Булат Столяров: Коррупция — способ хоть что-то делать при абсолютно неработающей системе

Совет по противодействию коррупции при президенте РФ предложил ряд новых мер по борьбе с коррупцией

+T -
Поделиться:
Подробнее

Проект национальной стратегии по борьбе с коррупцией одобрен президентским советом, который вчера провел свое третье заседание. Вместе с ним принята новая, на 2010–2011 годы, редакция обновляемого каждые два года плана по борьбе с коррупцией. Создание национальной стратегии стало необходимо после того, как Россия взяла на себя ряд международных обязательств, ратифицировав Европейскую конвенцию по противодействию коррупции. Президент Дмитрий Медведев сообщил, что стратегия — это «базовый документ, рассчитанный на более длительную перспективу», который должен определить основные направления государственной антикоррупционной политики.

Впрочем, по словам Дмитрия Медведева, для борьбы с коррупцией сегодня важнее не сочинение новых стратегий и планов, а создание в обществе антикоррупционного настроя, «важнее общее состояние дел, важнее отношение к этому явлению в нашей стране среди чиновничества и среди обычных граждан».

В ходе заседания совета был предложен ряд новых конкретных антикоррупционных мер, некоторые глава государства одобрил. Так, например, была принята идея Михаила Барщевского, официального представителя правительства в высших судебных инстанциях, ввести в Уголовный кодекс штраф, кратный размеру взятки: «Взял 500 рублей — заплати государству в 100 раз больше». Кроме того, целесообразным сочли предложение главы Счетной палаты Сергея Степашина ввести критерии эффективности расходов на борьбу с коррупцией. Также президент поддержал предложение ужесточить уголовную ответственность за подкуп компаниями оценщиков с целью занижения доходов и налогов. Администрации президента и правительству поручено заняться реализацией этих инициатив.

Свое предложение высказал и сам президент. Дмитрий Медведев поручил руководителям всех уровней следить и лично реагировать на все жалобы, которые им пишут граждане или общественные организации по поводу коррупции. «Еще раз предлагаю сидящим здесь не ждать, пока я позвоню и скажу: появилась такая-то информация — проверьте. Самим нужно это делать. Я обращаюсь и к руководителям правительства, министерств и к руководителям правоохранительного блока — вы знаете, о чем я говорю. Вот этим нужно заниматься персонально, в том числе и по фактам коррупции», — сказал президент.

Булат Столяров

   Ситуация в России не настолько хороша, чтобы заниматься борьбой с коррупцией. По сравнению с кошмарным качеством государственного аппарата искоренение коррупции — задача третьего, четвертого или даже пятого уровня. Если при нынешнем качестве государственного аппарата мы всерьез попытаемся бороться с коррупцией, то остановим вообще все процессы, которые идут в этом государственном аппарате. Коррупция является способом хоть что-нибудь делать в ситуации абсолютно неработающей системы и неработающих институтов. Если эта формула верна (а я убежден, что она верна), то, начав бороться с коррупцией прежде наведения порядка относительно государственных функций и институтов и прежде, чем мы добьемся дееспособности государственного аппарата, мы уничтожим последний способ хоть что-то делать осмысленное в этой стране. Я говорю без шуток и цинизма. Те государственные проекты, в которых люди попробовали бороться с коррупцией, ничего не сделав для обеспечения жизнеспособности государственной машины, сейчас находятся в глубочайшей депрессии. Надо выбирать: либо борьба с коррупцией, либо работа. Работа без коррупции у нас пока существовать не может.   

Комментировать Всего 22 комментария

Ситуация в России не настолько хороша, чтобы заниматься борьбой с коррупцией. По сравнению с кошмарным качеством государственного аппарата искоренение коррупции — задача третьего, четвертого или даже пятого уровня. Если при нынешнем качестве государственного аппарата мы всерьез попытаемся бороться с коррупцией, то остановим вообще все процессы, которые идут в этом государственном аппарате. Коррупция является способом хоть что-нибудь делать в ситуации абсолютно неработающей системы и неработающих институтов. Если эта формула верна (а я убежден, что она верна), то, начав бороться с коррупцией прежде наведения порядка относительно государственных функций и институтов и прежде, чем мы добьемся дееспособности государственного аппарата, мы уничтожим последний способ хоть что-то делать осмысленное в этой стране. Я говорю без шуток и цинизма. Те государственные проекты, в которых люди попробовали бороться с коррупцией, ничего не сделав для обеспечения жизнеспособности государственной машины, сейчас находятся в глубочайшей депрессии. Надо выбирать: либо борьба с коррупцией, либо работа. Работа без коррупции у нас пока существовать не может.

