Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Михаил Идов

Михаил Идов: Герой выходит

Фото: Redux/Fotolink
Фото: Redux/Fotolink
Кристофер Хитченс
+T -
Поделиться:

— Как дела?

— Как дела? Да так, умираю.

С этими словами Кристофер Хитченс впускает в свой дом коллегу по журналу «Атлантик» Джеффри Голдберга, пришедшего взять у него видеоинтервью. Не интервью даже, а этакий дебрифинг с порога небытия, преждевременные поминки; на заднем плане мрачно слоняется лучший друг еще не усопшего, писатель Мартин Эмис, с бутылкой пива. Хитченс, один из моих любимых журналистов и мыслителей, несмотря на то что я практически ни в чем и никогда с ним не согласен, действительно умирает. В июне у него обнаружили рак легких. Обнаружили в тот же день, когда его мемуары Hitch-22 оказались в списке бестселлеров. (На обложке книги Хитченс курит).

Хитченс был — черт, я все-таки не некролог пишу — был и остается уникумом. Его взгляды на ту или иную тему невозможно предсказать. Почти всю жизнь был убежденным троцкистом (в честь чего на годы рассорился с Эмисом), а в иракской войне прочно встал на сторону Буша. Главным врагом цивилизации считает исламистов, но поддерживает проект мечети в Нижнем Манхэттене. Гордый британец, но с американским паспортом. Написал злющую книжку про мать Терезу (под названием, разумеется, «Миссионерская позиция»), в которой заклеймил старушку как «мошенницу и фанатика», и подобострастную — про Джорджа Оруэлла. В последние годы почти полностью посвятил себя воинствующему атеизму. И так далее.

И вот — рак. Самая банальная из трагедий. Для оригинала вроде Хитченса этот диагноз просто оскорбителен. В конце концов, речь идет о человеке, выпивавшем за обедом (как рассказывал мне некогда Люсьен, владелец одного облюбованного Хитченсом бистро, где я работал барменом) бутылку красного и пол-литра «Дикой индейки». Таким людям предписан конец покрасочнее или по крайней мере подинамичнее. Не тихое угасание под капельницей.

Сам Хитченс знает это лучше всех. На прошлой неделе Vanity Fair опубликовал его программный текст «Топик рака». Короткая эта статья бесцеремонно ставит жанр раковых мемуаров с ног на голову.

«Неужели я не доживу до свадеб своих детей? Не увижу новое здание ВТЦ? Не прочту — и тем более не напишу — некрологи дряхлых злодеев Генри Киссинджера и Джозефа Ратцингера?» — начинает автор, даже здесь не упуская случая поддеть пару врагов. Но и это оказывается обманкой. «Подобный нонсенс, — внезапно разворачивается Хитченс на 180 градусов, — не заслуживает звания мыслей. Это так, сентиментальность и жалость к себе. Рак… означает встречу с одним из самых соблазнительных клише нашей культуры. Вы все его слышали. Люди не страдают от рака. Они "борются" с раком. Родные и близкие говорят им: "Ты победишь". Даже в некрологах пишут, что имярек скончался после "самоотверженной битвы" с раком. Я сам обожаю терминологию борьбы. Было бы неплохо отдать жизнь за какое-нибудь правое дело… Но поверьте: когда вы сидите в одной комнате с другими финалистами, и добрые люди приносят вам по прозрачному кульку с ядом и втыкают его вам в руку, последнее, что приходит на ум, — это образ бравого революционера или бесстрашного солдата». Хитченс, как обычно, застолбил себе уникальную и слегка парадоксальную позицию. Он не просит ни жалости, ни фальшивой бодрости. Он просит мир просто и честно признать, что, м-да, не повезло парню, ну так что ты будешь делать.

Чертов Хитч умудрился нащупать любопытный и как бы негласно табуированный вопрос: насколько правомерно рассматривать попытки избавиться от рака сквозь призму «героизма»? (Кто в таком случае НЕ герой — человек, который, едва заслышав диагноз, совершает самоубийство?) Не связано ли наше рефлекторное воспевание раковых «героев» с неизбежностью поражения, и кто они тогда такие — наши камикадзе, наши шахиды?

От размышлений на эту тему мороз продирает по коже. И тем не менее Хитченс не вполне прав. Во-первых, ничто не возвышает человека до героического статуса быстрее фразы: «Я не герой». (И ее близнеца: «На моем месте так поступил бы каждый».) Во-вторых, весь этот героический дискурс относится не к борьбе с раком как таковой. А к тому, что ты успеваешь сделать ПОМИМО этой борьбы. Один из моих лучших университетских друзей, Мэтт, скончался год назад от опухоли головного мозга. Его диагностировали еще в 2004-м. Врачи дали ему год, он продержался пять. За это время он написал сценарий, развелся с так себе подругой и нашел прекрасную новую (!), вовсю агитировал за Обаму и закончил огромную книгу мемуаров. Не знаю, героизм ли это, но если нет, то я вообще не понимаю значение этого термина. И что-то подсказывает мне, что подобный взрыв продуктивности мы увидим и здесь. Хитч всегда был упрямцем. Хочется думать, что в его лице известно чья коса нашла на камень.

Комментировать Всего 19 комментариев

Интересно,но...воспринимается,невольно,сквозь призму соседней статьи о последствиях смога в Москве.

Мда. А я еще периодически вспоминаю/прикидываю, чем успел надышаться в Нью-Йорке 11 сентября 2001 и в последующие недели, и тоже не по себе становится.

