Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Дмитрий Бутрин   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Иван Давыдов   /  Орхан Джемаль   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Павел Лемберский   /  Сергей Лесневский   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Андрей Наврозов   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Антон Носик

358792просмотра

Антон Носик: Интернет не оправдал надежд

Кто в этом виноват и как жить дальше?!

Иллюстрация: Cagle Cartoons
Иллюстрация: Cagle Cartoons
+T -
Поделиться:

На прошлой неделе сразу два влиятельных нью-йоркских издания опубликовали разоблачительные статьи, в которых на множестве примеров опровергается тезис о значимости социальных сетей для демократического процесса в современном обществе. Автор бестселлера «Переломный момент», канадский журналист Малколм Гладуэлл посвятил развенчанию интернет-активизма пять полос в журнале The New Yorker (с подзаголовком «Почему в Твиттере не сделать революции»), а его американский коллега Фрэнк Рич выступил на страницах газеты The New York Times с колонкой «Политики из Facebook нам не товарищи».

Рич разочарован тем, что интернет вместо большей прозрачности дает сегодняшним политикам небывалый простор для манипуляции общественным мнением, приукрашивания собственного образа, для предъявления фиктивных отчетов о проделанной работе (силами наемных блогеров-пиарщиков) и для вербовки виртуальных сторонников — взамен реальных избирателей, чьей поддержки они, по мнению автора, совершенно не заслуживают.

Критические стрелы Гладуэлла нацелены на другой аспект «хваленой интернет-демократии». Автор бестселлеров о коллективной психологии высмеивает различные проявления сетевого активизма, объявляя их неэффективными, мелкотравчатыми и симулятивными. На примере из истории американских борцов с расизмом в южных штатах полувековой давности Гладуэлл доказывает, что серьезные социальные преобразования требуют от своих сторонников не нажатия кнопочки Like в «Фейсбуке», а полной гибели всерьез. В числе примеров неэффективного интернет-активизма Гладуэлл приводит и движение в поддержку иранской оппозиции в «Твиттере» (на недоступном большинству иранцев английском языке), и мобилизацию молдавской молодежи на митинг в Кишиневе, закончившийся разгромом парламента (по любопытной версии автора, вся затея изначально была провокацией молдавских властей).

Скепсис вызывают у Гладуэлла и попытки использования социальных сетей для благотворительных нужд. Он сообщает, что миллионное фейсбучное сообщество «Коалиция по спасению Дарфура» привлекло лишь 9 центов с каждого сочувствующего. Гора родила мышь, итожит Гладуэлл, и это закономерно.

Я не слишком хорошо разбираюсь в тонкостях внутренней американской политики, но мне трудно избавиться от ощущения, что обе разоблачительные статьи про интернет-активизм как-то связаны с предстоящими выборами в США, в ходе которых интернет, как ожидается, не сможет помочь демократам повторить успехи 2008 года. С чем и связано разочарование в отношении «Твиттера», «Фейсбука», YouTube и MySpace в кругах, которые в США принято называть liberal.

Два года назад, когда мантра о политическом всемогуществе интернета была на пике моды, западные журналисты жаждали расслышать поступь кибер-революции в России. Я тогда терпеливо объяснял зарубежным коллегам, что интернет сам по себе никого свергать и назначать не в состоянии, что the media в данном случае не заменит the message, и чем больше в российском интернете пользователей, тем меньше в нем доля какого бы то ни было радикализма и оппозиционности, и тем больше кондового конформизма, обеспечивающего электоральную базу нынешней власти. Меня выслушивали вежливо, но скептично. И все равно писали про Кишинев, про «твиттер-революцию», подобравшуюся под самые стены Кремля.

Постепенно писать перестали — сперва про Кишинев, затем и про Кремль. А теперь вот уже и в Америке перестают ждать «твиттер-революции».

