Андрей Колесников с Дмитрием Азаровым сделали фотокнигу об олимпийцах

Около 20.30 14 апреля я оказалась около здания «Фамильной библиотеки». На фасаде около входа висел плакат «Околоколец, или Уроки канадского». «Что-то около того мне и нужно», — подумала я

+T -
Поделиться:

В небольшом, но уютном книжном магазине «Фамильная библиотека» начиналась презентация фотокниги «Околоколец, или Уроки канадского». Около Колесникова стоял Дмитрий Азаров — собственно, главный герой вечера. Ведь основной упор в этом издании сделан на фотографию. Тексты Колесникова (кстати, опубликованные до этого как минимум дважды: в газете «Коммерсант BoscoSport» и в ЖЖ самого журналиста) лишь окаймляют точный взгляд фотографа, ну или околоточный, то есть почти точный, то есть не совсем — некоторые фотографии в книге очень даже размытые. Как и ощущения от Олимпиады.

До этого Колесников с Азаровым выпустили уже несколько фотоальбомов. Первым был дорогой многостраничный альбом «Четыре сезона Владимира Путина» о восьми годах работы Колесникова и Азарова в кремлевском пуле. Затем «Удвоение личности» — это когда к Путину присоединился Медведев. Были и книги о спорте. Колесников говорит: «Начали мы еще в Турине. Потом была летняя Олимпиада в Пекине, теперь мы зафиксировали зимнюю Олимпиаду в Ванкувере. До нас таких фотокниг вообще никто не делал. Фильмы были, передачи, Парфенов что-то снимал, а сами спортсмены спрашивали: почему никто не делает фотоальбомов? Вот и сделали».

Колесников мечтает сделать подобную фотокнигу и о паралимпийцах.

На презентации был и Михаил Прохоров. Стоял позади Колесникова около книжных полок. Для Прохорова поездка в Ванкувер была  особой: он впервые увидел олимпийские соревнования вживую, да еще в качестве «отвечающего за биатлон». Прохоров поддержал финансово издание книги «Околоколец», но выбором фотографий остался крайне недоволен. Слишком мало оказалось на страницах альбома биатлонистов. «Чувство несправедливости клокочет внутри», — сказал он, и кулаки у него сжались.

Около десяти вечера уже все было кончено. Гости разошлись. Надо было разобраться с названием «Околоколец», явно перекликающимся с названием романа Натана Дубовицкого (некоторые полагают, что это Владислав Сурков) «Околоноля».

«Почему “Околоколец”?» — спросила я Колесникова. «Потому что мы позволяем себе все, что хотим, в том числе такой постмодернизм без границ. Я по-честному связался по электронной почте с Натаном Дубовицким, потому что ему принадлежат права на название “Околоноля” и такое слитное написание. И он наше название благословил».

Все ли теперь будет у Колесникова со словом «около» — неизвестно. Не получилась бы околесица. Ну или «Околоколесица».