Веб-мастер Роберт Хаммонд /

Здесь будет город-сад

+T -
Поделиться:

О том, что над головой у него проходит заброшенная железная дорога, житель нью-йоркского Челси Роберт Хаммонд узнал случайно — когда дорогу собрались сносить. Спасая два с лишним километра заросших травой и деревьями стальных конструкций, Хаммонд по ходу дела превратил свой квартал в самую модную точку Нью-Йорка.

На высоте второго этажа цвели яблони и ирисы. Из-за кустов, где распевались соловьи, торчала фабричная труба. Между домами просматривался Эмпайр-стейт-билдинг, с другой стороны открывался вид на Гудзон. Примерно такую картину обнаружил Роберт Хаммонд, когда решил выяснить, что же находится у него над головой и что он, не глядя, подписался спасать.

Дело происходило на Хай-Лайн — заброшенной железнодорожной ветке, протянутой от 34-й улицы до Гансеворт-стрит.

 

К девяностым годам она пришла в упадок настолько, что мэр Джулиани распорядился здесь все снести. Тогда окрестные жители устроили собрание, куда по чистой случайности забрел Хаммонд. Ему сразу стало ясно, что Хай-Лайн надо спасать; сидевший тут же рядом Джошуа Дэвид идею поддержал. Поскольку все остальные явно не собирались заниматься спасательными операциями, Хаммонд с Дэвидом, едва познакомившись, пришли к выводу, что за дело придется браться им. Так возникла ассоциация «Друзья Хай-Лайн».

 

Опыта ни у одного из ее основателей не было: Хаммонд изучал историю в Принстоне, а после университета делал веб-сайты для небольших компаний и в свободное время немного рисовал. В Нью-Йорк он перебрался из Техаса за несколько лет до описываемых событий и даже во сне не мог себе представить, что станет фигурантом списков вроде «40 самых влиятельных ньюйоркцев моложе 40». Дэвид вообще был журналистом-фрилансером. Ни один из них даже не понимал, что делать с железной дорогой, если сохранить ее все-таки удастся.

 

«Мы с Дэвидом всего лишь обратили внимание людей на то, что Хай-Лайн могут снести. А дальше они сами придумывали, как нам помочь, — вспоминает Хаммонд. — Ведь мы в конце концов в Челси, здесь полным-полно художников. Так что первыми нас поддержали художники и галеристы».

Постепенно подтянулись актеры: Эдвард Нортон, Бетти Мидлер, Харви Кейтель, Марта Стюарт; к ним присоединились Диана фон Фюрстенберг и сенатор от Нью-Йорка Хиллари Клинтон. «Друзья Хай-Лайн» проводили аукционы и благотворительные балы; Дэвид Боуи устроил пару лет назад целый музыкальный фестиваль. В общем, собрать удалось около 130 миллионов.

Решение Джулиани о сносе было отозвано уже в 2002 году — тем более что мэр в Нью-Йорке сменился. Тогда объявили международный конкурс на лучший проект реконструкции.

 

В конце концов из заросшей цветами железной дороги решили сделать самое очевидное — то бишь парк наподобие парижского Променад-Планте, который должен начинаться в центре вошедшего в процессе в невероятную моду района вокруг Гансевортского рынка и тянуться до самого рынка Челси, по ходу дела превращаясь из бульвара, вымощенного похожими на шпалы плитами, то в террасу с видами, то в выставочное пространство, то в цветущий луг, то в подступы к дизайнерскому отелю. С остальным городом парк Хай-Лайн будет соединяться прозрачными эскалаторами.

Первую очередь — от «Гансеворт Плазы» до рынка — должны открыть уже в июне, и все газеты англоязычного мира уже начали трубить о появлении в Нью-Йорке новой первостатейной достопримечательности.

А ведь всего лишь надо было что-то не снести.

Ольга Гринкруг