/ Москва

Андрей Шмаров: Креативный кризис

Русские народные кризис-индикаторы. Выпуск 63

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Выход из кризиса (понятно, позитивный, а не в тартарары) — это всегда уроки и приобретения, и потери, которых не жалко.

Крах советской экономики в начале 90-х привел к высвобождению огромного запаса предпринимательской энергии, формированию среды «новых русских» бизнесменов, первичному накоплению капитала и появлению доселе неведомых экономических институтов, например банков. Его вторая волна, связанная с политическим кризисом 1995 года, привела к масштабному переделу государственной собственности и появлению крупных олигархических корпораций.

Кризис 1998-го дал российской экономике новый мощный импульс: бизнес отвлекся от азартного дележа и занялся делом — компании стали налаживать современный эффективный менеджмент и грамотное корпоративное управление, прежде всего в части защиты прав миноритарных акционеров. Я отчетливо помню этот момент, когда в 2000-м Ходорковский, комментируя схватку ЮКОСа с гринмейлером Кеннетом Дартом, сказал мне в интервью: мы были плохими, а вот теперь, разобравшись с Дартом, станем хорошими (и стали, кстати). В итоге передовые российские корпорации за очень короткий срок вошли в число глобальных лидеров и конкурируют с ними на равных.

А что же будет сейчас, что полезного возникает по ходу нынешней истории? Пока я вижу две тенденции.

Первая — вновь активизировался передел собственности. Вот лишь недавние события:

- крупнейший девелопер «Дон-Строй» перешел за долги к госбанкам-кредиторам;

- сцепились в клинче ведущие акционеры «Норникеля» Потанин и Дерипаска, они норовят выкупить пакеты друг у друга;

- ФК «Открытие» методично скупает «лежащие» банки и создает из них новый крупный частный;

- «Северсталь» пытается отчекрыжить у проблемного Межпромбанка крупнейшее угольное месторождение;

- Александр Лебедев (Национальный резервный банк) предпринимает попытку продать свою крупную лизинговую компанию «Ильюшин Финанс» Украине, а та, в свою очередь, обсуждает включение киевского КБ имени Антонова в российскую Объединенную авиастроительную корпорацию;

- Сулейман Керимов формирует на базе «Уралкалия» и «Сильвинита» крупнейшую в мире калийную компанию.

У меня по этому поводу вопрос даже не о том, что получится на выходе из столь бурного процесса. Что же это была у нас за система собственности, раз она вдруг и с таким треском рушится?

Вторая же тенденция — активизация роли государства в области высоких технологий и инновационного бизнеса. Можно как угодно (и даже обоснованно) клеймить «Сколково» и Медведева, но «Нокиа» и «Боинг» уже заявили о своем участии в проекте, а эти люди слов на ветер не бросают. Сравните: до кризиса тоже были и технико-внедренческие особые экономические зоны, и Российская венчурная компания, но дела там шли как-то очень сонно.

Думаю, что знаковым в этих процессах станет появление на авансцене новых людей — влиятельных бизнесменов и топ-менеджеров, взгляды, идеи и методы работы которых и станут маркерами нового этапа развития страны. Для примера: тренер Ротенберг — это одно дело, а Волож — ну совсем другое.

Среднее время в пути уменьшилось на 7 проц. пунктов.

Поток людей в супермаркетах значительно снизился.

Число квартир в аренду практически не изменилось.

Число вакансий снизилось на 3 проц. пункта.

Стоимость корзины не изменилась.

Активность в блогах снизилась на 5%.

О методике построения индикаторов можно почитать здесь.

Комментировать Всего 6 комментариев

Насчёт Nokia и Boeing я бы не обольщался: они не затевают что-то принципиально новое ради Сколкова, а просто пытаются свою и без того успешную деятельность в России перевести в более выгодные условия. Примерно то же самое можно сказать про Microsoft, Philips, Siemens, Google и Cisco, которые тоже собираются поучаствовать. Это не значит, что "инноград" будет тупо офшором; но для привлечения новых игроков потребуется время и успешный опыт.

.

