/ наука

Революция в борьбе с раком: окончательное подтверждение

Несколько дней назад мы писали о революционном методе ранней диагностики рака. Однако в первых сообщениях СМИ не содержалось никакой конкретики. Сейчас ведущий разработчик новой технологии весьма убедительно рассказал «Снобу» о деталях исследования

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Нам удалось получить комментарий от ведущего разработчика новой системы сверхранней диагностики рака, профессора Университета Ноттингема Джона Робертсона. Это очень кстати: как мы уже говорили, первое сообщение о новом методе диагностики было крайне скупым, и из него нельзя было понять, действительно ли речь идет о прорыве.

Из интервью выяснилось, что специалисты на протяжении 15 лет изучали образцы крови, взятые у девяти больших групп пациентов разного возраста, пола и с разным стажем курения сигарет. В первоначальных исследованиях была проверена кровь 655 пациентов, впоследствии заболевших раком, и столько же "контрольных" пациентов, у которых рак не развился. Позже эти работы были повторены с использованием образцов от 573 пациентов и такого же количества контролей. У большинства пациентов с положительным результатом развился рак легкого - убивающий свыше 90 процентов своих жертв. Ученые выяснили, что на результаты теста не влияли ни пол, ни возраст, ни место жительства, ни другие подобные характеристики. Робертсон объяснил и происхождение внушительной цифры 8 тысяч человек, фигурировавшей в статье The Times. Она как раз включает всех тех, чью кровь врачи использовали для многочисленных отработок своего теста и проверки его зависимости от "посторонних" обстоятельств. 8 тысяч - это еще не окончательная цифра. Как рассказал Робертсон, для проведения исследований в общей сложности было задействовано 80 тысяч человек и проверено 8 миллионов образцов (правда, если один образец проверяли несколько раз, то каждая проверка шла за отдельную точку).

В некоторых случаях анализ был положительным за пять лет до постановки клинического диагноза: это значит, что теперь у врачей есть хорошая фора в борьбе с болезнью. Результаты, полученные в Ноттингеме, были позже подтверждены в клинике Майо в США. В минувшие выходные новый метод диагностики был представлен на ежегодной конференции онкологов-клиницистов, проходившей в Чикаго (краткое содержание докладов здесь и здесь).

Уже в этом месяце с помощью теста, произведенного компанией Oncimmune, у тысяч американских пациентов будет диагностирован рак на самой ранней стадии, а в начале 2011 года тест поступит в клиники Великобритании. Люди с положительным результатом теста встанут перед выбором: поверить результату и начать химиотерапию (даже если опухоль в легких еще не видна) или не верить и продолжать жить, как они жили. Для того чтобы лучше понять подоплеку этого выбора, вникнем в детали метода.

Доктор отбирает у пациента 10 миллилитров крови и определяет, есть ли в ней специфические вещества, которые указывают, что в организме начал развиваться рак. Причем внешне у пациента может не быть никаких признаков появления опухоли — тест позволяет поставить диагноз еще до того, как опухоль начнет расти. Никакого волшебства тут нет — ведь клетки «сходят с ума» и превращаются в бесконтрольно делящихся убийц постепенно. Сначала они просто перестают умирать вовремя и начинают размножаться, потом научаются срастаться в опухоли, а уж затем покидают их и расселяются в разные части организма (этот процесс называется метастазированием, и когда он начинается, спасти пациента намного сложнее).

Так вот новый тест выявляет больные клетки еще до того, как их онкологическое превращение полностью завершится. Возможности нового метода ученые отразили в его названии — EarlyCDT (Early Cancer Detection Test — тест для раннего выявления рака).

По счастливому недосмотру природы раковые клетки растят у себя на поверхности, а также выбрасывают в межклеточное пространство особые белки, которые есть только у них. Эти чужеродные вещества называются онкомаркерами. Организм умеет находить и уничтожать онкомаркеры и продуцирующие их раковые клетки задолго до того, как это смогут сделать врачи. Для этого он вырабатывает специальные белки — антитела, которые, как «маячки», сигналят ученым, что в организме завелась болезнь. Профессор Робертсон придумал, как можно обнаружить эти особые антитела в нескольких каплях взятой у пациента крови.

Робертсон проверял образцы крови, полученные от женщин из группы риска по раку молочной железы: они сдавали кровь в ходе регулярных обследований на протяжении нескольких лет. Он выяснил, что специфические антитела появлялись в организме очень рано — в некоторых случаях за пять лет до того, как пациентке ставили страшный диагноз. Если бы профессор Робертсон рассказывал о своих результатах так, как сейчас рассказываю я, то у него немедленно отобрали бы лицензию, а может быть, даже посадили бы в тюрьму. Знать, что у пациентки может быть рак, и не сказать ей об этом?!

