Наталья Конрадова /

Принцессы отменяются

«Гендер — сила, гендер — власть, ниже пола не упасть». Глядишь, частушка перестанет быть актуальной еще раньше, чем вырастут наши дети

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

У группы модераторов тематических блогов возникла безумная идея: а что если после десятилетий бойкота мы перестанем снобировать 8 марта и придумаем способ его праздновать? Только для этого надо выяснить, есть ли у нас общие представления о гендере, семье и традициях.

 

После рождения дочери я представляла себе, как буду одевать ее в красивую, вовсе не девочковую одежду странных цветов, покупать умные игрушки и разговаривать с ней на любые, даже самые табуированные темы. Думаю, так могут сказать многие другие, социально близкие мамы, если вообще прилично признаваться в своих фантазиях на этот счет.

Но уже с ее младенческого возраста на нас посыпались розовые платьица, фантазийные заколки с сиреневыми перьями и стразами, зеркальца, шкатулочки, колечки и детская косметика типа «Набор юной принцессы» — все то, что обычно дарят девочкам, чтобы не париться. Веру в человечество подкосил мой друг, доктор физико-математических наук, специалист по биофизике мозга, автор гипотезы о механизме быстрой синаптической передачи, основанном на фазовом переходе в мембране. Из европейской командировки он привез в наш дом Барби. Да.

Ладно, подарки. Но когда девочка подросла и смогла внятно сообщить о своих пристрастиях, их точным соответствием оказалась — не сюрприз? — розовая китайская пластмасса с Черкизона.

А ведь за пластмассой, думала я, однозначно следуют образы матери и хозяйки. Не традиционные («Мать — это святое!»), а советские («Что у нас на ужин?»). В любом случае мне они были неприятны. И я стала рассказывать своей барышне в розовом все, что только можно и, с еще большим энтузиазмом, что нельзя. О сексе, гендерном равноправии, трансгендерах, гомосексуалистах, кризисе института брака и контрацепции. Вопрос, не перегнула ли я палку, возник только однажды — в очередном разговоре дитя в скуке закатило глаза и произнесло: «Мама, к сожалению, ты мне уже все рассказала».

Ориентация поменялась с розового на черный. Другие последствия пока незаметны. «Мне кажется, что нет ничего плохого в том, чтобы у девочки были девичьи интересы, а у мальчиков — мальчишеские, — говорит Юлия Десятникова. — Важно, чтобы не получился крен в ту или другую сторону, так как это грозит узостью восприятия. Если крен очень резкий, то выяснится, что девочке, кроме шмоток и косметики, ничего не нужно, а мальчик не интересуется ничем, кроме машин и футбола». Она против того, чтобы заранее оповещать ребенка о существовании нетрадиционных гендерных отношений: «Забегая вперед, рассказывать ребенку, что бывают люди, которые любят друг друга независимо от пола, — мне кажется, что это лишнее».

Антропологи пока вроде не договорились, чем определяется гендерное поведение. Пишут о тесном сплетении биологии и воспитания. Главный антрополог страны Марина Бутовская, например, считает, что у детей исключительно консервативная картина мира от рождения. И это похоже на правду. Нейробиологи тоже говорят, что выбор между куклами и машинками происходит на уровне физиологии.

При всей экономической и культурной продвинутости избранных соотечественников на Запад представления о гендерных ролях держат оборону, как последний бастион. Детям в российской школе, наверное, никогда не расскажут ни о сексе, ни о гомосексуалистах. А ведь пока о чем-нибудь не заговорят в школе, этого как бы и не существует.

Гораздо более радикальный опыт — в тех странах, которые посчитали нормой размывание границ между полами и решили привить эту идею новому поколению. В экспериментальных детских садах мальчиков учат играть в куклы, а девочек — в футбол; в школьные программы давно включили информацию о «третьем поле». Естественному детскому консерватизму придется несладко.