Меня даже больше заинтересовало участие Мартина Буига и Ратана Таты. Это два предпринимательских семейства первого мирового ряда, которым не впервой вкладываться в рискованные проекты в самых разных странах. Если они захотят вложиться, будет как минимум интересно.

Эту реплику поддерживают: Андрей Шмаров, Игорь Андрющенко, Катерина Герр

Андрей, согласен, что кризис это превосходная штука, шанс, который нельзя упустить, как сказал Рам Эмманьюэл, советник Обамы. Еще Солженицын говорил, что поражение в войне учит несравненно большему, чем победа. Однако кризис этот--пока что--ненастоящий. Ни в мире, ни в России. Я бы назвал его а phony crisis, по аналогии со “странной войной” на Западном фронте в конце 1939-начале 1940 годов. Его залили деньгами, на деньгах растет нефть, на нефти российская экономика.Не хочется повторять банальности про инвестиционный и бизнес климат, произвол властей, коррупцию, инфраструктуру, фундаментальную политнестабильность и прочие радости жизни. Об этом много сказано, вами в частности. Интересно вот что. Вы говорите про передел российской собственности и про Сколково. В переделе одни местные (иностранное государство упомянуто одно, Украина), в Сколково же одни иностранцы--во всяком случае равнение на них. Мне кажется, этим все сказано. Мухи отдельно от котлет. В том же Китае, сначала была интеграция в мировую экономику, потом--сейчас, в кризисе--скачок на новую ступень развития. Не Большой Скачок, а подготовленный.“Юкос” стал более открыт после инцидента с Дартом, кстати.Пока в вашем первом разделе, про российский передел, не будут фигурировать крупные международные компании, инвесторы и собственники, Сколково будет мухой в гербарии, или как это называется, где насекомых булавками причпонькивают в стеклянной коробочке?

Крупные международные еще как фигурируют! ТНК приезжали продавать, Конако-Филипс тоже реализует долю в Лукойле, ну и валом валит сюда целая куча помельче -- в ритейл, в рестораны, в девелопмент. И природа этого передела очень понятная -- приходят передовые технологие и вытесняют местечковые. здесь вопросов не возникает..

Инвесторы, говорите? Да Марк Мобиус сюда чуть ли не как на работу является!

Да. ТНК. Очень любопытно, что там Bob Dudley решит, он имеет обширный опыт в российском бизнесе, как с олигархами так и с госолигократами.  Конако-Филипс это не совсем передел, и не совсем в правильном направлении. Скорей наоборот. Ну, а когда приходится бедного Мобиуса в пример приводить, это плохо. Таких Мобиусов должно быть миллион, и уже не Мобиусов а нормальных инвесторов. Россия уже 20 лет как без железного занавеса живет, в Г-8 состоит прости Господи, а все Мобиус тут первооткрыватель, как будто это биржа акций Республики Малави. Утрирую может, но по сравнению с другими Брикс это не очень серьезно.

Стало известно, что Великим калийным проектом теперь уже интересуются "Фосагро", которая пишет письма на этот счет Путину, а тот -- Сечину. Параллельно Ростехнологии (Чемезов) тоже озаботились вдруг удобрениями, и тоже набросились на "Сильвинит", а заодно на "Тольяттиазот", вовлекая в процесс губернатора Самарской области. Все одновременно вдруг захотели сделать мирового гиганта.

Очень сильно напоминает предкризисные экспансии наших наполеонов на дешевые западные деньги, закончившиеся марджин коллами -- так, что едва всю промышленность не растеряли. Теперь опять "повело кота на блядки"

Думаю, что это от того и происходит, что кризис не был "настоящим". По тому же Шумпетеру не было достаточно разрушения, не будет и особого креатива. Я тут не пытаюсь сказать, что это мол все неправильно, что кризис залили бумагой. Потому что мировая экономика иначе могла и вовсе уйти в штопор с непредсказуемыми результатами. Выбрали наименее болезненный путь. Но это не отменяет той реальности, что во первых не будет бурного роста, а во-вторых скорее всего будет новый крах.