Николай Злобин: Что таит в себе новый закон о полиции

Президент Дмитрий Медведев принял решение вынести на всенародное обсуждение законопроект «О полиции». Текст закона доступен в интернете. Свои замечания и предложения любой желающий может опубликовать на сайте до середины сентября 

Фото: Idham
Фото: Idham
+T -
Поделиться:

Можно приветствовать идею президента сделать обсуждение закона прозрачным, как и решение написать специальный доклад, где будут проанализированы комментарии, поступившие от граждан. Этот доклад, в свою очередь, тоже станет предметом обсуждения, потому что, по словам Медведева, «это отражает мнение общества, состояние того, что называется социумом, заинтересованность людей в работе милиции». (Видимо, сам Медведев еще не привык к собственному предложению о переименовании милиции в полицию.)

Однако президент сразу определил границы этого обсуждения: «Я рассчитываю на конструктивную дискуссию, и дискуссия эта должна быть не общей, а абсолютно конкретной, посвящённой отдельным разделам, главам, параграфам и соответствующим статьям закона с предложениями по совершенствованию самого законопроекта, по формулировкам, которые в этом законопроекте будут содержаться. Мы их самым внимательным образом изучим. Это не значит, что все формулировки будут поддержаны; концепция закона должна сохраниться, но важные уточняющие положения обязательно должны быть приняты во внимание».

Иными словами, основная концепция закона обсуждению не подлежит, а дискуссия сводится к конкретным деталям и формулировкам. Мне кажется, что это, по меньшей мере, непродуктивно. Конечно, «дьявол кроется в деталях», однако Медведев как юрист не может не понимать, что политический, социальный и правовой контекст этих деталей имеет решающее значение и в значительной степени определяет их смысл, содержание и практику последующего применения.

Меня, например, не вполне устраивает именно концепция этого закона. Во-первых, он является откровенным преемником того закона, который сейчас регулирует деятельность милиции. Его результаты, как говорится, налицо. Более того, отличаясь в деталях, он в целом сохраняет концептуальную основу еще советского закона о милиции, когда милиция была важной составной частью гулаговской политической культуры и практики. Полиция, по новому законопроекту, продолжает служить в основном власти, а не обществу. Мне кажется, здесь прорыва не произошло.

Во-вторых, серьезной проблемой в нынешней ситуации является практически полное отсутствие доверия между милицией и рядовыми гражданами. Россия вошла в категорию стран, где люди заведомо ждут от полиции не меньше неприятностей, проблем и даже преступлений, чем от преступников. Нынешний законопроект не способен, по-моему, поменять эту парадигму. В нем нет механизмов восстановления доверия между гражданами и органами правопорядка, механизма реального общественного контроля над этими органами, без чего россияне не станут воспринимать полицию как надежный механизм защиты своих интересов. Значит, противостояние общества и органов правопорядка может продолжиться, что было бы крайне нежелательно.

В-третьих, закон не подразумевает качественного обновления полиции по сравнению с нынешней милицией. Конечно, никто не ожидает, что, переимовавшись в полицию, российские правоохранительные органы в одночасье выйдут на новый уровень, но проект даже не предусматривает механизма принципиального улучшения состава органов правопорядка. Понятно, что создание «хорошей полиции» — постепенный процесс, однако хотелось бы увидеть в законе гораздо более серьезные гарантии того, что «процесс пошел», и его динамика соответствует как требованиям времени, так и общественным ожиданиям.

В-четвертых, по такому важному и острому вопросу как новый закон «О полиции» на специально отведенном для его обсуждения сайте опубликовано на сегодняшний день немногим более 3 тысяч комментариев и рекомендаций. Большинство из них — уточнения тех или иных формулировок. Это микроскопическая по масштабам России цифра, с одной стороны, говорит о том, что многие люди не верят в возможность повлиять на этот документ и не надеются, что их идеи и мысли будут услышаны. С другой стороны, это свидетельствует о глубокой политической пассивности и лени, о непонимании значения и сути такого рода процедур в демократическом государстве. И обвинять в этом власть можно лишь отчасти.

Конечно, надо обсуждать детали и формулировки нового закона. Это тоже важно. В тексте законопроекта есть, на мой взгляд, просто антиконституционные положения, связанные, например, с пониманием принципа неприкосновенности жилья и защитой частной жизни, трактовкой презумпции невиновности, приоритетом интересов личности и так далее. Я реально опасаюсь, что закон после его принятия обложат подзаконными актами, которые, как мы хорошо знаем, способны свести на нет самое прогрессивное содержание любого российского закона. Я бы даже предложил в самом тексте закона запретить дальнейшие его уточнения и корректировки через подзаконные документы, выпускаемые как правительством, так и отдельными ведомствами.

