«Выходные у меня раз в два месяца». Монологи женщин на нескольких работах

Мы беднеем на глазах: реальные доходы сокращаются третий год подряд. 6% москвичей подрабатывают даже в обеденный перерыв, вторая работа есть у 27,5% россиян. Особенно новая бедность бьет по женщинам: они и так в России получают значительно меньше мужчин, а работают больше. Они рассказали «Снобу», каково это — утром быть фокусником, а вечером — риелтором

Участники дискуссии: Андрей Занин
+T -
Поделиться:
Фото: Андрей Ерш
Фото: Андрей Ерш

«Медик в России никто, зато тренером зарабатываю 100 тысяч»

Яна, 29 лет, Санкт-Петербург. Медсестра и бодибилдер

У меня среднее медицинское и высшее спортивное образование: я специалист по адаптивной физкультуре. В среду и субботу я работаю медсестрой в хирургическом отделении городской больницы. Все остальное время — я тренер. После суток в больнице я иду в зал: с 13 до 16 качаюсь сама, занимаюсь клиентами. Потом с мужем — он тоже спортсмен и тренер, работаем вместе — едем в магазин за продуктами, я готовлю еду и укладываю спать ребенка. Устаю, конечно. Выходные у меня раз в два месяца.   

Медсестрой я работаю уже десятый год. Раньше в больнице брала пятидневку, потом отошла от этого графика: тяжело было готовиться к соревнованием, и я взяла сутки. Больница отнимает много сил, это психически тяжело: о медика можно вытирать ноги, медик в нашей стране никто, пациенты не всегда адекватные попадаются. Но сама работа мне нравится. Я люблю помогать людям и занимаюсь этим на обеих работах. Медицина многое дает: я понимаю, что делать с клиентами. Сейчас нет здоровых людей. Все приходят больные: я хочу быть красивым, здоровым, начинаешь их тренировать — болячки вылезают.

Персональным тренером по фитнесу я работаю три года. Раньше занималась плаванием, большим теннисом, но это было хобби. В 2011 году я родила ребенка и решила заняться фигурой, которую немного запустила во время беременности. Однажды я случайно попала на соревнования по бодифитнесу и решила, что тоже хочу участвовать. В 2013 году я поехала на чемпионат России в Краснодар, заняла 9-е место. В 2015 году заняла первое место по области и по городу, а весной 2016 года стала двукратной чемпионкой Петербурга по бодибилдингу и вице-чемпионкой России.

Тогда у меня отношения с мужем немного разладились: я была уставшая и не очень дружелюбная. Муж-то спортсмен, но в первую очередь он — мужчина, которому нужно внимание. Но вскоре все пришло в норму.

Сыну сейчас 6 лет. Выходные он проводит у дедушек-бабушек. Мне не удается уделять ему столько времени, сколько я хотела бы. Я очень хочу отдать сына на какие-то занятия, надо нанимать няню, которая будет его возить, если у  меня не будет получаться. В общем, планов много, но чтобы их осуществить, надо много работать. Ставка медсестры — 22 тысячи, с дежурствами набегает 30–35 тысяч в месяц. Зарплата тренера зависит от сезона. Весной начинается бум, все хотят похудеть к лету, и можно заработать до 100 тысяч. Мы с мужем делаем все, чтобы сын ни в чем не нуждался. Думаем о втором ребенке.

Кроме того, я должна самореализоваться. Дети уходят из семьи, тем более мальчики. И чего мне потом — сидеть одной? Нет, я хочу заниматься любимым делом.

Фото: Дмитрий Тришин
Фото: Дмитрий Тришин

«Не люблю рутину, скоро уеду в Индию»

Ольга, 28 лет, Великий Новгород. Флорист, няня и тренер

Завидую классным теткам, которые живут и воспитывают детей, а я как дура забиваю время работой, потому что у меня нет мужика! А если серьезно, я просто получила бесполезную профессию, выучившись на актрису, и затем сменила множество профессий. Еще студенткой я начала заниматься йогой в фитнес-клубе, а потом доросла до инструктора: несколько месяцев ходила на курсы для инструкторов, посещала семинары и углубилась в практику. Потом у нас в городе появились курсы по акробатике на кольце. Я к тому времени окончила университет, все мое время уходило на разнообразную работу и тренировки — больше ничем не занималась.

