Андрей Шаронов. Инновационный венчур: пока среда у нас недружественная

Мы думаем, что сидим на золотых слитках, но они давно превратились в прах

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Андрей Шаронов. В конце мая в Москву впервые приезжают главы крупнейших американских венчурных фондов и управляющих компаний. Они будут здесь 25-27 мая, запланирован ряд официальных визитов, в том числе встреча с президентом РФ.

День 27 мая эти эксперты проведут у нас в «Тройке Диалог». Мы организуем для них ряд встреч с представителями различных компаний, занимающихся инновационными разработками. Среди прочих представим наших звезд — iiko, Safe’nSec, Evernote, VidiMax.

Андрей Шмаров. То есть инновационный венчур в РФ не грандиозная мистификация? А у нас есть для него предпосылки: кадры, прежние наработки, инфраструктура, поддержка властей (заказы, например), законы?

Кадры — проблема. Их гораздо меньше, чем требуется, и они несколько худшего уровня, чем декларируют различные университеты и Академия наук. От представителей науки я слышал комментарии, что в мире нас не цитируют просто потому, что не умеют читать по-русски.

Наработки какие-то остались, но, боюсь, устарели. Скажем, считается, что у нас есть серьезные наработки в биотехнологиях. Однако я разговаривал с нашим соотечественником, который давно живет в Германии и занимается привлечением в биотехнологии венчурных инвестиций со всего мира. Его точка зрения: большая часть наших технологий безнадежно устарела. Мы думаем, что сидим на золотых слитках, но они давно превратились в прах. Сегодня нельзя жить с подходом «мы все разработки держим в секрете!», ведь на поверку может оказаться, что на них нет спроса, рынок еще не сформирован.

Материальной инфраструктуры тоже скорее нет. Попытки создать инфраструктуру через РОСНАНО (до этого — Российскую венчурную компанию и региональные венчурные компании и технопарки) — это движение в правильном направлении, но этого недостаточно.

Почему?

Эти меры были направлены на стимулирование предложения, тогда как у нас больше проблем на стороне спроса. Есть существенная фундаментальная проблема — в экономике деформирована конкурентная среда: ее нет по таким параметрам, как эффективность, качество, себестоимость, зато существует острая конкуренция за доступ к государственным деньгам и властным ресурсам.

В результате инфраструктура появляется, а продавать по-прежнему некому. И эта инфраструктура очень часто вырождается в бизнес по сдаче в аренду недвижимости.

Налоговый режим?

Думаю, в 2011 году и в последующий период высокотехнологичные компании будут испытывать трудности, связанные с резким увеличением социального налога. Дело в том, что в себестоимости их продукции львиную долю издержек составляют расходы на оплату труда. Это значит, что 36-процентный налог на оплату труда ударит гораздо сильнее по ним, чем по ресурсным компаниям.

Поэтому, насколько я знаю, Борис Нуралиев (один из основателей «1С») уже перевел значительную часть своего бизнеса на Украину, Анатолий Карачинский (президент IBS Group Holding), один из создателей в Дубне особой экономической зоны технико-внедренческого типа, тоже об этом поговаривает.

Налоговая среда очень недружественная. Получается, что одной рукой государство создает специальные институты для развития инновационного бизнеса, а другой — ухудшает условия работы.

Существует ли в стране квалифицированный спрос на инновации? Я имею в виду, прежде всего, оборонку.

Где в Советском Союзе была реальная конкуренция? Только в оборонке, потому что мы конкурировали с НАТО. Я не считаю себя экспертом в оборонной промышленности, но поскольку: а) существует оборонный заказ, б) существует мировой рынок оружия, где мы вынуждены конкурировать, то оборонка теоретически генерирует спрос на инновации.

Второй большой источник спроса — экспорт. И государство должно способствовать экспорту инновационной продукции, в противном случае у нас будет экспорт кадров.

Получается, у нас нет системы, которая бы подхватывала НИОКР и тащила бы его до серии.

У нас всегда было хорошо с идеями и прототипами и плохо с серийным производством. Скажем, очень давно в лабораториях научились производить синтетический инсулин, но так и не смогли наладить его производство в промышленных масштабах.