Но Робертсон все еще на свободе — он проверял образцы крови пациенток уже после того, как у них находили (или не находили) рак, — в британских клиниках кровь может храниться годами. Причем в ход шла кровь только тех женщин, которые согласились принять участие в исследовании («Сноб» недавно писал о судебном случае, когда врачи изучали кровь индейцев, не получив такого согласия).

Позже Робертсон провел сходные исследования на людях с высоким риском развития рака легких (многолетние курильщики, в том числе пассивные, а также те, кто работает с асбестом или радоном). «Мы сравнивали антитела в крови пациентов, уже больных раком, с антителами тех, у кого признаков болезни еще не наблюдалось. Мы выяснили, что наш тест отличается очень высокой чувствительностью и специфичностью. То есть у пациентов без видимых признаков рака, но у которых он впоследствии развился, сигнал был ясным и интерпретировался однозначно», — рассказал мне профессор Робертсон.

В общей сложности ученые проверили свой тест для определения рака легкого на девяти независимо собранных коллекциях образцов крови. На сайте созданной Робертсоном компании Oncimmune указано, что EarlyCDT определяет практически все наиболее распространенные виды этой болезни, включая немелкоклеточный и мелкоклеточный раки. Робертсон рассказал, что в ближайшее время специалисты Oncimmune намерены разработать тесты для выявления рака молочной железы, кишечника, желудка, яичников и других типов онкологических заболеваний, проявляющихся опухолями (к ним не относится, например, рак крови).

Я спросила профессора Робертсона, чем его методика принципиально отличается от методики выявления онкомаркеров — тех самых наростов на поверхности раковых клеток и особых белков в крови? (Врачи обычно назначают тест на онкомаркеры тем пациентам, у кого они подозревают начало онкологического процесса.) Робертсон ответил, что на ранних стадиях рака количество онкомаркеров в крови невелико и обнаружить их не всегда удается. Иммунная система многократно усиливает этот сигнал (для убийства одной раковой клетки организм отправляет множество антител), поэтому его намного легче заметить.

Ранняя диагностика рака позволяет существенно увеличить шансы пациента выжить. Если тест дает положительный результат, врач может начать лучевую или химиотерапию и остановить или купировать процесс развития заболевания «малой кровью». На мой вопрос, какова вероятность ложноположительного результата теста (и, соответственно, назначения здоровому пациенту совсем неполезных процедур), профессор Робертсон сказал: «Свыше 90 процентов больных раком легкого умирают от этой болезни. На мой взгляд, когда речь идет о таких опасных заболеваниях, проблема постановки ложноположительного диагноза слишком сильно раздута. Я считаю, что в случае рака легкого основная проблема — это не ложный, а поздний диагноз».

А вас убеждает это исследование? Какой выбор сделали бы вы, получив, не дай бог, положительный результат нового теста?

Комментировать Всего 2 комментария

В приведенной ссылке говорится, что чувствительность метода довольно низка и составляет около 40%, тогда как специфичность - около 90%. На практике это означает, что для первичного скрининга метод не очень подходит, так как будет пропускать до 60% случаев рака легкого (100 - 40%). И напротив, для подтверждения диагноза метод неплох, так как всего в 10% случаев будет давать ложноположительный результат (100 - 90%). Если эти цифры подтвердятся и в дальнейших исследованиях (говорят, уже в этом году метод будут использовать в США, а со следующего года - в Великобритании), для полноты картины (и возможной Нобелевской премии через 10-20 лет) нужен будет метод с высокой чувствительностью - чтобы в первичную группу попадали все с истинно положительным результатом, из которых бы в дальнейшем отсеивались люди без заболевания с помощью метода с высокой специфичностью, описанного в статье.

Ираклий, действительно, 40% кажутся не очень внушительной цифрой - я попросила профессора Робертсона прокомментировать, окончательное ли это значение, и если да, то что он сам может сказать о пригодности теста для первичного скрининга. Так что - ждем ответа.

Но с другой стороны, у многих из этих 40% без нового теста рак успел бы развиться до стадий, когда ничего сделать нельзя. Так что, может, эта цифра и не столь мала, если речь идет о спасенных жизнях. Разве нельзя пока нет лучшего варианта использовать этот тест для первичного скрининга, как Вы думаете?