Самая    личная   тема  -    выбор,   как   уйти  из  жизни.    Перед  лицом   Вечности   мы   -   всегда   одни.   Вспомнилась    реальная   история   команды   чилийских    молодых   спортсменов,  летевших   на   самолёте   и  потерпевших    крушение   в  Андах.    Половина   пассажиров  переживает   падение,    но  практически   не   может  выжить  последующие   недели  без  еды   /вынуждены  заниматься   каннибализмом/  Тогда-то  и   встаёт  вопрос   -  идти   через   скользкие    обрывистые   горы    неизвестно   куда   и    искать   помощи....   Мне   запомнились   слова   одного   из   этих   первопроходцев :    "И  тогда   я  понял   одну   простую   и  самую  важную   вещь   в  своей   жизни   -   выбрать,   как   я  хочу    умереть....   И   решил,   что    хочу   умереть,    шагая   к  свободе,    чем   валяясь   подле   сломанного   самолёта".   Но  он  не   умер,  шагая   к  свободе,   а    спас   себя   и   тех,   кто  ещё  оставался   в  живых...       

Красивая история - прямо Голливуд! А всегда ли он есть - этот выбор? В свете 10-летия трагедии "Курска" подумалось.... Мне представляется, что у моряков "Курска" выбора не было совсем - борись, не борись за живучесть лодки - все равно не спастись. Вот что делать в такой ситуации? Молиться, вспоминать прошлую жизнь, что-то еще?

Смертельный ужас на "Курске"

Мне  представляется,   что  выбор   у   экипажа  "Курска"   был   в   том,   как   умереть  там   на   дне,    в   темноте...    Должно  быть  это  был  ад  -   погребённые   заживо...  

 Если  бы   я  оказалась  в  подобной  ситуации,   хотелось  бы   иметь  силы   на  написание   прощальных   писем   дорогим    мне   людям,    если    была   бы   такая   возможность...   или   думать     и    разговаривать   только   о  хорошем,   что  было  в  нашей   жизни....

Люди, смертельно больные имеют хотя бы некоторое время на ... подготовку что ли к смерти. А вот как на "Курске" - они ведь не ждали и не гадали..., строили планы как придут из похода - и на тебе! Кто-то решил за них, и мгновенно! И все, не перерешить,и не договориться, и понимаешь, что остались часы, минуты, секунды...., а тебе 18 - 20 - 40 лет... Страшно это, даже в свои годы.

"Капитан Колесников"...когда слушаю, становится страшно и до слёз обидно. Юрию Шевчуку низкий поклон за песню. 

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

И за песню, и за общение с Путиным... 

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Голливуд, разумеется, незамедлительно снял на эту тему фильм: "Alive".

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Тем не менее, большинству из нас все таки приходится выбирать "как умереть" (за остальных это решает случай или какой-то любезный представитель нашего вида). И в свете этой перспективы нельзя не оценить вкус тех, кто выбирает смерть непафосную, не слишком обременительную для окружающих, да ещё и стремится скрасить наши последние совместные дни мягким юмором.

К сожалению в моей жизни  был и есть рак, это уходившая в муках и покаянии  бабушка, которая была лихой и бестрашной  летчицей той самой одной из легендарных ночных ведьм, перед лицом смертельной болезни,выбрала борьбу но проиграла четвертой  неаперабельной стадии. Моя как говорится по английски close френд , подружка моя самая самая родная, больна сама, ее матушка уже покинула нас от рака и на днях она узнала что ее бабуля тоже больна. Мое личное мнение что каждый сам выбирает как уходить, я лично , это только мое мнение господа , я бы поспользовалась эфтаназией, рак такая гадкая и страшно заставляющая в жутких муках уходить человека болячка. Хотя думаю все в этой жизни не просто так, и любые испытания приходят нам за что то.... надо понять это и принять, иметь мужество не ненавидеть весь мир за то что происходит с тобой. Но я трусиха, поэтому я бы выбрала эфтаназию.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Мои соболезнования, конечно.

Но вот, собственно, и главный вопрос: почему мы применяем мерило "храбрость-трусость" к подобным решениям? 

А  разве,  чтобы   умереть  достойно,    не  нужна  храбрость?

И  вообще,  храбрость   нужна,  чтобы   и   достойно  жить...

Может потому, что надо принимать решение - преодолевать боль и страх или нет?

Думается мне Михаил, что  применяем "храбрость-трусость" т.к. очень очевидна ситуация борьбы. а перед лицом опасности, в данном случае настоящей не выдуманной катастрофы, а конец жизни это всегда катастрофа, хотя бы для одного человека, аллигории борьбы а значит и ее атрибуты  применимы.

Эвтаназия незаконна в большинстве стран, так что выбор есть только между борьбой (химия, радиация, операции), и сознательным бездействием. Какой из этих путей требует большей отваги я сказать не берусь...

Лилия, я знаю про незаконность, но ведь любые законы и правила вещь достаточно условная, и всегда можно найти способы условнозаконные или даже в прямом смысле незаконно преступить установленные правила и законы. Просто я говорю про страшное лицо этой болячки, к сожалению она забирает людей как правило в жутчайших муках, и вот они то и страшат.

Интересная тема, есть над чем подумать. Но, думаю, выражать свое мнение на эту тему имеют право лишь люди, столкнувшиеся с такими вот обстоятельствами. Удел остальных - представить, обсудить негромко.