Тогда, может быть, нацелиться на экспорт не продукции, а патентов, лицензий и опытных образцов? Там будет гораздо меньше добавленной стоимости, но хоть что-то, чем просто будет лежать.

Да, но только с соответствующей защитой интеллектуальной собственности. Для нас очень большая беда — отсутствие оформленных прав. Часто разработчики, которые создали интеллектуальный продукт, не могут получить на него права, потому что они принадлежат, например, государству. В свое время шла речь о том, чтобы делить права, передавать права разработчикам с сохранением за государством роялти, но как сейчас дело обстоит — не знаю.

У нас есть какие-то удачные истории, кейсы — что придумали, сделали и продали?

Яркий пример — Лаборатория Касперского. Есть сотни компаний, которые выращивались венчурами, у нас много управляющих компаний иностранного происхождения ведут бизнес в России на российских разработках, есть и выходы компаний в публичное пространство и продажа их стратегам — они случаются регулярно. Конечно, их масштаб несопоставим ни с США, ни с Европой, ни теперь уже с Китаем, но такие истории есть.

Вы ссылались на Татарстан как на наиболее продвинутый регион в организации инноваций. За счет чего?

В нашей стране власть в некоторых случаях может компенсировать отсутствие спроса на инновационную продукцию. Чиновники могут побуждать крупные структуры внедрять инновации, например, нефтяную компанию — использовать технологии, которые препятствуют воровству на бензоколонках, повышают нефтеотдачу пласта или что-то еще. Это полезно для бизнеса, но компанию останавливает монопольное положение на рынке, позволяющее и без внедрения инноваций отлично себя чувствовать.

Правительство Татарстана активно поддерживает разработки и спрос на инновации. Рустам Минниханов, еще в статусе председателя правительства, устраивал совещания, когда с одной стороны были представители венчурных фондов, а с другой — крупный бизнес. Последнего в Татарии много, поэтому в таком «ручном режиме» получался трансфер технологий.

Коммерциализация — это еще одна серьезная проблема, которую нам предстоит решить. У нас не хватает профессиональных менеджеров, умеющих трансформировать научную разработку в продаваемый бизнес.

Влет решается эта проблема.

Да? И как?

Израильтяне сделали очень просто. Они придумывали, разрабатывали, доводили, а их партнеры-американцы взяли на себя маркетинг.

Ошибаетесь! У нас это просто не решается. Российская правовая среда не дружественна к сложившимся в мире формам венчурной деятельности. Везде это партнерство, так называемый carry-interest, когда вознаграждение управляющих компаний зависит от приращения стоимости бизнеса. У нас же это почти невозможно реализовать.

Значит, выстроили эту вертикаль власти, парламент уже строем ходит, законодательные инициативы у всех, так будьте любезны сделать адекватную нормативную базу.

Проблема в том, что все наиболее продуктивные современные модели венчурного бизнеса сложились в англосаксонском прецедентном праве. У нас же другая правовая среда, поэтому получается как в анекдоте: начинаешь собирать сеялку, а получается автомат Калашникова. В нашем правовом поле сложно сделать необходимые формы, так например, не работает институт соглашения акционеров, поскольку возникают противоречия прецедента и закона, договора и закона.

Тоже решаемо: регистрируется компания на Кипре под английским правом.

Это одна из возможностей. Однако чиновники могут не согласиться, поскольку часть средств в венчурные фонды перечисляется из госбюджета. И в связи с этим возникают дополнительные требования и ограничения.

Российская венчурная компания за четыре года сделала хоть что-то?

РВК в ходе двух конкурсных кампаний отобрала порядка семи частных фондов и управляющих компаний, в которые соинвестировала около 15,9 миллиарда рублей, и эти компании сейчас формируют свой портфель. У «Тройки Диалог» под управлением находятся три региональных венчурных фонда больше чем на миллиард рублей. Половина этих денег — частные, это те деньги, которые мы привлекли на рынке, а другая половина сложена из 25% федеральных и 25% региональных средств. Сейчас мы отобрали и проинвестировали 10 портфельных компаний, в которых владеем пакетом не менее 25%. Из этих проектов мы должны выйти в течение 3–7 лет и показать доходность, значительно превышающую первоначальные вложения.

