Анна Алексеева /

«Группы смерти — страшнее, чем ИГИЛ». Из истории одной паники

Россия — в мировых лидерах по детским самоубийствам. Основные причины — неразделенная любовь и конфликты в семье. Но Госдума считает иначе. Депутаты приняли закон об уголовной ответственности за создание в соцсетях «групп смерти», а вчера его подписал Путин. Однако антропологи и социологи уверены: влияние интернета преувеличено, а главный источник опасности — федеральные СМИ. «Сноб» побывал на дискуссии в Сахаровском центре и выслушал аргументы исследователей

Фото: GettyImages
Фото: GettyImages
+T -
Поделиться:

О «группах смерти» заговорили в мае 2016 года, после статьи Галины Мурсалиевой. Журналистка «Новой газеты» рассказала об игре «Синий кит». По ее версии, кураторы в соцсетях давали подросткам задания, последним из которых было самоубийство.

Публикация вызвала волну паники. В конце 2016 года к историям про синего кита прибавились истории про «фей огня», «наркожвачки», игру «беги или умри». В мае 2016 года «группам смерти» было посвящено 1618 публикаций. В марте 2017 года — уже 9607.

Антропологи из исследовательской группы «Мониторинг актуального фольклора» РАНХиГС выяснили, что «кураторы» — такие же школьники, а цель игры —не довести до самоубийства, а пощекотать нервы.

Но было поздно. В конце декабря на сайте иркутского управления Следственного комитета появилась инструкция для родителей, как понять, хочет ли ребенок покончить с собой. Среди признаков суицидального настроения у ребенка: сохранение картинок, критикующих семью и школу, а также фото китов, медуз, кошек, бабочек и единорогов. Родителям также советовали задуматься, если ребенок публикует в соцсетях стихотворения Есенина и Бродского.

Родители задумались. И занялись рассылками сообщений о группах смерти и различных опасных играх. В некоторых школах с родителей даже брали расписку, что они предупреждены о «группах смерти».

Александра Архипова, руководитель исследовательской группы «Мониторинг актуального фольклора» РАНХиГС:

Существует три способа убедить общество в том, что опасность реальна. Первый — ссылки на свидетельства родственников, знакомых, коллег, СМИ, МВД. Все рассказы очень подробные, наполненные биографическими свидетельствами: «Девочка Катя из благополучной семьи, училась хорошо, но вступила в группу...» Человек, как правило, не говорит практически ничего от себя, только призывает к бдительности и максимальному репосту.

Если не удается убедить общество, что опасность реальна, начинается имитация голоса власти или науки, публикуются псевдоофициальные документы. Например, в октябре 2016 года до начальника Управления по образованию администрации города Краснознаменска Виктора Грищенко доходит слух о «наркожвачке», которую детям у школ дают наркодилеры (эта паническая история разворачивается параллельно с «группами смерти»). Он из благих побуждений пишет письмо на официальном бланке, ссылаясь на несуществующие сведения МВД и рассылает его, провоцируя панику. Позже МВД опровергает сообщения о «наркожвачках».

Но если Грищенко ссылается на письмо МВД, которое теоретически могло бы существовать, то некоторые идут дальше и занимаются фабрикацией — созданием несуществующего. Фальсификация становится последним аргументом убеждения общества в том, что опасность реальна.

2 и 3 марта 2017 года в прайм-тайм на «Первом канале» в передаче «Мужское и женское» активисты группы «спасения детей от киберпреступлений» продемонстрировали договор купли-продажи детских душ, который якобы заключается между куратором и администратором «групп смерти».

Через несколько дней после выхода передачи губернатор Ульяновской области Сергей Морозов на экстренном заседании Совета безопасности сказал, что кураторы получают деньги за убийства детей, а «группы смерти» страшнее, чем ИГИЛ. Он потребовал от школ начать перепись детских аккаунтов в соцсетях.

В начале апреля депутат Виталий Милонов внес в Госдуму законопроект, согласно которому подростки смогут регистрироваться в соцсетях по паспорту и только с 14-летнего возраста. А в конце мая Госдума приняла закон об уголовной ответственности за создание «групп смерти» в социальных сетях, склонение детей к суициду и вовлечение их в опасные игры. За доведение до самоубийства теперь будут сажать на 6 лет.

Опасность стали видеть не в конкретных людях, например, кураторах групп, а в интернете и новых технологиях в целом — к такому выводу приходят антропологи.

Анна Басова, руководитель научного отдела Центра психического здоровья детей и подростков им. Сухаревой:

Какими бы «цифровыми» ни были дети, рожденные в начале нулевых, им требуется общение с родителями. Парасуицидальное поведение, нанесение порезов или шантаж «мама, я в окно выброшусь» — показатель того, что контакта между ребенком и родителем нет.

К нам ежегодно поступает около 2500 детей, в основном из благополучных семей. Серьезных суицидальных попыток, к счастью, меньшинство. Родители работают целый день, у них нет ничего общего с ребенком. Требования от родителей и школы растут, и ребенок не выдерживает. Бывают и дети из асоциальных семей, и с подростковыми депрессиями из-за гормональных скачков. А вот подростков, которые состояли в «группах смерти», у нас единицы.