заповедник коррупции

В тему: ссылка на интересную статью, хоть и 2008 года, но актуальности только прибавилось, особенно после создания Таможенного союза, такое ощущение что Россия и Казахстан инстинктивно притягиваются друг к другу в желании сообща сохранить этот великий евразийский заповедник коррупции. 

http://www.apn.ru/publications/article22213.htm

Там приводится пример Монголии, страны в которой с демократические процессы будучи запущенны после 91-го года, уже дали вполне ощутимые результаты. 

Интересно Ваше мнение Булат, занимались ли Вы сравнением и анализом ситуации в странах входивших в соцлагерь с момента распада союза и до сего дня. 

Результаты такого анализа могут быть более убедительными чем опостылевшие сравнения с Европой и Америкой, истина познается в сравнении, но только в адекватном, с сопоставимыми по историческому опыту странами.

А как же ИКЕА?

Стопроцентно коррупцию искоренить нельзя — нет ни одной страны без этого вообще. Но я не согласен, что, уменьшая коррупцию, мы развалим чиновничество, — просто чиновники будут другие. Скорее это приведет к реформе административной системы, системы оплаты, квалификационных требований и так далее, что, на мой взгляд, крайне позитивно.

Если мы говорим об антикоррупционных мерах, то, что президент этим занимается, совершенно замечательно. Но, с моей точки зрения, нужно проработать несколько базовых, векторных вещей, которые могли бы позволить решить эту проблему. Первый важнейший пункт — необходимо четко сформулировать критерии по антикоррупционности законодательства; а у нас оно очень коррупционно. Речь идет о неоднозначности норм, возможности расширения правоприменительных вещей, связанных с подзаконными актами, нормативными актами правительства, министерств и ведомств, и, соответственно, законодательных актов субъектов федерации.

Второй пункт, с моей точки зрения, является еще одной базовой антикоррупционной мерой. Речь идет о введении в законодательство нормы, по которой правоохранительные органы имеют право привлекать людей к ответственности в случае, если они не могут доказать легальность доходов в соответствии с теми расходами, которые они произвели за год. Это очень сильный ход. Причем нужно понимать, что презумпция невиновности по доходам, по налогам, по выплатам, фискальным оплатам нигде не существует. То есть человек всегда должен доказывать государству, что у него был легальный доход на сумму 200 тысяч долларов, и потому на эти деньги он купил «Мерседес».

Вообще эта норма очень важная. Когда мы говорим о тайне банковских вкладов, то в настоящий момент эти понятия претерпели сильную коррекцию (у нас в стране в меньшей степени, хотя тоже уже достаточно). Сейчас поясню, о чем идет речь: мы понимаем, что в качестве платежного средства используется пластиковая карта. Пластиковая карта используется через одну из систем — Visa, MasterCard или AmericanExpress. Поэтому весь денежный поток по оплате продуктов в магазинах, услуг и всего остального в принципе просто отслеживается. Если бы правоохранительные органы имели реальную возможность контролировать, какие средства были расходованы тем или иным субъектом, это была бы реальная антикоррупционная мера. Причем эту меру важно применять не только по отношению к чиновникам, но и по отношению к их родственникам и всем причастным к такой категории людей.

Кстати, эта же мера была бы эффективным инструментом в борьбе с наркобизнесом. Ведь очень трудно осудить человека за нелегальное распространение наркотиков, потому что для этого его нужно поймать за руку. И если мы обратимся к опыту США или Италии, то заметим, что 70% наркодельцов в этих странах были привлечены как раз на основе этой нормы.

Но с учетом российского законодательства важно проговорить, что эта норма должна быть сформулирована однозначно, то есть она должна удовлетворять антикоррупционным требованиям. Это реально позволило бы урегулировать вопрос о коррупции.

С первой мерой (критерии антикоррупционности законодательства) соглашусь.  Причём это сделать несложно.  Есть где "списать слова".  Имею в виду методологию.  Например, Казахстан. 

Но этого мало. В том же Казахстане меньшие возможности для коррупции, проистекающей из законодательства, помогают, но вопрос кардинально не решают.

Второе предложение - контроль расходов.  Если я правильно понял, о чём Вы пишете.  У Вас там путаница контроля расходов и контроля транзакций.  Я, например, Бентли не себе покупал, а коллеге - а он мне потом отдаст - сейчас не при деньгах.  Транзакция не есть расход. Или, например, дом куплен зарубежным трастом, а я ему аренду плачу.  Как говорят наши русские клиенты, "В нашей стране даже ботинки приходится брать в лизинг" :)

Если серьёзно, то контроль расходов создаёт больше проблем, чем их решает. Особенно если применять к "родственникам и всем причастным".    Я  уж не говорю про права и свободы.