Я бы и сам охотно разделил тут разочарование западных коллег, но, к сожалению, я изначально не разделял их иллюзий. Мне кажется, что интернет — достаточно мощный и революционный инструмент сам по себе, без оглядки на его полезность для Обамы, Кремля или молдавских революционеров. Я вполне сочувствую финансовым неудачам «Коалиции по спасению Дарфура», но не готов винить в них интернет в целом. В той же статистике, откуда Гладуэлл выкопал цифру в 9 центов, я вижу и другие цифры.

В фейсбучном приложении Causes, созданном в 2007 году Шоном Паркером и Джо Грином, участвуют 450 000 некоммерческих проектов, на нужды которых собрано 27 миллионов долларов. Действительно, лишь 40% проектов умеют собрать деньги. Но по этим проектам средний размер пожертвования составляет 25 долларов на каждого сторонника.

Благотворительный интернет-фонд Pomogi.Org, который я зарегистрировал в России ровно пять лет назад, в октябре 2005 года, не может даже посчитать, какую сумму он в среднем привлекает с одного жертвователя в интернете, потому что мы не требуем от них регистрации на сайте или паспортов. Сколько человек поучаствовало в наших сборах и какую долю они составили от населения Рунета, нам никогда не узнать. Но мы за эти годы привлекли 117,7 миллиона рублей на нужды 860 благотворительных проектов, которым взялись помочь. Этот результат лично для меня важней и любых проблем с фандрейзингом для Дарфура, и перспектив «твиттер-революции» в России.

Читайте также

Комментировать Всего 25 комментариев

Виталий Гончарук Комментарий удален

Спасибо за тему, открытую человеком к ней причастным, Антон.  Пользуюсь случаем, чтобы рекомендовать вышедшую месяц тому назад полемику, "The Shallows: How the internet is changing the way we think, read and remember" by Nicholas Carr, Atlantic Books.

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Спасибо огромное, Андрей, за наводку. Скачал в iBooks, читаю.

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Книжка "The Shallows..." действительно заставляет задуматься, хотя автор и не настаивает на абсолютной правильности "традиционного" мышления. Слушал книжку с удовольствием, купил в Audible по рекомендации Andy Ihnatko из MacBreak Weekly podcast, этот журналист плохого не посоветует. :)

Кажется, книга точно называется "The shallows: what the internet is doing to our brains." Или может быть это другая книга?...

Катя, это название американского издания.  В Англии книга вышла с указанным мною названием.

Ну, в целом смысл один и тот же .)) Кстати, интересно все-таки почему британский издатель по сути расшифровал слово brain для британских читателей

Кошки как правило не нравятся тем,кто не умеет их готовить.Я же всегда мечтал иметь такую работу,при которой нужно просто говорить одно слово,в правильном месте и правильным людям,в результате чего карманы набухали бы кешем и салфетками с телефонными номерами дружески настроенных красавиц.Реальность,в том числе и виртуальная, не всегда к нам справедлива и не всегда отвечает сокровенным чаяниям.Стоит ли из-за этого расстраиваться на пяти полосах журнала The New Yorker? Почему нет,коль есть такая возможность:-)))Антон,спасибо за тему!

Спасибо. Отличная тема!

Когда я начал читать твою статью, Антон, то уже знал, что я напишу по поводу тех, кто считает, что Интернет "плохо готовит кошек" (как справедливо заметил Михаил), но, дочитав статью, понял, что писать мне нечего, так как ты все это уже написал :)

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

А как же Tea Party?

Сейчас одна из главных тем американской политики  это Tea Party --интернетная партия, состоящая из добровольцев и не имеющая руководства. Во всей партии, на всю Америку, работают СЕМЬ (!!!) платных координаторов, партия не имеет членских взносов, структуры, офиса. Однако, на первичных выборах в Америке эта партия разбила как Демократическую, так и (теоретически) более близкую ей Республиканскую партию. 

На что способны эти спонтанно объединившиеся добровольцы никто не знает, так как лидеров у них нет... Но гниль, теплые местечки, тайные сговоры люди ненавидят -- и политики в ужасе, не знают что делать...