У «группы смерти» есть один положительный момент: родители и учителя обратили внимание на душевное состояние детей. Нас стали приглашать в школы на лекции для учителей, где мы рассказываем, на что следует обратить внимание в поведении подростков.

Центр социального проектирования «Платформа» провел всероссийский опрос: стоит ли ограничивать доступ в интернет из-за «групп смерти». 48% высказались за государственный запрет доступа в интернет детям до 14 лет, 66% полагают, что это бессмысленно. Интернет как единственный фактор самоубийств отметили всего 3% опрошенных. По мнению большинства, основные причины самоубийств — отношения в семье (74%) и со сверстниками (61%). К существованию интернета положительно отнеслись 92% россиян, 75% опрошенных уверены, что интернет способствует повышению уровня образования у детей.

«Получается, что на основе смоделированного явления, которое в общем-то исчезло, принимается закон о борьбе с этим явлением. Я называю этот феномен экстремальным законотворчеством», — говорит Дмитрий Лисицин, гендиректор «Платформы».

Однако в истории паники, связанной с «группами смерти», нельзя не сказать о разрыве между взрослыми и детьми, которые родились с телефоном в руках и ориентируются в Сети лучше родителей. Родители не могут контролировать детей в интернете. Да и интернет, как выяснили исследователи, у них разный.

Полина Колозариди, младший научный сотрудник лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ:

Все интересуются детьми, но никто не интересуется родителями и тем, что они делают в цифровом пространстве. Родители и дети в интернете почти не встречаются, у них разный интернет. Более того, в интернете дети от родителей «убегают», например, если взрослый регистрируется на том же ресурсе, где проводит время его ребенок. Если раньше взрослые, чтобы составить свое мнение об интернете, черпали информацию из старых медиа, то сейчас начинается легкая шизофрения. Сегодня мы живем в новых медиа. Рассказы о том, что интернет уничтожает детей, распространяются в том же интернете.

По данным МВД, в 2016 году покончили с собой 720 подростков. Только один процент самоубийств связан с «группами смерти» — это семь случаев.

Комментировать Всего 20 комментариев

Когда-то стал популярен афоризм Томаса Саса: "Часто можно слышать: он не нашел себя. Но себя найти невозможно. Себя можно только сделать". Детей не учат делать себя. Сам же по себе человек научиться этому способен ох как нечасто. В результате им становится неинтересно собственное существование, и в поисках развлечения они иногда попадают в лапы всякой мрази. Ребенок, которому интересно жить, едва ли увлечется тем, чтобы развлекаться смертью.   

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев, Сергей Мурашов

Думаю, всё сложнее:

"Есть упоение в бою,

И бездны мрачной на краю,

И в разъяренном океане,

Средь грозных волн и бурной тьмы,

И в аравийском урагане,

И в дуновении Чумы." (С) А.С. Пушкин

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

А это вовсе не просто. Пушкинский герой сидит среди таких же как он, в надежде напиться и забыться, тем самым убежать от страха перед тем, чего делается в городе, и с чем он сладить не может. И разум его бодрится, ищет упоения и в море, и в Саудовской Аравии, и на войне... но только не в собственном состоянии, которое как жернов на шее здесь и сейчас. Пугает банальность судьбы - подхватить чуму и умереть.  А как создать себе другое он не знает. ... С детьми происходит то же самое. Их ведь  не учат распоряжаться собой. Взрослых редко интересует,  испытывает ребенок вкус к жизни, или просто отбывает повинность перед социумом.

Найти себя и означает: найти из чего и, главное, зачем себя делать. Сас говорил о том,откуда вообще возникает мотивация" сделать себя"?

 Насколько я успел понять его взгляд,  Сас всю жизнь настаивал на следующем: ответственности не может быть там, где свободу выбора отняли или никто не отнимал, а ее просто выбросили за ненадобностью. И что свобода выбора - то самое проклятие, которое со времен Адама следует за грехом познания добра и зла. Вот из нее мотивы человека что-то делать появляются. 

Свобода выбора, как и различение ( то есть язык, собственно, говоря) - дар и проклятие, разумеется. Но Вы не ответили на вопрос: откуда мотивация  "делать себя" по Сасу? Саса я считаю одним из самых смелых мыслителей, так что вопрос всерьез. Я не помню у него этого.  

Попробую изложить, как мне представляется. Я тоже не видел таких объяснений в тех его текстах, которые изучил сам.  Однако, мне кажется Томас Сас посчитал бы ошибкой попытку отвечать на такой вопрос в рамках естественнонаучной парадигмы. Он сказал бы, что ответ на вопрос "откуда берется мотивация" - в конечном итоге будет результатом умозрения, а не наблюдения. Соответственно, это всегда будет религиозное объяснение, которое маскируется под научное. С его позиции, люди делают со своей жизнью что-то потому, что хотят это делать.  Если требуется объяснение сверх этого - это будет за рамками естественнонаучной парадигмы.   Он отослал бы с этим вопросом к кому-то, кого он сам бы счел жрецом.

