Анастасия Рябцева /

«Много сейчас обмана, вся жестокость от этого». История одной бездомной

«Сноб» и благотворительная организация «Ночлежка» поговорили с бездомными, которые живут на улице годами. Если вам кажется, что с вами этого не может случиться, в конце этого монолога вы найдете тест и узнаете, высока ли вероятность, что лично вы потеряете дом

Фото: Виктория Рыжкова
Фото: Виктория Рыжкова
+T -
Поделиться:

Екатерина, 30 лет:

Мать меня родила в 17 лет. То ли ее в семью с ребенком не пускали, то ли еще что. Я детдомовская. Честно сказать, у меня было очень непростое детство. И, знаете, осталась обида. Так что у меня пока нет желания найти родителей. Может, со временем, когда свои дети появятся.

Сразу после детского дома я закончила медицинский колледж и устроилась на работу. Я медсестра общего профиля. Около двух лет проработала по профессии, но, поскольку зарплаты там у нас были очень маленькие, пошла в продавцы.

Приехали в Петербург с бывшим мужем в 2008 году. Переписала на него квартиру детдомовскую, не думая, что мы будем разводиться. Он сильно пил, и квартиру пришлось продать. Так я осталась на улице. И жила там с конца 2012-го до апреля 2014-го.

Самое страшное на улице —  ощущение, что некуда пойти. Еще я как женщина боялась мужского пола. Я могу дать отпор, но все равно одной страшно. Было у меня много мыслей о самоубийстве. Но тогда молиться начинаешь. Посидел, успокоился, прошло. Вера помогает. Бывало, что по несколько дней подряд не ела. А потом сядешь, успокоишься. Терпишь, и ничего.

Бывает,  идешь по улице, и ничего у тебя нету, и такую озлобленность вдруг в себе чувствуешь. И тогда про себя понимаешь, почему какой-то человек что-то страшное совершил.  

Мой второй муж из Челябинска. Я встретила его на улице. Вдвоем на улице намного легче. Бывает,  руки опускаются, и всё — не могу больше. А Женя поддержит, скажет пару слов, и уже можно дальше жить.

Зимой было тяжело. Я никогда не просила у людей денег на улице. Для этого нужно отдельную смелость иметь. Поэтому мы работали в охране. Сутки отработаем, а потом сидим где-то по кафе или по трамваям. Денег было мало, а жилье дорогое, потому и не снимали. Впрочем, сейчас я понимаю, что, когда на улице живешь, больше денег уходит, чем в квартире.

Общежитие пробовали найти. Приходили — мужские места есть, женских нет. Или наоборот. Все как-то не получалось. Стали работу искать с проживанием, но и там то же самое. Вообще люди лучше к животным относятся, чем к другим людям. Даже когда по квартирам комнату ищешь. Сколько с людьми разговариваешь, с хозяевами, все время слышишь: тех не берем, этих не берем, те обманули, эти обманули. А ты приходишь, и они, наученные горьким опытом, и к тебе насторожены. И ты страдаешь от чужих обманов. Наверно, много сейчас обмана, поэтому люди и перестали доверять. Вся жестокость из-за этого.

Я в январе сломала ногу, упав со ступенек троллейбуса. И в этот момент у меня украли сумку с документами. Вот мы с мужем и жили в «Ночлежке», пока не восстановили документы. А сейчас уходим, потому что нашли работу с проживанием.

Нас с мужем сложности сблизили. Женя говорит, что пусть лучше мы в начале пройдем сложности, чем потом. Хотим жилье снять и, конечно же, родить ребенка. Это у нас на первом плане. Я пока дальше, чем про одного ребенка, не думаю. Главное, ему какую-то профессию получить, какую-нибудь такую, может, не как у мамы — медсестра, а попрестижнее.

Может, я материалисткой покажусь, но мы хотим собственное жилье иметь.

Пройдите тест «Ночлежки» и узнайте, высока ли вероятность, что лично вы потеряете дом.