Потом я переехала из Новгорода в Питер, поработала в театре и поняла, что это не мое. Я очень спокойный человек, а там дерутся за роли, а еще сплошные сопли. Зато параллельно с театром я работала одновременно флористом, фотографом и тренером по воздушной акробатике.

Когда завязала с театром, стала менеджером по продаже металлопроката — хотела научиться зарабатывать на одной работе. Скука страшная 5 дней в неделю по 8 часов: тысяча звонков в день, заказ товара в Москве на складе, поиск того, чего нигде не было, и прочая ерунда. Мне казалось, что я умираю, не было сил, ничего не хотелось. Считала минуты до конца рабочего дня. Зато там я познакомилась с девушкой в туфлях за 80 тысяч, у нее были женихи на «геликах». Все приходят за разным: она вот пришла охотиться на мужа. И мне советовала, но это немного не мое.

Потом я работала тренером по акробатике на кольце. Зарабатывала тысяч 10 — ровно столько, чтобы снять комнату. Параллельно — няней в двух семьях: это моя любимая работа. Дети в аренду веселее, чем свои собственные. Я их особо не воспитываю. Дети у меня избалованные, но со мной абсолютно адекватны. При двух работах я успевала и на танцы в другую студию ходить. Когда ты занимаешься любимым делом, время всегда найдется.

Дети разъехались на каникулы неделю назад, танцы закончились, поэтому сейчас я флорист. Оклад 35 тысяч, но в праздники можно заработать больше. У флористов тяжелый график: 3 дня работа, 3 дня отдых. Я на такой работе могу работать пару месяцев максимум, потом ухожу куда-нибудь, где график более-менее свободный. Не люблю рутину. Скоро я уеду в Индию на полгода, снова буду заниматься акробатикой — танцевать на полотнах.

Иногда мне пишут парни: «Привет, красотка, давай сегодня в 8 встретимся!» А я говорю, что у меня время, например, есть только в четверг в 17.20, ты напиши мне заранее, иначе я забуду. Парни очень удивляются: да как так вообще! Иногда обижаются. Но дело не в том, что я хочу много денег. Я в месяц зарабатываю ровно столько, сколько трачу. И я себя не ищу. Я себя нашла. Я там, где можно быть добрым человеком. Я работаю с детьми, с людьми, которым не наплевать на себя, которые хотят чего-то большего, чем сидеть в офисе и дома перед телеком. Своим примером я хочу показать, каким нужно быть.

Фото: Ольга Денисова
Фото: Ольга Денисова

«Днем я вычитываю правки в договорах, а вечером озвучиваю богиню проституток»

Ольга, 31 год, Санкт-Петербург. Актриса дубляжа и руководитель диджитал-проектов

По образованию я радиожурналист и вот уже 8 лет работаю в студии «Кубик в кубе». Раньше у нас с мужем была домашняя студия, мы сидели дома и в два голоса озвучивали сериалы. Жизнь выглядела примерно так: завтрак, озвучить серию, погулять с ребенком, озвучить серию, дневной сон, озвучить еще пару серий, сходить в магазин. Нагрузки хватало. Со временем мы стали работать быстрее, сын пошел в садик, и появилось свободное время. Я не понимала, чем его занять, пошла на курсы сценаристов, но так и не научилась сочинять истории.

Потом так получилось, что мы с мужем разошлись. Если бы этого не произошло, я бы, наверно, так и продолжала искать себя во всяком неоплачиваемом творчестве. Но мне стало страшно, что «Кубик в кубе» развалится, денег от сериалов не будет, мне придется жить на улице и все умрут. Раньше мне казалось, что пойти работать в офис по 8 часов 5 дней в неделю за 40 тысяч — это издевательство над человеком, а тут я резко передумала. Вскоре я стала руководителем проектов в диджитал-агентстве — работаю уже два года. И студия наша не развалилась, и за озвучку бывший муж мне хорошо платит.

