естественен. Далеко не все естественное в человеке хорошо, но то, что, по крайней мере в спорте, этот дух вытеснен в область, где есть правила, следуя которым минимизируется вред сопернику, - это шаги в правильном направлении.

Возвращаясь к началу дискуссии: охота - зло; рыбалка, тем более когда выпускают пойманных рыб - нормальный компромисс. Не исключено, что когда-нибудь и этот компромисс покажется большинству недопустимым. 

Я даже от того, что со мной происходит, когда я, севшего на меня комара убью, иногда задумываюсь. Но ведь где-то же существует грань. Липкая лента для мух? Ловушка для тараканов?

Комар – это враг наш. Он нас кусает, а мы с ним воюем. Так что тут естественная борьба происходит.

Мухи и тараканы всякую гадость на себе приносят в наши дома. Тоже, значит, враги.

А червяк дождевой или там бабочка – они, вроде бы, нам плохого не делают. В этом, полагаю, и разница. Здесь, считаю, и грань.

Лика, комары, мухи и тараканы - это наши исконные враги. С ними у нас честная война, в которой, кстати, неизвестно, кто побеждает.

"преследованиие незаконных торговцев новогодними елками на Киевском вокзале". Дико интересно. И что поймали негодяев?

Борис, это было в 60-е. На Биофаке была довольно авторитетная дружина по охране природы. В основоном они преследовали браконьеров. Я особо в ней не участвовал, и м.б. это была даже отработка некой повинности, вроде "картошки" или ДНД (что это объяснять не надо?), но решив, что дело благородное - пошел. Мы стояли на платформе и встречали электрички и если видели, что кто-то везет елки, спрашивали чек из магазина. Некоторые, завидя нас пускались наутек, или выбрасывали елки из окна на подъезде к вокзалу. Таких мы караулили на подъездных путях. Потом как-то привлекалась милиция и торговцев штрафовали. Казалось бы, мы все делали, как сейчас бы сказали, политкорректно, а все-равно стало стыдно. И из-за азарта, проявлявшегося в охоте на человека и из-за помощи государству, преследовавшему мелких нарушителей одновременно с беззаконием в другом. В те годы помогать государству в преследовании кого бы то ни было уже становилось неприличным.    

а что делали с добычей? в смысле с брошенными елками? ну и с отобранными?

Честно говоря, не помню. Наверное, сдавали в государственную торговлю. Характерно, что тогда этот вопрос нас (меня?) не интересовал. 

"подлое подкарауливание"
Эстетика убийства

Бесконечно далекая тема!

И все же после прочтения этого очень симпатичного и легкого текста черт попутал – решил  найти для себя ответ, почему для меня самого такая позиция неприемлема? Разве не охотно пошел бы я на охоту – да хоть ради антуража, природы вокруг и  разговоров у костра, – пострелял бы в небо и, по выражению Ковалева «перепоручив убийство», с превеликим удовольствием обгладывал бы косточки какого-нибудь перепела? Да наверняка! Вот ведь подлый лицемер... Поэтому и не пытаюсь никого ни к чему «призывать». Да и морализаторства хотелось бы избежать, только вот получится ли? Ох, боюсь, занесет...

Ведь совершенно ясно, что жизнерадостный Борис ловко пустил обсуждение по тупиковому пути, поскольку с «правами животных» эта проблема ничего общего не имеет. Но раз Борис поднял эту тему и ожидает ответных выстрелов – так что ж, их есть у меня!  Человеку дан только он сам – с собой и разбираться. Но начинать надо совсем не с этики.

Может ли мертвое быть прекраснее живого? Умирает человек – его лицо становится на несколько мгновений прекраснее – ненадолго, да и речь здесь о существе духовном (в этом и суть такого преображения), к тому же умершем своей смертью. Убийство животного плохо вовсе не тем, что нарушает его право на жизнь (их права действительно только «внутри нас»)  –  оно просто разрушает красоту. Не противоположно ли в этом смысле деяние охотника деянию художника, который дарует мертвым объектам вторую жизнь, хотя бы в тех же натюрмортах? В вопросе о приемлемости убийства того или иного живого существа люди руководствуются чаще всего простым эстетическим чувством: страшно разрушить красоту. Убить летящего вдалеке перепела кажется легче, чем убить оленя, особенно если ты ему уже заглянул в глаза. Тут уж надо быть или невосприимчивым к красоте, или получать удовольствие от ее распада. Впрочем, современные «творцы» в основном этим и занимаются, но не о них речь.