Также мы начали формировать pipeline проектов для фонда «Сколково-Нанотех» объемом 2 миллиарда рублей под управлением.

Какой примерно период выхода ваших венчуров на операционный ноль?

Периоды разные. В Красноярском крае, в Дудинке, компания ООО «Глобтел Холдинг» (оператор кабельного телевидения) не использует беспрецедентных инновационных разработок, это скорее маркетинговый продукт. А в разработке другого проекта принимает участие известный русский физик Игорь Кукушкин, член-корреспондент РАН, лауреат премии Планка и Гумбольдта. Там пока не до конца понятна форма воплощения, не говоря уже о коммерциализации, поэтому до продаж еще далеко.

В проекте компании Evernote (разработала сервис, который позволяет удаленно через web-браузер или мобильное приложение пользоваться услугами сохранения и структурирования информации) участвует японская компания DoCoMo — №1 в мире в области объемного телевидения. Они в него поверили и, к слову, могут быть потенциальным покупателем компании в будущем.

У вас есть технология отбора проектов, эксперты какие-то?

Да, и на самом деле самое сложное — отобрать идеи. Есть действительно серьезные, важные изобретения и ноу-хау. Однако при этом для них сейчас просто может не быть рынка, спроса. Поэтому мы не беремся за такой проект и не будем в него инвестировать. Во-первых, мы привлекли частные деньги и обязаны показать клиентам доходность. Во-вторых, как управляющая компания мы отвечаем перед всеми инвесторами за результат. Это не благотворительность.

Комментировать Всего 23 комментария
Женское любопытство - мотиватор, а не кокетство...

Два Андрея! БлагоДарю за очень интересное интервью :)

Вопрос к Андрею Шаронову - Как Вы думаете, каков временной горизонт для качественного изменения сознания российского общества в области культуры ведения бизнеса как с точки зрения эффективности, так и с точки зрения ответственности бизнеса за всеобщее повышение благосостояния граждан страны.... Или, господа, просто дождемся, когда все старики умрут? - простите за резкость :) 

подзаголовок веселый. Зачитайте его Давиду Яну, Касперскому, Белоусову, Галицкому, Наталье Касперской, этому мужику, вернувшемуся из Калифорнии, который тут фотохимией занимается (как бишь его? Cryscade одна из его компаний), да тому же Карачинскому. 

Бизнес-среда да, доставляет. И оставляет желать. Но подзаголовок тоже доставляет. И главное, в самом интервью контекст у него совсем другой

ЗВУЧИТ РАДУЖНО,.. НО ! ..  В СТРАНЕ НЕТ  СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ БАЗЫ !  И ПОКА ЕЕ НЕ СОЗДАДУТ, НИКАКОГО ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НЕБУДЕТ....           ДА И РЫНКА СПРОСА  ТОЖЕ НЕТ...   ДОЛЖНЫ  БЫТЬ  СТАБИЛЬНЫЕ  ПОТРЕБИТЕЛИ ЭТОЙ ИННОВАЦИОННОЙ ПРОДУКЦИИ....  НАДЕЮСЬ,  ГОСУДАРСТВЕННЫЕ   УМЫ  УЖЕ РАБОТАЮТ НАД ЭТИМ.....

как мне кажется понятие "инновации" уже затерли в хлам, поскольку этот проект из экономического уже стал ОФИЦИАЛЬНО политическим. следовательно доверие к нему можно уже отслеживать по уровню доверия к доминирующей политической системы.

дошло до смешного. год назад выставка какая-нибудь в Мухасранске называлась скажем: "Промышленная техника для ТЭК", теперь: "Инновационные решения в области модернизированных систем управления в комплексных подходах по добыче полезных ископаемых". приходишь на выставку, а там примелькавшиеся уже лица и полуживые фирмешки, чудом устоявшие после первой волны кризиса.