Я считаю, что Ваше первое предложение уже сильно ударит по коррупции. 

Уважаемый Вадим Дымов, недавно давая гневную отповедь говнометчикам, зубоскалам, ёрникам и словоблудам разных мастей, сказал одну между прочим очень показательную вещь:

"Например, взять Плигина. Это украшение страны, это человек, который в неделю по несколько законов отрабатывает, просто трудоголик".

Вона что!! Вот она - причина плохого качества законов, оказывается их "отрабатывает" всего один человек! Этакий стахановец, выдающий в одиночку законы на гора сверх всякой меры. Потрясающе!

Но к большому сожалению, качественно сформулированные законы не делаются одиночками. Эта работа абсолютно идентична работе по написанию качественного сверхсложного программного обеспечения.

И пишут его сейчас не талантливые левши на коленках за бутылку пива, а целые коллективы высокооплачиваемых  системных аналитиков, архитекторов, кодеров и тестеров и др.

А у нас таланты работают!

Таким образом, нормативная база у нас и юридическая техника многих ключевых законов оказывается весьма скверного качества.

Качество юридической техники очень сильно влияет на предмет своего регулирования, в частности административные правоотношения. Иначе говоря, на нормы регулирующие работу чиновников.

А если законы и подзаконные акты - мутны и не полны - вот вам и низкое качество госуправления и коррупционные возможности.

В целом же, согласен с Булатом Столяровым на 100 процентов.

Начинать надо с качества управления. А именно с выработки ясной, четкой и понятной регламентной базы работы административного аппарата по всем ключевым направлениям. Если у каждого чиновника четко прописан алгоритм его действий, его свобода воли пропадает и он становится обычным исполнителем.

Но качественная регламентация работы административной системы это по сути бизнес-инжениринг, и по своей сложности и объему он будет превосходить работу скажем по бизне-инженирингу в том же Газпроме не на один порядок.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh, Михаил Осипов

С коррупцией бороться можно.

Причем подход должен быть системным - от законодательных изменений до анти-коррупционной пропаганды.

Механизмы надо продумывать для различных ситуаций таким образом, чтобы если и не искоренить коррупцию, то хотя бы многократно ее снизить.

Я всю свою сознательную жизнь борюсь с коррупцией в собственном бизнесе и все равно понимаю, что воровали, воруют и будут воровать дальше. Вопрос только в том, в каком объеме. А это уже зависит от эффективности анти-коррупционного подхода.

Надо сделать так, чтобы воровать было не выгодно. Экономически целесообразно.

Потому что в сегодняшней ситуации с экономической точки зрения большинство субъектов анализирует риски, потенциальную доходность и приходит к тому, что выгоднее воровать.

получилось сделать чтобы воровать было не выгодно?

Много раз получалось :-)

Это все из курса простейшей экономической теории.

Высокая плата за риск уравновешивает в какой-то момент потенциальную доходность.

Если речь идет не о нерационально мыслящих субъектах, а о настоящих продуманных коррупционерах, то ситуацию нужно изменить так, чтобы плата за риск была запредельной по сравнению с потенциальной доходностью.

китай. там отстреливают. выше риска наверное нет.  коррупция как была так и ни куда не делась   причем речь об адекватных людях. 

Это сложнее.

Когда речь идет о миллионах или сотнях миллионов, модель меняется.

Вероятность быть пойманным и расстрелянным сполна компенсируется с точки зрения экономического субъекта потенциальным доходом.

Все крупные злоупотребления надо элиминировать иначе. Это более сложная система.

А вот с коррупцией массовой - бороться подобным способом можно весьма эффективно. 

Задача крайне непростая, и оттого интересная

Абсурд, но, может, легализовать ее?  Прям чтобы все знали: "этот дал тому столько, чтобы то-то и то-то зашевелилось",  "там воооот такие откаты, чтобы дело двигалось".

Может, тогда появится конкуренция на понижении взяток. Может, тогда придут управленцы, которые за то, чтобы выполнять свои прямые обязанности, будут брать все меньше и меньше.

Интересная идея, Евгений, в том плане, что в разных ситуациях сталкиваешся с тем, что взятку пытаются взять иногда, пользуясь незнанием, что дело можно "порешать" бесплатно или дешевле. Так что открытая и доступная информация - здесь двигатель прогресса, т.к. не во всех случаях посредник ускоряет дело. Иногда он живет на посредничестве, а не на "деле" потому, что по-просту делать-то ничего и не умеет. 