Естественно, надо принимать во внимание, что каким бы хорошим и демократическим ни был закон, он будет действовать в конкретной социально-политической атмосфере, которая есть сегодня в России. Мне, скажем, нравится деполитизированность нового закона, но насколько она будет реальна на практике? Закон о полиции является в значительной мере системообразующим, он способен оказывать заметное влияние на общество и его отношения с властью. Поэтому, мне кажется, с одной стороны, не нужно спешить с его принятием — следует сделать все, чтобы обсуждение носило действительно массовый и продуктивный характер. Может быть, даже устроить второй тур обсуждения этого законопроекта. С другой стороны, можно, например, оговорить, что новый закон будет носить переходный характер, и его положения будут пересматриваться после нескольких лет его работы. В любом случае, пока дело выглядит так, что нынешний плохой закон о милиции предлагается заменить не очень хорошим законом о полиции.

Комментировать Всего 31 комментарий

Скажу как представитель коренного населения страны - слово "полиция" продуцирует отталкивающий эффект. Уверен, что я такой не один..

Андрей,будто фонетика слова "милиция" продуцирует притягательный эффект.

Михаил, как раз фонетика слова "милиция" значительно приятнее, чем полиция, на мой взгляд. Это если не брать в расчет дополнительную смысловую нагрузку на это слово состояющую из таких единиц как: мент, мусор, менты и т.п. 

Прошлая смысловая нагрузка никуда не исчезнет, наоборот, к ней добавится еще одна единица смысла, уже забытая и не используемая в народе - полицай. Вы же помните какое было отношение к полицаям? По крайней мере нам об этом рассказали многочисленные книги и фильмы.

Вместо улучшения отношения общества к этой струкутре вполне возможно получить абсолютно противоположный эффект.

Сейчас миллиционер - парень из народа. Болен народ, болен и парень. А полицай изгой, тот кто против народа. 

Есть логика в Ваших словах,а по мне так один "чёрт".

Парень из народа? Из какого- такого народа?

Слово полиция продуцирует отталкивающий эффект? Почему? Полицаев из оккупированных деревень помнят оставшиеся в живых участники войны. Думаю, что для молодежи - слово полицейский - звучит совершенно иначе. Все Тенго и Кеш и прочие Сигалы. Думаю, что как раз наоборот, под это слово можно ввести полную реорганизацию того, что у нас сейчас называется милицией.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Я правильно Вас понял, что закон пишется исключительно для молодежи, воспитанной на «Танго и Кеш и прочих Сегалах»?

Из какого народа? Из того самого большинства, которое окружает всех.

Не обязательно помнить полицаев, Млада, достаточно услышать от кого-нибудь, что были такие "полицАи", и что они делали.. Этого будет "с горой", для того, что бы новая единица  смысла пошла в оборот. Она никуда и не девалась.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Мне кажется это субъективно о полицАях и полиции. Есть слово полицейский и во всем мире они ловят преступников. Есть английские полицейские, которые ходят без оружия. Милиция - это изобретение  советской власти. Что касается из народа - так и полицаи были из народа.

Вы неправильно меня поняли. Закон он для всех. Что касается людей пожилых и большинства зрелых, я думаю у них и так хватает проблем чтобы вникать  в дополнительную смысловую наргузку слова полиция.

Из миллионов  единичных субъективных складывается коллективное субъективное которое определяет отношение, в том числе и через смысловую нагрузку.

Английские полицейские, которые без оружия - в Англии, где народ со своим коллективным субъективным. То же самое и с "миром". Была ли в их истории война, уничтожившая такое количество населения, там, где полицАй один из захватчиков?

ПолицАи были из народа, только отношение к ним во время войны и после было и стало как к "врагам народа". Эта связка "полицай - враг народа, фашист и т.п."никуда не делась".

Если цель - разрушить систему МВД, переименование обязательно.

Мое мнение:)

Эту реплику поддерживают: Екатерина Паламарчук

С большинством, в этом случае спорить не буду. Конечно, и мое восприятие субъективно. Просто часто бывая в Италии, я сохранила в памяти образ итальянских полицейских: красивые брюнеты, высокие, статные, подтянутые, в красивой форме, вежливые и внимательные к женщинам, но это скорее национальное)

И я думаю, все-таки, что полицай - он не захватчик, он ПРЕДАТЕЛЬ из своих, вот с этой позиции переименовывать конечно сложно.

