Сергей Пархоменко о дне советской оккупации в Молдавии

28 июня объявлен в Молдавии днем советской оккупации. Эту памятную дату ввел своим указом временно исполняющий обязанности президента Молдавии Михай Гимпу. Теперь отмены этого решения добиваются не только молдавские коммунисты, но и правящая демократическая коалиция

+T -
Поделиться:

Подробнее

Согласно указу, подписанному Гимпу лишь в прошлый четверг, сегодня по всей стране должны пройти памятные мероприятия, а в центре Кишинева перед зданием правительства должен быть заложен первый камень «памятника жертвам советской оккупации и тоталитарного коммунистического режима». Монумент предполагается установить на том же месте, где в советские годы стоял памятник Ленину. Наконец, в тексте указа Гимпу требует от России как от правопреемника Советского Союза «безоговорочно и в срочном порядке» вывести войска из Молдавии (российские военные части входят в миротворческий корпус, стоящий в Приднестровье).

Дату 28 июня Гимпу выбрал не случайно. Ровно 70 лет назад советские войска вошли в Бессарабию, которую перед этим по требованию СССР покинули армия и администрация Румынии. Спустя месяц после этого из территорий Бессарабии и входившей тогда в состав Украинской ССР Молдавской автономии была создана Молдавская ССР.

Отрицательно к указу Гимпу отнеслись не только официальные лица в России, что было ожидаемо, но и многие в самой Молдавии, в том числе и политики из правящей коалиции альянса «За европейскую интеграцию», в которую входит и сам врио президента.

«Как кощунство расцениваем очередную попытку извратить нашу общую с молдавским народом историю, события, связанные с Великой Отечественной войной 1941–1945 годов, 65-летие Победы в которой совсем недавно мы вместе отпраздновали. Ожидаем, что в руководстве Молдавии в составе правящего альянса “За европейскую интеграцию” возобладают прагматические подходы и страна будет проводить политику, направленную не на раскол, а на консолидацию молдавского общества, на реальное и конструктивное развитие российско-молдавских отношений», — заявил российский МИД.

Соратники Гимпу по альянсу также высказались против его указа. Лидер Демократической партии Мариан Лупу заявил: «По итогам недавних телефонных переговоров с двумя остальными лидерами альянса “За евроинтеграцию” я делаю вывод, что решение врио президента Молдовы Михая Гимпу об объявлении 28 июня днем советской оккупации не поддерживает никто, кроме него». По его словам, коалиция приняла решение о необходимости отмены скандального указа. Согласно молдавским законам, президентский указ отменить может лишь сам президент либо Конституционный суд. Гимпу, несмотря на давление со стороны коллег по альянсу, уже заявил, что свой указ отменять не собирается. Теперь дело остается за Конституционным судом, куда Коммунистическая партия Молдавии уже подала протест. Кроме того, сегодня же должно было состояться специальное заседание парламента, на котором Гимпу должен был обнародовать итоги президентской комиссии по осуждению тоталитарного режима, запретить слово «коммунизм» и коммунистическую символику. Однако это заседание по решению альянса перенесено.

Сергей Пархоменко

   Действительно, это все воспроизводится снова и снова в разных местах чуть-чуть разными словами, а иногда даже одними и теми же словами. А причины везде одинаковы.

Во-первых, всякому политику нужен «мяч». Всякому политику нужен предмет, с которым он будет играть, вести свою политическую игру. Очень сложно просто политиковать на голом месте, с ничем. Бывают такие страны, чрезвычайно унылые, бедные, нищие во всех смыслах этого слова, где политики вынуждены эти «мячики» создавать себе сами. Они все время должны думать о том, чем бы таким им поиграть на глазах у своего избирателя. И довольно многим приходит в голову, что вопрос о советской оккупации — это отличный «мяч»: «Вот сейчас мы в это поиграем». Тем более что эта операция очень недорогая. Потому что в противном случае можно было бы, например, провести какую-нибудь реформу здравоохранения или пенсионную реформу — тоже хороший «мячик», с помощью него можно очень здорово покрасоваться перед населением. Но это немножко, во-первых, дороже, во-вторых, сложнее, в-третьих, можно получить в это свое открытое забрало, если что-нибудь не так пошло. А это вещь дешевая. Как говорится, «вам, товарищ майор, в дорогу собраться — только рот закрыть». Вот примерно то же самое и происходит.

Второе обстоятельство — это то, что странам, которые находятся внутри так называемого постсоветского пространства, нужно формировать какой-то обменный фонд. Им нужно создавать различные сюжеты, на почве которых, как им, во всяком случае, кажется, можно будет вести дипломатический торг с Россией, которые можно будет на что-нибудь обменять. Вот они сейчас сказали: мы откроем музей и объявим советскую оккупацию черным днем. А потом поговорили немножко — и выяснилось: если вы нам это, это и вон то, то мы, пожалуй, может быть, не будем.

