/ Москва

Лавочка книжного счастья

«Самокат», одно из лучших издательств детской литературы в стране, проводит в эти дни фестиваль детского чтения. С круглыми столами и книжными презентациями, мастер-классами и литературными встречами, родительскими ликбезами и детскими утренниками

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Проходит это мероприятие в «Лавочке детских книг» на Арбате. В Москве что ни неделя, то несколько литературных мероприятий для детей, и родители, озабоченные проблемой детского чтения (которой сейчас, кажется, не озабочены в определенных социальных кругах только сами дети), исправно приводят своих чад послушать детского писателя или поиграть в литературную викторину. Но история, организованная в этот раз «Самокатом», выделяется из общего потока двумя важными вещами: списком фестивальных действ и местом их проведения. Что касается списка, то он хорош сочетанием взрослых и детских мероприятий: для родителей «Самокат» организовал, например, разговор о сравнении японских и российских педагогических методик, встречу экспертного совета книжной серии «Самокат для родителей» и беседу с психологом — специалистом по «трудным» детям. Но не исключено, что даже эти инициативы не произвели бы на взрослых и маленьких участников фестиваля столь сильное впечатление, если бы не «Лавочка детских книг», где все это происходило.

«Лавочка» существует в Москве меньше года, она открылась в сентябре на Арбате, в торговой галерее «Старая улица», месте по-арбатски тихом и не по-арбатски остекленном. Это маленькое помещение с полками, забитыми детской литературой (в том числе букинистической), всякими картинками, развивающими игрушками, гравюрами Мэри Сесил Баркер, занятными открытками и прочими завораживающими вещами. В середине стоит приземистый стол с пуфами, а одна из стен занята хорошо организованным амфитеатриком: на его ступенях можно сидеть и смотреть спектакли или слушать писателей, а можно использовать их как рабочее пространство в ходе творческих мастерских или просто как место, где можно как следует поваляться с книжкой. Но и вне всяких особых мероприятий, фестивалей и круглых столов «Лавочка» оказывается крайне важной точкой: дело в том, что здесь воплощается почти не проговоренный и оттого еще более ценный подход к детскому чтению не как к центральной, а как к интегральной части современной культуры детства. Иными словами, «Лавочка» создана для родителей, которые хотят, чтобы их дети читали книги не потому, что «только и исключительно чтение может защитить ум ребенка от окружающего нас бескультурья» (эта реплика прозвучала около года назад в ходе другого, куда более пафосного, официального разговора о проблемах детского чтения), а потому, что от книг бывает счастье.

Видимо, для того чтобы адекватно говорить сейчас о том, что будет (или не будет) читать нынешнее подрастающее поколение, надо признать важную вещь: детского чтения, каким мы его знали еще, скажем, 10 или 15 лет назад, больше не существует. Детское чтение в старом его понимании было принадлежностью логоцентричного мира — мира, в котором текст был главным методом передачи интеллектуальной информации от поколения к поколению. Поэтому тревога о том, что ребенок «не читает», была тревогой за его интеллектуальное, культурное и профессиональное будущее в целом. В сегодняшнем мультимедийном и мультиинформационном мире проблема с детским чтением — это в первую очередь проблема старшего поколения, а не младшего: это нам нужно сделать усилие и поверить, что интеллектуальное будущее человечества теперь зависит не только от текстов.

Видимо, нам нужно признать, что цивилизация стала визуально и аудионасыщенной, что текст перестал занимать в ней центральное место и что мир сегодняшнего ребенка оказывается в плане восприятия куда более разнообразным, чем был наш собственный. Нам нужно, судя по всему, смириться с мыслью, что сегодня детское чтение — это лишь часть детского образования. Более того, нам, кажется, придется смириться с еще одной непростой вещью. Для нас книги были одной из главных социальных сигнальных систем: «Наши — это те, кто читает то же, что и мы». Эта система существовала не только внутри одного поколения, она исполняла связующую роль между поколениями: одни и те же книги, прочитанные тобой, твоими детьми и твоими родителями, создавали общий культурный фон и обеспечивали прожиточный минимум межпоколенческих коммуникаций. Безусловно, книги и теперь играют эту важную роль, но объем их значения в социальных кодах — и межличностных, и межпоколенческих — стремительно сокращается. Нам, старшим, сознавать это страшновато, но не сознавать, кажется, просто опасно.