Согласен, предатель. Это более емко.

"продуцирует отталкивающий эффект" - это, конечно, слова истинного ценителя русского языка :))

Эту реплику поддерживают: Андрей Буриличев

Вы точно подметили, респект:) 

Искренне восхищен!

Попрошу Вас и дальше подмечать за мной различные огрехи, если Вам не сложно.

Готов платить, по 10 р. за  факт.

Вы как?

Для начала все же неплохо было бы Конституцию начать соблюдать.До этого все остальное просто бессмысленно.Людей,которые могли бы действительно принимать участие в обсуждении нового закона о полиции не так и много,а из этого малого числа осталось видимо только три тысячи "Иванов,не помнящих родства своего",вернее тех,кто считает,что без соблюдения Основного Закона будут исполняться второстепенные.

Эту реплику поддерживают: Екатерина Паламарчук

голый зад у всех одинаковый

пару лет назад в центре города на меня автобус наехал. вся полоса движения перекрыта. люди объезжают по встречке. час прождали - пошел прогуляться, глядь: машина ГИБДД. грю им: вот, полгорода страдает, двести метров подкатите оформите проишествие. парень в форме давай оправдываться: да стоим вот, начальство охраняем, пост, отъехать не можем. так они и стоят весь день. каждый день. еще через пару часов, в самый разгар дня мы дождались оформителей свободных от охраны начальства.

так вот. если закон не предусмотрит одну простую, но действенную меру. обеспечить охрану - президенту, премьеру и в регионах с объявленной чрезвычайной ситуацией (по отдельному списку). то ничего не поменяет закон. остальные задницы пусть порядок на улицах наведут и обеспечат таким образом безопасность, а не ездят под конвоем как сквозь рекреацию. если не признать ценность всех задниц одинаковой, то тогда

так и будут они охранять их от нас.

Николай, "служить обществу" - это утопия. Любой чиновник служит тому, кто его назначил. Я даже не знаю, как квалифицировать словосочетание "восстановить доверие". Как можно восстановить то, чего никогда не существовало? Можно попытаться создать с нуля. Но для этого как минимум надо изменить тех, кому милиция-полиция-you-name-it служит. Как поменять модус операнди, в котором ментам за услугу экспроприации неугодного олигарха, шантажа угодного или избавления от конкурентного чиновника разрешается грабить население? Легче самому переместиться. Я лично не вижу никакого выхода. Закон о полиции ничего не изменит. Модус операнди сильнее любого закона. Я уже не говорю о том, что можно считать прямым оскорблением граждан своей страны выражение им недоверия ("не доросли") запретом алкоголя за рулём одновременно с попыткой обелить милицию, переназвав её. Причём можно понять почти каждого отдельного мента - жить -то надо. imho.

Полностью согласен.

Ныне действующий закон о милиции в общем тоже на бумаге читается вполне гуманистично

Эту реплику поддерживают: Екатерина Паламарчук

Так каков будет ваш положительный ответ?

Именно потому, что сама концепция обсуждению не подлежит, большинство народа и не станет принимать участие в этом очередном фарсе. Ибо это все равно, что всерьез обсуждать прическу приговоренного к казни на гильотине....

"С другой стороны, это свидетельствует о глубокой политической пассивности и лени, о непонимании значения и сути такого рода процедур в демократическом государстве. И обвинять в этом власть можно лишь отчасти".

Обвинять в этом можно только народ, т.е. себя. Это все к вопросу об оппозиции. Это отличный шанс повлиять на власть, не просто возмущенными обсуждениями, а конкретным анализом закона и  конкретными предложениями. Я не юрист. Но неужели, у оппозиции не найдется толковых специалистов по гражданскому и уголовному и административному праву, которые смогут дать надлежащую оценку?

Думаю - нет...

Я внимательно посмотрел на обсуждение и должен сказать, что оно производит очень благоприятное впечатление. Множество содержательных комментариев по делу, многие явно профессиональные, в том числе - к самым ключевым положениям закона. Мне кажется, именно так должно выглядеть общественное обсуждение. Это не референдум, тут не нужно большинство населения.

Другое дело, что способность едросовской законодательной машины принимать во внимание результаты этого самого общественного обсуждения вызывает ох какие большие сомнения.

Один хрен

Любят  в   России   сверху    вывески   менять  -   лучше  бы   страну   от  бандитов   чистили...