Два года назад Обама показал себя королем интернет-политики, создав организацию с великолепно управляемой структурой. Ровно к выборам, вся структура просто выросла из-под земли как грибы, и многие даже боялись предположить, каких усилий (и денег) это все стоило главной спонсорше Обамы, чикагской девушке Пенни Прицкер. А три менеджера компании Обамы были признаны великими политическими режиссерами...

Сегодня Tea Party  полностью переобамила Обаму, а через три недели разобамит его в пух и прах, полностью лишив его политического влияния, так, что он будет доживать оставшиеся ему два года подранком... Такого быстрого падения с такой политической высоты Америка еще не знала... И все, что на это потратили главные спонсоры Обамы --  считается, что это техасские милиардеры братья Коч -- это купили в магазине книжку "Морская Звезда и Паук" (кстати, уже переведенную на русский язык) и внимательно ее прочли.

Я думаю, что интернет может быть реальной и очень серьезной политической силой. Один из примеров, это то, что случилось с офицером ОМОН известным как "жемчужный прапорщик". Он избивал демонстрантов -- и был найден и избит. Я думаю, что эта история серьезно повлияет на действия других офицеров ОМОН. 

Кстати, если бы имена и адреса всех силовиков и чиновников поддерживающих Лукашенко просто оказались бы вывешенными в интернете, сила Лукашенко была бы в значительной мере подорвана. Помните, как белорусский ОМОНовец бил жену корреспондента кулаком в лицо? Он это делал только потому, что был уверен, что общественность не узнает, где работает (или просто бывает) его собственная жена.

Интернет способен всех заставить жить по-справедливости и открыто. А тех, кто издевается над людьми и нарушает правила человеческого общежития спасает только отсутсвие гласности.  

Эту реплику поддерживают: Олег Утицин, Katya Osnovsky

Так потому и скепсис у сторонников Обамы, что социальную пользу от Интернета они видели в его однопартийности. А как выясняется, что он на кого угодно работает — стало быть, он не такой революционный и прогрессивный, как им в 2008 году казалось. Там же все эти обиды у Рича прямым текстом высказаны: например, что ghostwriter бывает не только у Обамы, но и у Сары Пэлин. 

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

Может, все-таки наоборот - Рич разочаровался, что не только за реднека-дислексичку Пэлин, но и за Обаму писал литературный... эээ.. белый?

Они думали, что у них есть "монополия на правду" и кроме того они хотели игнорировать народ и "вести его за собой". Они думали. что "пролетарии" молчат -- а пролетарии взяли -- и высказали свое мнение, к абсолютному УЖАСУ всех присутствующих...

Еще в 1980 году я встретил парня из Техаса, который был очень удивлен, что я еврей -- потому что у меня не росли рога (которые, как известно, растут у всех евреев). Теперь,  Сара Пэйлин ведет таких бойцов за собой, а будущий сенатор от штата Делавер Кристина Одонелл требует сделать мастурбацию уголовно наказуемым преступлением.

Но все это не плохо, а наоборот хорошо. В Америке запутались с демократией -- это некая дымовая завеса, или мулета торреодора для быка: типа, пролов мы всегда кинем. А вот и не кинут! Придется каким-то образом реагировать на реальность, а это всегда хорошо. Америка не  гнилая внутри, она не подломится, а адаптируется и решит проблему, в глаза которой она избегала смотреть.

Katya Osnovsky Комментарий удален

Катя, у меня есть большая статья на тему интернет партии. Она "в процессе опубликования", надеюсь, появится через пару недель. Относительно открытий, очень важно выбрать правильное время... Я бегал по Москве в 1993 году с идеей карточки, дающей право на скидку. Сегодня такие карточки везде, но не от меня. Моя идея десятилетней давности по борьбе с наркоманией вводится во Франции только сейчас -- и опять же, без моего участия. Но это ничего: Джордано Бруно сожгли, Галилея заставили отречься, Коперник тоже пережил немало неприятных минут... 