Хотим мы этого или нет, но чтение сегодня явно становится для ребенка в один ряд с кино, музыкой, сериалами, видеоиграми, наконец, с непривычными нам формами онлайн- и офлайн-социализации. Может быть, только распрощавшись с фантазией о том, что «умный ребенок = книжный ребенок», мы сумеем сделать так, чтобы младшее поколение не просто не исключило книгу из этого ряда, но научилось любить книгу в ее новом праве и в ее новой роли — в роли ценного (но не главного!) формата передачи информации, в роли одного из способов проживания эмоции, одного из методов самопознания и, наконец, одного из прекрасных удовольствий, которое жизнь предоставляет нам с самого раннего возраста. То есть одной из вещей, от которых человеку, большому и маленькому, бывает счастье.

На одном из первых фестивальных мероприятий, устроенных в «Лавочке» издательством «Самокат», взрослые участники постарались сформулировать «Права “руководителя” детского чтения». Главная идея: взрослый должен быть не тем, кто «растит культурного человека» единственно возможным логоцентричным способом, а тем, кто помогает узнать, что от книжек бывает счастье.

Подход очень трудоемкий (и трудный — для старшего). Но, кажется, он может сработать.

Комментировать Всего 3 комментария

"...чтение сегодня явно становится для ребенка в один ряд с кино, музыкой, сериалами, видеоиграми, наконец, с непривычными нам формами онлайн- и офлайн-социализации." - Линор, с этим нельзя не согласиться.

Но все-таки - что же, по-Вашему, является сегодня "главным методом передачи интеллектуальной информации от поколения к поколению"? Вам кажется, что что-то уже может заменить текст, предположим,  в науке? Мне сегодня многие (от преподавателей вузов до руководителей технических предприятий) жалуются: информация по-прежнему в виде достаточно объемного текста, а молодые НЕ МОГУТ его прочесть до конца и понять. Мне кажется, здесь пока разброс: "художественная", эмоциональная информация передается многолико, а вот именно интеллектуальная... Да и социализация в сети, это ведь пока по преимуществу текстовая социализация.

Текст никуда не исчезнет. Текст это не просто один из способов передачи информации, это такой способ, который позволяет усвоить сложную информацию без непосредственного общения с автором, при условии, конечно, что это хорошо написанный текст. Скорость усвоения информации прямо пропорциональна тому, сколько труда автор вложил в то, чтобы эту информацию оформить, сформулировать. Более того, автор сам зачастую открывает новые грани того о чём хочет сказать только тогда когда он пытается изложить свои мысли в виде текста. Человечество уже лет сто как перешло в режим одностороннего общения "один говорит, миллион слушает", и такой качественный способ передачи информации как текст в этом режиме просто необходим. Устная речь на эту роль не тянет.

Еще мне нравится в чтении то, что есть фозможность фантазировать. Визуальный ряд в мутипликации, компьютерная игра или что-то еще подобное -  затмевает фантазию в своих визуальных  спецэффектах. Да, читать - это труд, но кто говорит, что знания должны подаваться легко? (Я читаю сейчас "Снегурочку" Островского, и поймала себя на мысли, что мне сложно в пространстве представлять всю эту пьесу, сцены меняются, но от этого- все интереснее. Как бы погружаешься в книгу. С сыном на ночь мы сейчас читаем "Денискины рассказы" Виктора Драгунского. Я заметила, что он один раз взглянет на иллюстрацию, а потом отворачивается, ложится рядом на подушку и просто слушает).

Максим Никольский Комментарий удален