А   уж   под  какой   вывеской   чистить   -      см. заголовок...

Лучше всех новый законо о полиции-милиции или о полимилиции прокомментировал один знакомый мент

Полковник, недавно ушедший в отставку. Вот его комментарий: "НУ-НУ..."

И знаете, в корне я с ним согласен

Эту реплику поддерживают: Яков Петров, Ольга Агаркова

Другой полковник прокомментировал Как они зае**ли,

Причем, все! Всех в отставку!. В полицию - вьетнамцев, не знающих "православной этики бизнеса". ОМОН - из Монголии. Тогда и обсуждать ничего не надо.

Но сколько общих мыслей в этих совершенно разных словах!!!

Николай, Ваши рассуждения разумны, но в наших условиях качество законов играет последнюю роль. Как гласит отечественная мудрость – «закон что дышло…». Так что результат применения закона определяется не его качеством, а добросовестностью тех, кому он писан. Потому что добросовестные исполнители и с плохим законом будут действовать добросовестно. А недобросовестные и с хорошим законом будут заниматься всеми непотребствами. В качестве подтверждения можно сослаться на историю Большого террора, которому никак не помешала чуть ли не идеальная конституция образца 1936 года.

Изменение закона о милиции – один из элементов реформы МВД. А потому на закон нужно смотреть через призму замысла всей реформы. В первую очередь, повышает реформа добросовестность правоохранителей или нет. Если повышает, тогда изменение закона полезно – поддерживает этот процесс. Если не повышает – тогда изменение закона имеет цель лишь подновить декорации.

Власть декларирует, что реформа в целом ориентирована на повышение качества работы милиции и добросовестности ее сотрудников. Так что Ваше замечание под номером три просто планируется осуществить в рамках другой части реформы – чистки милицейских рядов в процессе сокращения штатов. И президент даже может искренне хотеть достичь таких результатов. Хотеть, разумеется, не вредно, но чтобы получить нужные результаты, нужно не только хотеть, но и действовать как положено. А последнего как раз не наблюдается.

Из теории систем известно, что ни одна система не способна реформироваться самостоятельно – любое такое реформирование только повышает комфортность ее субъектов. Поэтому реальное реформирование возможно только под внешним воздействием и внешними субъектами.

Мы сегодня наблюдаем внешнее воздействие на милицейскую систему – со стороны президента. Но вот только осуществлять реформирование будет само руководство МВД. Это значит, что такое реформирование будет, по сути, аналогично известной истории Мюнхаузена, о том, как он вытянул сам себя из болота. Причем вместе с конем.

Если кто-то совершает глупость – обязательно найдется кто-то, кто этим воспользуется. И раз мюнхаузеновским способом нужного президенту результата достичь не удастся (естественные законы еще никто не смог отменить), реформирование МВД даст совсем другой результат. Причем прямо противоположный.

В самом деле, милицию до нынешнего дикого состояния довели руководители МВД. А вовсе не просто «так получилось». Потому что именно такая милиция была им нужна. Так как они сами будут свою систему реформировать, они обязательно будут стремиться лишь повысить ее комфортность для себя. И сделают это очень простым и понятным способом – изгонят еще остающихся в ней добросовестных служащих. Говорят, что в ней еще сохранились такие. Так что реформа будет использована милицейскими генералами для очищения созданной ими системы. Но только от чужих для нее добросовестных милиционеров. Они же сами будут определять, какие милиционеры хорошие, а какие плохие. И так как жизнь свидетельствует, что им мешают как раз добросовестные, вычистят именно их.

Увы, но перефразируя старый анекдот, можно сказать, что МВД требуется менять не обои, а девочек. Путин, как представляется, достаточно индифферентно относится к реформаторским проектам преемника, потому что понимает – других девочек для их реализации у него нет. А потому любые президентские реформы ничего в созданной Путиным системе не изменят.

Эту реплику поддерживают: Людмила Фролова

Михаил! Согласна с Вами по всем пунктам. К сожалению - согласна(((

Но есть ли способ выйти из этой патовой ситуации? Как Вы считаете?

Людмила, выход простой – кардинальная смена власти. На всех уровнях. И это отнюдь не гипотетический вариант для выхода из нынешней ситуации. Я считаю, что в 1991 году у нас был аналог революции 1905 года. И впереди у нас 1917 год. Когда и произойдет полная смена власти. Если посмотреть на период между революциями начала ХХ века, то те двенадцать лет – полная копия нашей новейшей истории. И тогда после 1905 года власть осталась по своей сути прежней, и так же интенсивно деградировала (Распутин, Горемыкин и т.д.). Сто лет назад этот процесс ускорила Мировая война. А сейчас этот же процесс замедляет высокая цена нефти – «властную вертикаль» реально поддерживают сверхдоходы от сырьевого экспорта (нефти и привязанных к ней цен на металлы, химпродукты).

