Анастасия Рябцева /

«Теперь ты никто». История одного бездомного

Как выжить, если выгнали на улицу? Когда украли паспорт и не хотят узнавать бывшие знакомые? «Сноб» и благотворительная организация «Ночлежка» поговорили с бездомными, которые живут на улице десятилетиями. Если вам кажется, что с вами такого не может случиться, в конце этой статьи вы найдете тест и узнаете, высока ли вероятность, что лично вы потеряете дом

+T -
Поделиться:
Фото: Виктория Рыжкова
Фото: Виктория Рыжкова

Ирина. 62 года, пенсионерка, бездомная

Иногда говорю: «Господи, помоги!», а так не очень в Бога верю. Я всю жизнь занималась животными, я по профессии ветеринар-кинолог, в теорию Дарвина верю. Все мы братья — и мы, и животные. Животные, правда, помягче. Ни одно животное не будет просто так издеваться над себе подобным, а человек…

Дома у меня нет с 2006 года. Мы жили с мамой и с мужем. Мама умерла, и я хотела просто поменять ту квартиру на другое жилье. Обманули. Те, кто делал обмен, оформили наш дом на себя. Мы там пожили немного с мужем, а потом нам сказали: выметайтесь. Я и не пробовала судиться с людьми, которые отняли наш дом. У меня и документов никаких нет.

Пожили немного у мужа. У него сестра, и дети у сестры, места мало. Мы с ним не были официально расписаны, жили в гражданском браке. Пока муж был живой, я не отчаивалась, что обманули, а потом, когда муж умер, стало тяжело. Он умер в 50. Пил много.

Пока сам не дойдешь до того, что пить нужно бросить, не бросишь. Муж мой, пока был живой, всегда старался, чтобы я в обед с ним хоть стопочку выпила, чтобы я потом на него не ругалась. Мол, вместе посидели, ничего страшного. Я его пробовала и лечить, и уговаривала. Ничего! Пока человек сам не решит, что ему этого не надо, никто его не спасет.

Муж умер, у сестры дочка выросла, замуж вышла. Негде нам было всем вместе жить. Я ушла. Я за шесть лет ни глотка не сделала с тех пор, как муж умер. Жила у знакомых. Помогала по огороду, по хозяйству. А потом женщина, у которой я жила, продала дом и купила квартиру. А там что? Комната ее, комната мужа… Мне там места не было. Она меня устроила бабуле помогать в Солнцевском районе. Эта бабуля как староста деревни там. Там у меня и паспорт украли.

В юности я работала в совхозе, и все меня там знали. А когда я, потеряв паспорт, попросила в том же совхозе: «Дайте мне справку, что я — это я», они мне сказали: «Теперь ты у нас не прописана, ты никто, и мы тебя знать не знаем». И везде вот так без прописки: «Ты не наша». Я — гражданка России, но без прописки я, получается, ничья.

Но вообще мне много люди помогали. Лучшее в людях, я считаю, доброта. За все это время я никогда не жила на улице или где-то на вокзале. Но у чужих людей ты все равно лишний и мешаешь, даже если помогаешь как можешь.

В «Ночлежке» я полгода. Сделала паспорт, пенсию, инвалидность мне оформили, вторую группу, много сделали здесь. Тут ленинградцев ставят на очередь на жилье, еще в интернат можно поехать, а кто помоложе — работать могут и жилье снимать.

Тут каждый старается себя немножко сдерживать, свои эмоции. Мы довольно дружно живем. Правда, когда уходим, мало общаемся. Я ухожу в сентябре. К подруге в область. Мне бы покоя и тишины. Чтоб я пришла в свою комнату и все: тихо, одна. Мне трудно, если далеко идти, а огородом я с радостью занимаюсь — там не надо бегать.

Пройдите тест «Ночлежки» и узнайте, высока ли вероятность, что лично вы потеряете дом.