мне интервью Шаронова нравится уже тем, что он задает реальный масштаб того, что в действительности происходит по этой теме - 1 млрд. РУБЛЕЙ на страну. если я правильно помню на Экономическом форуме в Красноярске Вы говорили, что в дело пустили только четверть - 250 млн руб. - это примерно на обновление модели одного, например, трактора.

"Да, но только с соответствующей защитой интеллектуальной собственности"

Вопрос Андрею Шаронову - знакомы ли вы с такими инновационными формами защиты интеллектуальной собственности как creative commons и copyleft?

А вот комментарий, пришедший мне в почту,

от человека, отвечающего за большой бизнес и много тысяч сотрудников, а потому не рискующего светиться в публичном поле, особенно по нынешним временам.

"Американские венчурные инвесторы, которые едут сюда в турпоездку за деньги Роснано (смею заметить из моих налогов), своей основной целью видят не инвестиции в наш умирающий технологический рынок, а поднятие новых денег у русских олигархов. Особый цинизм всему этому придает то, что сначала Чубайс их приглашает сюда за мои деньги, не самых бедных людей на земле, заманивая встречей с Президентом (аттракцион, который редко, где можно встретить) и организуя ужин (закрытый) с бюро РСПП, не буду употреблять глупое слово -- олигархи. Цель ужина они видят только одну - взять русские деньги и инвестировать их у себя, так как они почти не инвестируют вне Долины".

Спите, жители Багдада

Две недели назад - обращение Чичваркина...

Неделю назад - видео Кулиша...

В понедельник - объявление о голодовке Ходорковского..

Сегодня - беседа "Инновационный венчур"... "Тройка-Диалог"... бизнес радостно встречается с властью.. демонстрация "звёзд инноваций"...  

Я, видимо, потерял способность правильно воспринимать такие причудливые хитросплетения российской реальности.. Но очень рад за людей, у которых с этим всё нормально, без вопросов и без эмоций...

Спите, жители Багдада.. В Багдаде всё спокойно!

Алексей, это тот редкий случай, когда я не могу с тобой согласиться в оценке: я не увидел ничего "радостного" в ответах Шаронова, очень пессимистическое и, я бы сказал, отдающее "безнадегой" интервью. 

Степан, я не оспариваю тональность самого интервью, оба Андрея, действительно, пессимистичны в оценках и комментариях, что понятно. Моя реплика, скорее, относится к преамбуле (читаем):

"В конце мая в Москву впервые приезжают главы крупнейших американских венчурных фондов и управляющих компаний. Они будут здесь 25-27 мая, запланирован ряд официальных визитов, в том числе встреча с президентом РФ. День 27 мая эти эксперты проведут у нас в «Тройке Диалог». Мы организуем для них ряд встреч с представителями различных компаний, занимающихся инновационными разработками. Среди прочих представим наших звезд — iiko, Safe’nSec, Evernote, VidiMax. "

Я понимаю, что банкет продолжается... несмотря на то где, кого и на сколько уже посадили (или собираются посадить)... Невписавшиеся в систему устраивают голодовки, сбор подписей или записывают какие-то безнадёжные видеообращения... Вписавшиеся в систему встречаются  с президентом РФ и обсуждают важные инновационные дела в "Тройке-Диалог"... "представим наших звёзд" звучит совсем не грустно, не так ли?

Так вот, если уж совсем честно и откровенно: Андрей Шаронов и Андрей Шмаров говорят о совершенно второстепенных аспектах проблемы, пусть даже и "удручёнными" голосами: "интеллектуальная собственность"... "квалифицированный спрос" ... "адекватная нормативная база"..  "система НИОКР".. это всё, простите, в пользу бедных..

Реально всю тавтологию об инвестициях и инновациях можно для начала заменить ОДНИМ простым, но основополагающим вопросом: когда бизнесменов перестанут сажать по подложным обвинениям? А тех кого уже посадили - наконец выпустят? Когда будет хоть какое-то отдалённое следование закону, а не "закону для своих"?

В этом-то и суть столь очевидной "неувязочки" и вышеприведённого интервью и вообще всех непрекращающихся рассуждений об инновациях, модернизациях и прочей сколковщине...