Есть еще интернет, смс и пыр. способы "прямого доступа", если их развивать, конечно. Но это, уверен, Вам и самому известно:)

наивность - не порок:))

Я могу абсолютно точно сказать что будет с взятками, елис их легализовать:)) - Они моментально ВСЕ вырастут ровно на 13% - ровно на величину подоходного налога... И аналогично увеличится стоимость попадания на "взяткоемкое место":))

А примерно через полгода - будет полный коллапс - потому что работать все равно никто не будет - все будут брать взятки:))

цитирую оттуда же

Выражение «господа ташкентцы». Салтыков-Щедрин характеризовал им вовсе не узбеков и вообще не жителей Средней Азии, а российских хапуг, в первую очередь чиновников.

Его описания и сегодня вполне актуальны:

«Чего хотели упомянутые выше люди? — этот вопрос разрешается одним словом:

Жрать!!

Жрать что бы то ни было, ценою чего бы то ни было!

Жгучая мысль об еде не дает покоя… она день и ночь грызет их существование».

И дальше:

«[ташкентец] никогда не довольствуется одним куском, но, проглатывая этот кусок, уже усматривает другой. Чем больше он ест, тем больше он голоден... Еда падает словно в пропасть. Закусывая и перехватывая, ташкентец неприметно истребляет целые массы всякого рода туш, и, к удивлению, это нимало не утучняет его. В том-то и заключается ужас, который возбуждает этот человек, что он никогда не скажет: я сыт!»

скажите, где кольца начало?

Коррупция в данное время действительно единственное, что хоть как-то заставляет работать. Дадут-принесут-откатят. Может не бороться с этим, а узаконить? Провести маркетинг. Вывести средневзвешенную цену. И опубликовать прейскурант. НО...с оплаты чиновник или иной исполнитель получает определенный процент. НО-"2"....установить планку в суммарном и количественном уровне исполняемой работы.  

Менеджерам привлеченцам такие нормы раситывали легко. С обязательными пояснениями, взаимозаменяемых действий. 

осуществить привязку к выслуге и результатам среднесрочных периодов. За уличение в недобросовестности - сразу лишение накопленных бонусов.  

Когда в обществе нет уверенности в завтра, то чего ж от него требовать сегодня. Оно с запасом сегодня живет...вдруг завтра война, а мы не евши.

Странно слышать мнение, что искоренение коррупции дело пятое. Конечно может быть кто и думает, что при гангрене очень помогает пластика. Можно обсуждать это, писать диссертации, читать лекции, находить единомышленников, но пациент умрет, однозначно. 

В коррупции заложен саморазрушающийся механизм и слава богу. Если ее не сдерживать, то размер отката в процентном отношении стремится к 100%. При достижении определенных параметров система просто сама остановится. А вот чем будет сопровождаться эта остановка, вопрос не праздный, и оценки последствий увы не позитивные. 

Соглашусь, проблема столь запущена, особенно за последние 10 лет, что хочется думать об эвтаназии. А пока пациент не скончался, можно еще прописать ему пару тройку процедур и пригласить вийзажиста, чтоб выглядело красиво и не сильно пахло. 

Эту реплику поддерживают: Екатерина Пархоменко

оргинально:))

т.е. пусть чиновники продолжают изобретать способы взять взятку, а "те кто выбирают работу" - "будут что-то делать"?:)))

Очень забавно... Наверно джинсы Армани в Москве по 450 долларов (когда точно такие же импортные джинсы в фирменном магазине в Сан Франциско 29.99 во время распродажи) это тоже "способ что-то сделать":)) И лексус за 65 тысяч долларов, хотя такой же ИМПОРТНЫЙ Лексус в США 38 тысяч это тоже "способ что-то сделать"...

Даже как-то и не знаешь с какого вопроса автору текста начать...

Взятки дают, когда властная сторона имеет право произвольного выбора. И этот выбор никак не урегулирован законом и фактически целиком зависит от воли конкретного чиновника.

В юридической теории , это такой дефект, который  называется "пробел". Если пробелов нет, и процедура принятия решения детально описана в нормативном документе,  проста и понятно всем сторонам, то повода для взятки нет.

Если в таком случае взятку дают, то чтобы обойти закон. Но  это банальная уголовка со  обеих сторон. И с этим надо бороться методами уголовного преследования. Но уж никак не легализации чего-либо. Тогда это уже институт индульгенций и лицензий на убийства. Страна Джеймсов Бондов.  Об этом может Ольга Куриленко подробней рассказать.