Охота – одна из многих мужских игр. Каждый из нас избывает свои инстинкты и комплексы как хочет и как может. Кому не дает покой инстинкт самца-производителя, сеющего где ни попадя разумное, доброе и вечное, кому – самца-терминатора, кому – и того и другого, и еще третьего. Быть распорядителем чужих жизней значит не только подтверждать свою силу и ловкость – она ведь пьянит, эта власть, не так ли? Мало того, отнятые жизни (согласно очень древнему и глубоко укорененному в человеке мироощущению) переходят к герою, уравнивает его с самим Провидением и как бы гарантируют его бессмертие. Разве будет такой уж гиперболой сравнение удовольствия от охоты, связанного с ней азарта и ощущение безграничной власти с сексуальными переживаниями вообще? а в контексте уничтожения красоты и жизни – с ощущениями какого-нибудь растлителя малолетних, в полной власти которого находится какое-то прекрасное существо, жизнь которого он может безнаказанно (примем такой вариант в качестве гипотезы) уничтожить? (Эк куда хватил!) Заранее прошу прощения, ибо и в мыслях не имею оскорбить доблестных охотников – хочу просто додумать мысль до конца (хотя это несколько рискованно, ибо чувствую, то кое-кто уже нервно положил палец на курок! Несомненно, я перегибаю палку – но зачастую только доведением до абсурда можно по-настоящему очертить проблему.) Так вот – стоит ли покупать мгновения удовольствий (любых) ценой чужой жизни (любой)? Возражение о «перепоручении убийства этих “котлет“» всеми нами, многочисленными противниками охоты и  в то же время чревоугодниками, как-то не убеждает – ведь давно же сказано: зло неизбежно (как и котлеты), но горе тому, через кого оно приходит в мир... 

А замечание  из видеодискуссии «стреляю, как по мишени в тире» вообще симптоматично, ибо превращает жизнь в разновидность компьютерной игры, без разбора где живое и реальное, а где имитированное – только вот, если что, клавишу Backspace трудновато будет нащупать...

Владимир, вы совершенно правы. Убийство животного это разрушение красоты, гармонии, того, чего нам самим создать не дано. Не можешь починить - не ломай. Но это, конечно, только одна сторона. Посмотрев в глаза оленю мы на мгновение становимся оленем - так устроен человеческий мозг, мы узнаём в его взгляде что-то, что нас объединяет. Душу оленя видим, наверное. Поэтому чем ближе животное к человеку тем больше приходится преодолевать для убийства. Потому что убийство не только красоты тела, но и тайны души.

.

А эти разговоры охотников про мясо из магазина, про отдых и познание природы, про то что животных надо убивать чтобы не расплодились - это просто попытки обмануть себя, обмануть то, через что им всем пришлось переступить совершив первое, второе, третье убийство. Это попытки оправдать то, что оправдать нельзя - удовольствие подразумевающее убийство другого живого существа. Даже если это необходимое зло оно всё равно зло. Можешь воздержаться - воздержись. Такое простое совсем правило.

.

Я тоже очень любю природу. Тоже люблю жить в лесу, готовить еду на костре. Тоже люблю животных, птиц, рыб. Смотреть на них, узнавать их ближе. Но убивать, причинять страдания это всё никак не влечёт за собой. Ребята, не нужно для этого убивать, поверьте!

убийство не только красоты тела, но и тайны души -

Юра, все так! Вы совершенно правы!

но я вообще-то ошибся адресом: этот пост был предназначен для блога Бориса. куда я его теперь и поместил. Может быть, Вы тоже переместитесь туда? Был бы рад! "Можешь воздержаться - воздержись."

А то, что Борис сам поднял такую тему показывает, что его очень сильно "достали", или же что он в глубине души еще не окончил спор с самим собой.

http://www.snob.ru/selected/entry/8223#comment:56087
Охота - убийство. Ведь у вас есть космические технологии, винтовки с прицелом, наноноски и пособия для болванов. А у оленей - только рога да копыта. Ну еще ценный мех

Саша, спасибо за поддержку! посмотрите мой ответ Юре! Я бы хотел продолжить дискуссию там, где залегли все охотники -  то есть на сайте Бориса. Тем более, что он сам и его текст мне действительно очень симпатичны. Если не боитесь схлопотать пулю -  присоединяйтесь -  будет весело! ))

Мне интересно, почему люди, которые говорят о правах животных, наделяют этими правами  только охотничьи объекты? Почему отказывают в праве на жизнь коровкам, козочкам или гусям? Это мне представляется лицемерием. Я бы больше уважал своих оппонентов, если бы они все оказались вегетарианцами. Я могу понять: человеку может быть отвратительно представить себя в роли охотника, в роли стреляющего и убивающего…особенно, когда приходиться добивать…я это понимаю: есть брезгливость, есть восхищение тем или иным животным или птицей, а тут она в агонии бьется и все это сделал он…Но получается, что эти эмоциональные чувствительные люди (если они не вегетарианцы) пользуются услугами наемных убийц? Зачем же прятаться за других? Это же лицемерие!

И еще. Если наделить всех равноправием, то и гельминты животные, и вши, и клопы…Эта точка зрения весьма эмоциональна, но она лишена здравого смысла.  

Необходимое зло это тоже зло. Можешь воздержаться - воздержись. Не можешь быть вегетарианцем, так хотя бы воздержись от ненужного убийства. Никакого лицемерия здесь нет. Постепенная минимизация зла в мире это ли не здравый смысл?

Уважаемый Сергей! я же говорил, речь для меня идет о лишь о разрушении красоты и об эмпатии. Ну не вызывает у меня комар эмпатии, хоть убей!