"Реально всю тавтологию об инвестициях и инновациях можно для начала заменить ОДНИМ простым, но основополагающим вопросом: когда бизнесменов перестанут сажать по подложным обвинениям?"

Кто должен дать этот простой вопрос и кому?

Шаронов и Шмаров друг другу? Шаронов и Шмаров нам? Мы Шаронову и Шмарову?

Или все - что было бы более справедливо - кто живет в стране не должны обсуждать никакие иные проблемы, кроме предлагаемого тобой вопроса?

При этом, Алексей,я  согласен с тобой на 100 процентов, что вопрос, тобою предложенный очень и  очень важный, и он должен задаваться и обсуждаться. Но не понимаю (не согласен) почему не надо обсуждать другие вопросы, в том числе, менее важные.

Кстати, ответ на твой вопрос довольно простой: "Когда в стране появится независимый от власти и чиновников суд"

Этот вопрос, как первоочередной, должен быть консолидированно задан бизнес-сообществом, включая Шмарова, Шаронова и нас с тобой,  тем людям, которые столь упорно призывают заниматься инновациями и делать инвестиции.

Конечно, любые другие вопросы (связанные с бизнесом и темой данной статьи) можно и нужно обсуждать, но какой смысл клеить обои и расставлять мебель в доме где нет ни фундамента, ни потолка?

Алексей, 

я 41 год прожил в СССР в котором было еще хуже, чем сегодня в России и при этом ходил на работу, строил модели, выступал на конференциях, воспитывал детей и распространял антисоветскую литературу. 

Невозможно каждый момент своей жизни посвящать самому главному или превращать в борьбу.  По крайнем мере, не все это могут.

Кстати, в интервью нет призывов, а есть констатация фактов. 

Эту реплику поддерживают: Максим Цыганов

Степан, правильно, не имеет смысла посвящать всю свою жизнь борьбе, особенно за права тех, кому эти права особо-то и не нужны...

Но также не имеет смысла принимать правила игры откровенных шулеров и делать вид, что всё нормально...

"не имеет смысла принимать правила игры откровенных шулеров"

Алексей, выражение "не имеет смысла" слишком многогранно. С т.з. тех, кто делает очень неплохие деньги на фоне всего этого трёпа про инновации, смысл есть. И оправдание есть: "бывали времена и похуже, а честная и творческая работа - благо". Полагаю, что учёные, делавшие атомную бомбу - и для США, и для СССР - думали, что они двигают науку. А бомба - это такая неприятная штука, о которой лучше не думать.

Люди думают, что за ними не "придут". Может быть, и правда, не придут, не за всеми же приходят, шанс есть. Всего лишь небольшой компромисс с совестью - и всё в шоколаде. "Я просто выполнял свою работу". Это очень популярная и устойчивая позиция, вы её не пробьёте.

Артём, это верно, большинство думает что трактор прокатится по кому-то другому, где-то там, в стороне, а потом в шоке разглядывают следы от гусениц на собственном теле... Но пока это всё грохочет далеко, если зажать уши, то почти и не слышно... и вполне можно продолжать банкет! 

Понимаете, какая штука. Следов может и не быть. Трактор не успевает проехаться по каждому, кто-то успешно живёт всю жизнь, идя на сделки с властью и совестью. Понимаю, что это трудно принять, но такова реальность. Поэтому многие неглупые люди просто здраво оценивают вероятность оказаться на пути трактора и принимают решение рискнуть. И "выигрывают". Это печально и не очень хорошо укладывается в привычную "справедливую" модель мира, но куда ж деваться.

Получается, что выбор - не внешний ("не буду делать плохо, т.к. жизнь меня потом накажет"), а внутренний ("не буду делать плохо безо всяких так как"). Такой выбор намного сложнее. Наше время в этом плане очень показательно, кстати: "вкусных плюшек" за некрасивое поведение можно получить много, а риск, в общем-то, минимальный. Ломаются очень многие. А многие другие просто не понимают, что делают что-то не так. Искренне. 