Мне очень нравится, что у меня две работы: одна творческая и веселая, вторая — ответственная и серьезная. Днем я вычитываю правки в договорах и согласовываю макеты, а вечером приезжаю и озвучиваю богиню проституток, которая влагалищем сожрала мужчину. Это из сериала «Американские боги». Весело! Я храню яйца в разных корзинах: два независимых друг от друга источника дохода создают какое-то ощущение защищенности.

Чисто технически это выглядит так: я работаю с 9 до 18, вечером иногда езжу на студию озвучивать. Бывает, езжу на выходных. Зарабатываю от 100 до 150 тысяч в месяц. Работодатели на основной работе про озвучки, конечно знают — все же смотрят сериалы. По-моему, им прикольно, что я разносторонняя. Они мне даже подкидывали заказы как диктору.

Тяжело, когда у тебя мало денег и много свободного времени, чтобы думать плохие мысли и тревожиться о будущем. А быть постоянно загруженным — классно. Я успеваю еще на йогу ходить, с сыном гулять в интересных местах и делать маникюр. Чем насыщенней жизнь, тем счастливей я себя чувствую.

Иногда чувствую вину перед сыном за то, что я вечно в загрузе. Но я нашла ему двух чудесных молодых нянь. Когда приходится озвучивать до полуночи, они с ним остаются, учат его акробатическим трюкам (одна из нянь — Ольга, которая рассказывает о себе выше. — Прим. ред.), он их любит и ждет с ними встречи. Хорошие няни — это очень важно, ребенок доволен, мама спокойна. На выходных иногда ездим озвучивать вместе с сыном, и он тоже в восторге, потому что тогда ему целый час можно играть в планшет.

Фото из личного архива
Фото из личного архива

«У риелторов сезон — осень, у цирковых артистов — лето, а татуировки чаще бьют весной»

Екатерина, 19 лет, Москва. Татуировщик и риелтор

Я с детства люблю рисовать. В 15 лет я набила первую татуировку себе. В 16 стала бить татуировки другим. После школы я пошла в колледж на юриста. Параллельно начала заниматься цирковым искусством и после 10 месяцев учебы в колледже забрала документы и поступила в цирковое училище. Отучилась там тоже 10 месяцев, не закончила, но получила часть необходимых навыков и ушла в свободное плавание. Занималась классическим и контактным жонглированием, мелкими фокусами. Выступала на улице, на праздниках и корпоративах, параллельно била татуировки. Свободное время уходило на тренировки и рисование эскизов.

Как-то мне предложили поработать в недвижимости. У меня есть юридические знания, да и график свободный, поэтому я решила попробовать, да так и осталась там — уже год работаю. Если есть работа, я сижу в офисе с 9 до 21, если нет — могу не появляться неделями. Зарабатываю по-разному. Бывает, что в месяц тысяч 10 выйдет, а бывает и больше 100 тысяч. У риелторов сезон — осень-зима, у цирковых артистов — лето, а татуировки чаще бьют весной.

Большое количество работы мешало личной жизни. Сейчас появился молодой человек, и я стала уделять больше времени дому, семье и творчеству — выступлениям на улицах чисто для души. Это не заработок, но бывает, что подходят люди и сотку в карман суют: «Возьми!»

Комментировать Всего 2 комментария
Anton Litvin

Отлично, что девчонки не сидят на шее у мужей, свесив ножки, или на ж...пе ровно и плачутся, как все хреново. Родить (кто не еще) родят в свой срок, коль захотят, здоровые, энергичные, качают задницу (а это надо!), все хорошо, молодцы. Единственно что, догадываюсь, чтобы заполучить что-то, кроме того, что обеспечивает текущие потребности, - жилье нормальное, дачу etс (а годам к 35 такие желания возникнут) - все равно будет задействован или папа, или "папик" (на время), или так-таки муж, и уж тут все возвращается к нашим баранам.... А самим... (Это мужской мир, детка.)

Anton Litvin

Я не добавил "к сожалению"? Да, к сожалению. Но сожалеть об этом так же бессмысленно, как о том, что после дня наступает ночь. Может быть что-то изменится лет через... триста. И это уже будем не мы. К сожалению.