Но период сверхвысоких цен на сырье всегда заканчивается периодом сверхнизких.  Тем более, что при нынешних ценах на сырье Запад не сможет запустить устойчивый рост своей экономики. Соответственно, не сможет решить проблемы безработицы, посильного социального обеспечения. Так что как только Запад решит проблемы имеющегося у него большого дефицита бюджета (высокие цены на сырье обеспечивают дополнительные налоговые поступления), он обязательно обрушит сырьевые рынки. И наша власть обанкротится. Как в 1917 году из-за войны обанкротилась царская власть. Так что кардинальная смена нашей власти – это вопрос двух-трех лет. А отнюдь не десятилетий, как уверяют придворные политологи.  

Согласна.... Но... у нас слишком низок протестный потенциал. И это действительно так. К этому добавляется и то, что в стране нет реальной политической силы, способной эту власть взять, как это сделали в 1917 г. большевики. Кроме того, та экономическая ситуация, в которой мы находимся, на мой взгляд, практически не оставляет никаких шансов на реальную модернизацию. Модернизировать ведь надо ЧТО_ТО...

Людмила, насчет низкого протестного потенциала, думаю, что это иллюзия. Он просто пребывает в латентном состоянии. Но он чрезвычайно высок. Даже среди силовиков власть поддерживает только верхушка, а чем ниже, тем восприятие власти все более отрицательное. Другое дело, для того, чтобы протестный потенциал начал проявлять активность, требуются соответствующие условия. Которых пока нет. И которые появятся в случае банкротства нынешнего полицейско-бюрократического царства.

Что касается силы, которая может организовать смену власти, то она тоже имеется – это бизнес. Это в большинстве своем полностью новая элита (кроме, разумеется номенклатурных предпринимателей – подручных чиновников). Наш нормальный бизнес – это единственная новая элита, которая появилась в стране за эти два десятка лет и достигла масштаба, достаточного для того, чтобы на равных с бюрократией участвовать в борьбе за власть. Она пока политически себя никак не проявила (олигархический бизнес не в счет), но ее потенциал воздействия чрезвычайно высок. При этом она прошла жесточайший отбор и закалилась.

Сказанное относится в первую очередь к самому мобильному и многочисленному бизнесу – малому и среднему.  Но крупный бизнес тоже имеет длинный список претензий к нынешней власти. И при определенных условиях не останется в стороне от политических баталий. Могу напомнить, что Февральскую революцию  1917 года организовал как раз крупный российский бизнес, которого царизм, что называется, «достал». А ведь тоже не выглядел политической силой. Тем не менее, смог организовать политиков и военных и почти бескровно для революционных процессов сверг монархию.   

Наш бизнес в массе умнее Ходорковского – понимает, что не нужно выступать раньше времени. И если и проявляет лояльность к бюрократии, то она аналогично лояльности к погоде – условиям деятельности. Так что пока не появилась возможность сменить климат, нужно не стонать, а работать в существующих условиях.

Хотя наш бизнес в массе своей малосимпатичен. Как следствие диких условий, в которых он формировался. Поэтому вряд ли бизнес сразу создаст идеальное государство. Хотя оно обязательно будет на порядок эффективнее и порядочнее нынешнего. Но если условия станут более цивилизованными, менталитет бизнеса автоматически будет улучшаться. В целом. Потому что отдельный дикари всегда будут в нем присутствовать. И чем более цивилизованными будут условия, тем меньше их будет. В этом отношении я оптимист – считаю, что наш народ обладает очень высоким качеством. А нормальный бизнес почти весь из народа. Номенклатурных деток в нем осталось не так много – почти все уже уехали. И когда наш народ демонстрирует убогость, то это следствие убогости государства, к условиям которого он вынужден приспосабливаться.

Насчет необходимости модернизации. Я считаю, что модернизировать нынешнее полицейско-бюрократическое царство – это только продлевать его жизнь. Его нужно ломать и на освободившемся месте создавать новое государство – принципиально более свободное и справедливое.  

Глубокоуважаемый Джулиан, мне надо с Вами связаться по поводу пары пушкинских цитат. Не могли бы Вы написать мне на suborno собака yandex.ru?