Очень грустная и очень хорошая статья. По моему глубокому убеждению, в России можно говорить не только о недружественной налоговой и правовой среде, но одновременно - о недружественной кадровой среде и, я бы сказала, о крайне недоброжелательной ментальной среде. Не знаю, как это правильно сформулировать. В своих проектах - они инженерные, это не уровень "Нанотеха", оговорюсь для чистоты, но тем не менее срез дают - внедрить что-либо инновацинное крайне сложно, потому что: а) любые инновационные решения очень скверно воспринимаются чиновниками; б) сотрудники, которым предстоит реализовывать новое, приходят с ужасным уровнем профессиональной подготовки (и общего образования, их практически невозможно учить) в) специалисты учиться не хотят, потому что глубоко уверены, что конечная успешность бизнеса зависит не от их квалификации (и не от каких не инноваций, полная глупость эти инновации), а от того, удалось ли акционерам подсесть на откатные госзаказы или прицепиться к нефтянке. Я искренне расстраиваюсь, глядя на все это, потому что совершенно понятно, что, если формирование спроса на инновационные продукты и их создание зависит от правовой среды, от изменения законодательства и т.д. - то это штука, в принципе, решаемая. Но оно (формирование) ведь зависит и от тех, кто будет реализовывать эти решения! От некоего общего понимания нужности этих решений, от уважения к науке, к нововведениям - и вот этого я не вижу совершенно. Развращенность среды рядовых исполнителей поражает. Сколько времени потребуется на изменение ментальности иждивенца?

Возможно, я не права и вижу только часть картины. Надеюсь, я не права.

Эту реплику поддерживают: Екатерина Егорова

У нас также недружественными являются понедельник, вторник, четверг, пятница, суббота и воскресенье :( И быстро этого, к сожалению, не изменить. Самый лучший венчур для многих сильных, как их называют, "предпринимателей" это отнять, то что создали другие. Пока у нас продолжается позор типа дела Ходороковского и Лебедева, говорить о дружественности среды не приходится. 

Доброе утро, собеседники и одноклубники, хочу высказаться по некоторым откликам. Во-первых, хочу успокоить (а может, наоборот, возбудить) собеседника Андрея Шмарова, осуждающего приезд/привоз американских венчурных капиталистов: они едут, главным образом, за идеями/компаниями/головами, а не за деньгами. Деньги, которые доступны им, несопоставимы с нашими, включая Роснано. Мы (говорю за Тройку Диалог) будем показывать им наши портфельные компании, в которые мы проинвестировали деньги, с тем, чтобы заполучить их в соинвесторы. Кроме того, это люди, которые умеют выращивать и задорого продавать инновационные компании на глобальных рынках- мы хотим этому учиться, хотим делать это вместе с ними в отношение российских компаний/ разработчиков. Это создание новой индустрии, свободной от природных ресурсов и рентного поведения, дающей шанс нашим яйцеголовым и предприимчивым соотечественникам реализовать себя, не покидая страну (по крайней мере, надолго или навсегда).

Теперь по поводу мыслей Алексея Федосеева. Я согласен и всегда говорил об том, что отсутствие или несовершенство фундаментальных общественных и государственных институтов (верховенство права, независимый суд, равная отвественность перед законом, подконтрольность репрессивных органов обществу, свободная пресса, выборы и т.д.) не может быть компенсировано созданием специальных институтов (особые экономические зоны, технопарки, регуляторные и налоговые преференции для инновационных секторов и т.д.). В последние 5 лет Правительство пытается создавать их в надежде стимулировать инновации и изменить структуру экономики (хотя эта структура, во многом, в головах, а не только в материальных активах), но эти шаги очень сильно обесцениваются отсутствием базовых институтов. Ну и что? Что делать людям, которые умеют и хотят создавать новые красивые решения, но при этом еще не решили уезжать в более благоприятную среду? Сидеть и ждать, когда закончится весь этот беспредел?

Здесь мы можем уйти в еще более сложную тему- мне не нравится концепция " хороший народ, плохое правительство", мы имеем то правительство, которое заслуживаем. И огромные конкурсы в учебные заведения МВД, Таможни и факультет госуправления МГУ- лишь подтверждение, что народ (многие его представители) ищет такие возможности и хочет воспроизводить поведение, которое нам с вами совсем не нравится.