Да, да. Но сам Сас себя никак НЕ причислял к представителям естественнонаучной парадигмы, не так ли? Именно в этом смысл, насколько я его понял, а я полагаю, что понял,  его борьбы против понятия безумия как естественнонаучного мифа. 

Скорее, он полагал что психиатрия подрывает естественнонаучную парадигму примерно тем же ходом, которым инквизиция разрушила христианский мир. Возможно, вот этот текст пояснит его позицию лучше:

 http://www.cchr.ru/at.htm

Спасибо за ссылку!

А разве инквизиция разрушила христианский мир? 

Во время подготовки русского издания "Фабрики безумия" мы проясняли этот вопрос. Он отвечал, что люди ищут не истины, а ухода от того, что делает жизнь невыносимым делом. Соответственно инквизиция была, по его представлению, тем паразитом, от которого избавиться представлялось возможным только вместе с хозяином, то есть, с христианской религией. Это и произошло.

В таком случае следует уточнить, что стоит за понятием "христианский мир"

Если следовать позиции Саса, христианский мир - это все люди, которые разделяли  христианскую парадигму. То есть,   представление о том, что во время ритуала, который называется анафора, хлеб и вино в руках священника становятся телом и кровью Иисуса Христа. С позиции естественных наук, такое превращение происходит исключительно в метафорическом смысле. С позиции Христианства - в буквальном. Сас полагал что именно ужасы инквизиции заставили большинство европейского населения отказаться считать это превращение буквальным, и впредь считать метафорическим. Сходным образом, шизофрения, СДВГ и депрессия -метафоры заболевания, формирующие психиатрическую парадигму. Естественнонаучная парадигма  вернётся в психиатрию тогда, когда ошибочное объявление метафорического заболевания настоящим будет отброшено. Тогда станет возможно честное понимание явлений, которые мы сейчас называем проявлениями безумия.

Статья Саса гениальна. Еще раз спасибо!. 

"Интересно жить" и "развекаться смертью", вообще-то, испокон веку, еще с древних мистерий и ритуалов,  во многом синонимы, и тут прав и Пушкин, и вся мировая литература и искусство, и музыка, чьи главные темы - Смерть и Любовь в их взаимосвязи и  взаимопереходе, и прав Серегей Кондрашов, который обратил внимание на это.   

Сознательно, с полным отчетом себе самому  рисковать собственной жизнью на самой грани, чтобы доказать всем и, прежде всего себе самому свое бесстрашие и духовную и физическую (что иногда трудно различимо) силу - это и есть то, что всегда было особенностью человека, в отличие от животного. Это понимали уже древние, например, Платон, это легло в основу "Феноменологии духа" Гегеля, и  аналитики Кожева и пр. и пр.   

Однажды  моего хорошего друга в Гаване приговорили к 15-ти годам тюрьмы. За крайне умеренную критику политики властей и передачу за рубеж данных о ситуации некоторых кубинских политзаключенных. Приговоренных было много, приговоры были предельно несправедливы, но кого волнуют приговоры гражданам коммунистического государства... далее человек попадал в тюрьму. Более молодые заключенные  объявляли голодовки протеста, а потом снимали их. Всем становилось немного хуже - их обвиняли в склонности к суициду и начинали мучить. Ну собственно как и везде, где заключенный объявляет голодовку - государство подозревает, что он пытается удрать из заключения на тот свет... Мой приятель объявил голодовку лишь однажды, чтобы добиться оказания медицинской помощи одному из сокамерников, неполитическому. Когда своего добился, то голодовку снял. Освободили его раньше срока благодаря чернокожему рубщику тростника, который потребовал признания статуса политзаключенного, проголодал 3 месяца и погиб  в начале весны 2010 года. Это перепугало Фиделя и еще кого-то людей в Евросоюзе, что у них оборвутся назревающие торговые соглашения, и несколько десятков политзаключенных выгнали досрочно. Как и все на свете, риск физической гибели - это ресурс, которым человек волен распоряжаться, может быть - по умному, а может - по-дурацки. Распоряжение этим ресурсом (начиная с отвоевания у государства права на самоубийство) - начало свободы выбора, которая человека человеком делает. Мне кажется, грамотное распоряжение этим ресурсом делает человека человеком в большей мере, чем преодоление страха смерти.

Для того, чтобы просто иметь возможность задуматься о таком ресурсе и его хотя бы в перспективе грамотно использовать, надо уже быть человеком, не так ли? Животные вне этой проблематики вообще.  

Некоторые животные, если быть точным. И некоторые люди. :)

Если быть точным - ВСЕ животные, без всякого исключения  вне этой проблематики, так как эта проблематика задается только человеческим самореферентным языком и самосознанием, а не вчитыванием в житвотных этих особенностей человека. И ВСЕ люди, без исключения, находятся  в рамках этой проблематики благодаря языку и самосознанию, которое всегда при человеке, хочет он того, или нет.