Комментировать Всего 13 комментариев
Вопрос в сторону

А когда слова "гендерный" стало появляться в нормальном разговорном языке?Я от него до сих пор инстинктивно вздрагиваю. Как от тренда с брендом. ..

Мне кажется, из академической сферы это слово вышло уже давно. Лет пятнадцать. А каким словом Вы бы заменили "гендерный"? 

Не, вроде 15 лет назад его еще не было...  Противное какое-то.

Обходились же как-то раньше. "Проблемы пола" какие-нибудь. У меня язык не поворачиваетсмя пользоваться им всерьез.

Вроде "идентичности" и "бренда" с "трендами"...

Понимаю, оно может звучать странно. С другой стороны, это же естественное состояние языка - заимствование. Слово "идентичность" тоже не просто заменить. 

Как раз почему слово "индентичность" не имеет права на существование я могу объяснить. Там смысловая неувязка.

А с "гендерностью" сложнее. Да, заимствование. Нравится, не нравиться... Придется привыкать. Действительно заменить это одним русским словом трудно. .

Замену термина "пол" на "гендер" продвигают сексологи. Я в частности это у Игоря Кона увидела. Вроде как термин "гендер" шире, включает и социальную составляющую, а "пол" - только физиологическую принадлежность.

Соответственно, происходить эта замена стала тогда, когда появилась проблема - этот самый «третий пол» - люди, у которых физиологический пол не совпадает с социальным. Так что теперь уже никуда не деться.

Мне кажется, что проблемы со словом начались тогда, когда мужские и женские роли пошатнулись - когда женщина "освободилась" и пошла зарабатывать деньги, посмотрев на семью другими глазами. В общем, с 8 марта это связано напрямую :)

Более того, на 100% физиологический и социальный пол не совпадает ни у кого: и в репертуаре поведения, и в самоосознании, и в отношениях все люди исползуют некий коктейль с разными пропорциями. Социальный пол -- это оттенки серого, или даже все цвета радуги - а не черно-белый мир.

Но ведь у слова есть четкая роль: в отличие от физиологического пола, гендер - это пол социальный. Использование этого слова подчеркивает простое понимание: эти вещи не тождественны.

Да, конечно, Вы правы. Я с этим словом уже примирился:)

Но против "идентичности" буду стоять насмерть!

Родители, которые ко мне приходят (даже совсем молодые), решительно консервативны и к гендерным проблемам современности презрительно равнодушны - воспитывают детей "по старинке". Девочке говорят: ты же девочка, куда лезешь? И драться не смей, это некрасиво! Мальчику: ты парень, реветь не должен, с парнями дерись, а девочку ударить права не имеешь и  т.д. Из самого забавного (столкновение традиций воспитания с реальностью) - я поучаю своего маленького еще (лет 10-12) сына: я не могу регламентировать, как вы говорите в мальчишеской или впоследствии в мужской компании. В семье ты в речи безукоризненен. Но надо помнить: в присутствии девушек, женщин и детей мужчина категорически не употребляет ненормативную лексику! Сын отвечает: мама, я в общем с тобой согласен. Но как быть с тем, что у нас в классе девочки матерятся чаще и круче мальчиков? Вопрос не риторический, ждет ответа. Я задумываюсь, потом говорю: "Все равно: в присутствии - не употребляет!" - "Я понял, мама!" - отвечает сын и щелкает каблуками...

Женский мат - это, кстати, отдельная тема. При том, что давно привычно видеть их асфальтоукладчицами (скоро они появятся на подводных лодках - в блоге "Секс" сегодня материал на эту тему), мат - по-прежнему мужской язык. 

Это потому, что он маленький - и любит четкие градации, как в обществе палеолита. А нам, взрослым - тяжело. Мне просто вот убить хочется, когда я слышу, как девочкам навязывают эти образцы поведения - и берет ужас, что моя дочь этому будет подвергаться. Из них с детства делают украшение интерьера, кухонных рабынь и низкооплачиваемых работников.