It's good when great minds think alike, but the problem is that little minds also think alike.

у меня друг лет 5 назад бегал по Москве с проектом создания интернет-партии, но никто не заинтересовался .)

Вот уж точно, Great minds think alike

В каждой инновации очень важно угадать время. Раньше времени -- могут и вообще сжечь на костре. Позже -- опаздаешь. Ваш друг бегал с идеей создания интернет партии пятьсот лет назад? Тогда это было рано... А Обама на пять месяцев опаздал с пониманием влияния tea party -- и уже поздно...

It's good when great minds think alike; the problem is that little minds also think alike.

Поделитесь, пожалуйста, вашей статьей по интернет-партиям, когда она будет готова.

Интересно, что когда я написал в The Guardian колонку о том, что в Рунете цензуры в государственном смысле слова нет, чем и пользуются граждане, выводя на чистую воду "жемчужных прапорщиков" и организовывать добровольческие пожарные команды, тут же посыпались комменты с отеческими советами спуститься с небес на землю, дескать, "Ничего, скоро ваш детский революционный энтузиазм насчет интернета схлынет и вы, русские, будете как все мы горбатиться на скучных работах с 9 до 5 и тупо втыкать в соцсети". А потом набежали те самые, из-за которых Рич разочаровался в интернете, и началось обычное трололо. Впрочем, последнее тоже позволяет почувствовать себя действительно многогранной личностью. Я, например, оказался одновременно профессиональным русофобом на зарплате у MI6 и нашистским прихвостнем. 

лжеюзер terpelivaya докладывала на примере России ровно про это еще 2 или 3 года назад:)) you great minds do think alike

Один из комментаторов к моей колонке, кстати, высказал мысль, что русские открывают для себя Big Society (намекая на гражданский интернет-активизм), и скоро они в нем разочаруются, как и жители кэмероновской Британии, и снова наступит мутная апатия.

Люди просто отстают на шаг.  Когда я приехал в Нью Йорк в 1980 году, каждый приличный человек был социалистом. При Рейгане. каждый приличный человек уже был рейганистом. Потом случилось 11 сентября, и не случайно. что большинство людей думает, что эту кашу заварили 19 уж очень удачливых арабских террористов....

Обама (ярым сторонником которого я был) доказал, что главное -- это ДЕРЖАТЬ НАСЕЛЕНИЕ ОБМАНУТЫМ. Он не вышел, как я очень надеялся, и не сказал, что 11 сентября -- это было такое кино, а вот кстати и режисеры, стоят на фоне висилицы. 

ОБАМА  с радостью унаследовал все вранье Буша и имеет тех-же покровителей... И тут выбегает Сара Пейлин и говорит "минуточку!" Час "правды пролетария имени В.В. Жириновского".

Кстати, Антон, а вы уже в курсе, кем  Эндрю Марр считает блоггеров? :)

Кажется, он дословно повторил в этом выступлении старый дугинский текст про пользователей ЖЖ. Great minds think alike.

Ключевым фактором в современном мире является достоверность информации. Информация в целом очень недостоверна. Рождение интернета местами эту недостоверность уменьшила, например, там где это касается рецензируемой информации появившейся в несравненно более свободном доступе, например, в науке и технике. Что касается ситуации в целом, то интернет её только ухудшил, мне кажется. В политике например. Раньше на умы влияла кучка квалифицированных журналистов, теперь правят бал миллионы неквалифицированных а зачастую и просто глупых блогеров (это и на тему tea party). Результат - информации никто не доверяет и всяк обращается с ней как ему удобно. Захотел выбросил, захотел поделился с френдами. Можно и другой отрицательный пример - неграмотность. Раньше слово вышедшее в массы было проверено профессиональным редактором и оттого было достоверно грамотно написанным, сегодня - не проверено никем и потому написано достоверно неграмотно (и я первый тому пример).

 

Новости наших партнеров