В этой ситуации считаю для себя совершенно оправданным заниматься процессами, которые дают мне возможность общаться с талантливыми, энергичными и порядочными людьми, которые по месту моего жительства создают продукты/ организации/ процессы мирового уровня, которые своим образом жизни демонстрируют окружающим (и власти в том числе) новые возможности и стандарты, и скорее станут частью гражданского общества. Один мой знакомый сказал: "Любить Родину-это здорово, но надо еще что-то делать". Не любить Родину- тоже важно, когда есть за что ( я это делаю регулярно), но делать все-равно что-то надо. Прошу прощения, если очень пафосно.

По поводу реплики Максима Терского про 1 млрд. руб. Действительно, это объем (точнее 1.15 млрд.руб.), которым мы управляем, который проинвестирован через 3 венчурных фонда в 10 портфельных компаний в Московской области, Татарстане и Красноярском крае. Много или мало это- кому как. Но это только один сюжет, только одна управляющая компания. Таких уже десятки. И потом надо смотреть на результат- сколько будут стоить эти бизнесы через 3-7 лет к моменту нашего выхода из них. Надеюсь, в разы больше. Для этого, в том числе, и работаем.

Доктор Джекил или Мистер Хайд?

Андрей, доброе утро и спасибо за ответ

Ваш текст оставляет двойственное впечатление.

С одной стороны я согласен, что энергичным, творческим людям, конечно, надо реализовывать свои способности.  Не все могут (и не все хотят) уезжать, а ждать когда закончится беспредел – это, действительно, не решение. Я немало общался с этими людьми, они заслуживают всяческого уважения и поддержки, так как пытаются пробиться сквозь ту самую «анти» среду, о которой выше много было чего сказано.

Но вот что касается будущего этих людей, которые «умеют и хотят создавать новые красивые решения», но «еще не решили уезжать», а пытаются что-то сделать: со стороны призывающих не было бы честнее по отношению  к этим потенциальным бизнесменам-инноваторам чётко сформулировать заранее чтО именно их может ожидать в случае успеха: (а) ничем ни защищённая материальная собственность, которую в любой момент могут отобрать (б) слабо (или никак?) не защищённая интеллектуальная собственность (в) возможность посадки как результат рейдерства или аналогичной «спецоперации»

 Дмитрий Потапенко сформулировал достаточно ёмкое определение той реальности, с которой придётся иметь дело почти любому успешному предпринимателю в России: «Каждому из вас предложат (если вы являетесь владельцем) «посидеть на дорожку», как только бизнес станет интересен какому-нибудь конкретному пацану в погонах». 

И вот, после этого честного вступления, если человек по-прежнему горит желанием создавать красивые решения, что ж... не перевелись ещё Матросовы на земле Русской...

Было бы интересно узнать от Вас, как человека близкого к власти и крупным инвестиционным проектам: упомянутое Вами отсутствие базовых правовых институтов – это потому что власть не может решить проблему или потому что не хочет? И нет ли у них там, наверху, раздвоения сознания (типа доктора Джекила и мистера Хайда), когда правая рука приглашает модернизировать, а левая держит наготове рейдеров?

Роман Абрамович Комментарий удален

Отредактированная версия коммента

(предыдущая была резковата)

А не лучше ли вам или раскрыть свой светлый образ перед участниками дискуссии, либо говорить как можно более конкретно?

С кем дружить?

Как именно?

Роман Абрамович Комментарий удален

Мое раздражение вызвано тем, что вы прикрываетесь именем

неоднозначного, но неординарного человека, тем самым создавая себе некий гандикап перед остальными участниками проекта, и это неспортивно.

А предлагаемая вами технология конечно имеет право на существование, но она безнадежно затягивает нас в извечное византийство и консервирует отсталость

Роман Абрамович Комментарий удален

Вы изволите шутить.

Что же касается существа вопроса: Шаронов, редкий человек, пришедший из министерства с хорошей репутацией, умеет дружить наилучшим образом!

Юлий Либ Комментарий удален