Это тоже иногда работает, иногда работает и очень эффективно. В частности, потому что российские политики — люди по большей части довольно неуверенные в себе, исполненные множества разных комплексов. Они хранить, так сказать, гордое терпение не могут перед лицом всех этих мелких подколок, и они часто в эту несложную ловушку попадаются и начинают вести этот разговор.

И, наконец, есть третье обстоятельство. Действительно, нужно производить впечатление на далеких партнеров, нужно подавать какие-то сигналы, нужно как-то помахивать рукой и говорить: эй, мы тут, мы вот такие! Не очень понятно, что может Молдавия высунуть со своей территории так, чтобы это было кому-то видно. Бутылку вина? Или корзину помидоров? Или приднестровский конфликт? А Молдавии между тем нужно каким-то образом демонстрировать свою, так сказать, идентификацию, нужно, чтобы в «Википедии» что-то про нее было написано. И об этом политики начинают задумываться постепенно. Прошло то время, когда они могли об этом не заботиться.

Короче говоря, это событие носит пропагандистский характер, правда, пропаганда направлена одновременно в три разных стороны: по пункту первому — к своему собственному населению, по пункту второму — к России, по пункту третьему — к дальним соседям за рубежом. И во всех трех случаях эта мера хороша главным образом тем, что она дешевая. Отнесем это все к разряду политической дешевки.   

Эту реплику поддерживают: Александр Вайнштейн, Надежда Рогожина
Комментировать Всего 3 комментария

Действительно, это все воспроизводится снова и снова в разных местах чуть-чуть разными словами, а иногда даже одними и теми же словами. А причины везде одинаковы.

Читать дальше

Во-первых, всякому политику нужен «мяч». Всякому политику нужен предмет, с которым он будет играть, вести свою политическую игру. Очень сложно просто политиковать на голом месте, с ничем. Бывают такие страны, чрезвычайно унылые, бедные, нищие во всех смыслах этого слова, где политики вынуждены эти «мячики» создавать себе сами. Они все время должны думать о том, чем бы таким им поиграть на глазах у своего избирателя. И довольно многим приходит в голову, что вопрос о советской оккупации — это отличный «мяч»: «Вот сейчас мы в это поиграем». Тем более что эта операция очень недорогая. Потому что в противном случае можно было бы, например, провести какую-нибудь реформу здравоохранения или пенсионную реформу — тоже хороший «мячик», с помощью него можно очень здорово покрасоваться перед населением. Но это немножко, во-первых, дороже, во-вторых, сложнее, в-третьих, можно получить в это свое открытое забрало, если что-нибудь не так пошло. А это вещь дешевая. Как говорится, «вам, товарищ майор, в дорогу собраться — только рот закрыть». Вот примерно то же самое и происходит.

Второе обстоятельство — это то, что странам, которые находятся внутри так называемого постсоветского пространства, нужно формировать какой-то обменный фонд. Им нужно создавать различные сюжеты, на почве которых, как им, во всяком случае, кажется, можно будет вести дипломатический торг с Россией, которые можно будет на что-нибудь обменять. Вот они сейчас сказали: мы откроем музей и объявим советскую оккупацию черным днем. А потом поговорили немножко — и выяснилось: если вы нам это, это и вон то, то мы, пожалуй, может быть, не будем.

Это тоже иногда работает, иногда работает и очень эффективно. В частности, потому что российские политики — люди по большей части довольно неуверенные в себе, исполненные множества разных комплексов. Они хранить, так сказать, гордое терпение не могут перед лицом всех этих мелких подколок, и они часто в эту несложную ловушку попадаются и начинают вести этот разговор.

И, наконец, есть третье обстоятельство. Действительно, нужно производить впечатление на далеких партнеров, нужно подавать какие-то сигналы, нужно как-то помахивать рукой и говорить: эй, мы тут, мы вот такие! Не очень понятно, что может Молдавия высунуть со своей территории так, чтобы это было кому-то видно. Бутылку вина? Или корзину помидоров? Или приднестровский конфликт? А Молдавии между тем нужно каким-то образом демонстрировать свою, так сказать, идентификацию, нужно, чтобы в «Википедии» что-то про нее было написано. И об этом политики начинают задумываться постепенно. Прошло то время, когда они могли об этом не заботиться.

Свернуть

Короче говоря, это событие носит пропагандистский характер, правда, пропаганда направлена одновременно в три разных стороны: по пункту первому — к своему собственному населению, по пункту второму — к России, по пункту третьему — к дальним соседям за рубежом. И во всех трех случаях эта мера хороша главным образом тем, что она дешевая. Отнесем это все к разряду политической дешевки.

Эту реплику поддерживают: Александр Вайнштейн, Надежда Рогожина

Проходили уже, когда памятники переносили, когда памятники рушили. Провокация! Есть момент, народ не понимает, а это не последнее в политике. Я Вас поддерживаю самая настоящая дешевка, как бы он посмотрел своему отцу, деду в галаза, да и вообще людям.

(пожимая плечами)

Очередные неблагодарные туземцы.