что же касается услуг наемных убийц... тогда продолжу свое рискованное сравнение: кто ходит в бордель, поддерживает этим проституцию и финансирует ее. И все же Вы вряд ли приравняете такое достойное всеобщего порицания поведение к изнасилованию или растлению?

Уважаемый Сергей!

очень жаль, что Вы мне не ответили.

Но вот например в Германии Tierschutzgesetz ничего не говорит о правах животных, только об обязанностях людей по отношению к животным.

Кстати, разве уничтожение целых народов проходит не в результате манипуляции с человеческим сознанием, когда те, кого убивают, объявляются и осознаются как "недолюди" или нелюди? Чтобы перешагнуть через "моральный запрет" на убийство целовека необходима его переоценка в качестве"нечеловека".

В результате чего у гонителей появляется тот же азарт...

Опять из крайности в крайность. В этом споре не будет правых и виноватых. Про защитников природы. Друзья, вы клеймите людей разматывающих удочку или спускающих курок . Давайте поговорим про уродов вытрясающих пепельницы во дворах домов, про дегенератов оставляющих срач на месте пикника, не задумывающихся про то что будет с этим мусором. Давайте поговорим про лесные пожары (в 99 процентах случаев результат окурка "туриста" но никак не охотника) которые уничтожают не отдельную зверушку а выкашивают гектары жизни. 

Среди охотников как и влюбом обществе хватает засранцев. Я охочусь более 15 лет. И четко знаю (и это первое что мне вбивали в голову старшие товарищи которые и пристрастили к этому занятию)  что моими усилиями разведено в разы больше кабанов и оленей чем я добыл. 

И охота это не обязательно (и как правило) пьянка и стрельба по всему живому.

Алексей, а почему в дискуссии про охоту мы должны говорить о тех, кто пепельницы вытрясает? Может, заодно и о вреде курения тогда уж побеседуем? А лучше давайте сразу про педофилов.

И не стоит прятать слово "убил" за эвфемизмом "добыл". Разве нет иного способа разведения кабанов и оленей? (Кстати, я не очень понял, как разведение связано с убитыми зверушками).

Суть не меняется. Охотники добывают. А про разведение очень просто. Цивилизованный охотник (не браконьер) покупает лицензию на отстрел того или иного животного. Охотника сопровождает егерь. Который жестко следит за тем как и на кого ведется охота. Лицензия как правило недешевое удовольствие. Охотхозяйства на территории которых проводятся охоты напрямую заинтересованы в увеличении поголовья зверя, и как правило тратят значительные ресурсы в том числе и с коммерческих охот на питание и разведение зверя. Охотник который выбирается в лес 1-2 раза в год (сезон как правило ограничен периодом сентябрь-декабрь) зачастую не имеет нормальной огневой подготовки и палит в молоко. Потому как никакой стенд не даст навыков стрельбы в лесу например. Так что счет точно в пользу зверя. 

Если егерь будет следить за тем, чтобы в его хозяйстве не охотились браконьеры, вместо того, чтобы сопровождать "коммерческих" охотников, то поголовье зверей тоже будет расти. Да и вообще речь здесь идет не о сохранении поголовья, а об этическом аспекте охоты как способа приятно провести время. 

какое это все имеет отношение к тому, что живое Вашими руками обращается в мертвое?

Охота, как способ развлечения (а не как способ пропитания) является убийством, к сожалению, часто узаконенным. В этом "поединке" между благополучными, сытыми, вооруженными людьми и несчастным затравленным животным конец известен заранее.

Позвольте поддержать одного из оппонентов этой дискуссиии - Алексея. Судя по постам, он, один из не многих, кто представляет сторону охотников. В этой дискуссии, нам сложно предоставить яркие аргументы второй стороне. Мы, по ее определению, - убийцы!

Остается задать вопрос - все ли наши опоненты Вегетарианцы?

В дальнейшем стоит, на мой взгляд,  проводить   дискуссию по этому вопросу между Вегетарианцами и Охотниками.

В защиту охотников

Полностью поддерживаю Олега.  Вспомним Грибоедова "А судьи кто?"  НЕВЕГЕТАРИАНЦЫ едят мясо СПЕЦИАЛЬНО ВЫРАЩЕННЫХ ДЛЯ УБИЙСТВА животных, у которых нет вообще НИ ОДНОГО ШАНСА. Эти животные всю свою короткую жизнь содержаться в таких "скотских" условиях, что не пожелаешь и врагу...  Получается, что домашние животные, откармливаемые "на убой", оказываются в гораздо более гнусной ситуации, чем их дикие сородичи, у которых есть  очень большой шанс выжить. На самом деле, не смотря на весь прогресс развития орудий охоты, прошедший от палки-копалки и лука со стрелами до современных карабинов с прицелами ночного видения, процент добычи охотников находится на уровне сотых или тысячных от общего числа живущих в дикой природе зверей.  Кроме того, есть ещё звенья в пищевой цепочке между теми же копытными и человеком - хищники. Например, волки наносят гораздо больший урон живой природе, чем все охотники вместе взятые. А охотники охотятся и на волков.

Татьяна Кокина Комментарий удален

Новости наших партнеров