/ Москва

Александр Аузан о том, какую стратегию развития страны выберет президент Медведев

Участники дискуссии: Илья Шершнев
+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Сноб.Ру/Илья Викторов
Иллюстрация: Сноб.Ру/Илья Викторов

 В России ряд лет доминировал инерционный сценарий развития. Многие, как наверху, так и внизу, до сих пор считают, что мы на честном слове и на одном крыле можем перемахнуть пропасть. Но расчет показывает, что это, мягко говоря, маловероятно. Да, резервы существуют, да, они достаточны, чтобы компенсировать потери бюджета в течение одного-двух, может быть, трех лет. Только мы не учитываем задолженности государственных и частных корпораций. И резервов хватает либо на то, чтобы рефинансировать эти задолженности и сохранить структуру собственности, либо на то, чтобы скомпенсировать падение бюджетных доходов и обеспечить некоторое антикризисное стимулирование через спрос.

Если все так, то становится понятно, что инерционный вариант уже не проходит и нужны изменения. Можно готовиться к жестким вариантам и закручивать гайки, а можно пытаться искать обратные связи и рассчитывать на то, что активные группы возьмут на себя определенный фронт антикризисных действий. Я полагаю, что президент Медведев прощупывает этот второй вариант. Это совершенно не значит, что решение принято и движение будет в этом направлении. Просто для элит естественно в такой момент, когда полетели все прежние расчеты, прорешать новые стратегии, рассмотреть другие сценарии и поискать инструменты их воплощения.

Нынешнее заседание обновленного Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека — это тоже некое исследование. Если говорить про атмосферу, то она не была такой уж жесткой, как пишут многие газеты. Наша встреча была очень откровенной, но вполне доброжелательной. Даже более доброжелательной, чем можно было рассчитывать. На заседании было принято довольно много решений по поручениям, президент сразу их озвучивал, однако, по моему опыту, атмосфера и договоренности на заседаниях Совета существенны, но только потом можно понять, насколько они реальны.

На прежних встречах, а я, наверно, раз шесть-семь участвовал в таких встречах с Путиным, результаты были очень разные. От нулевых до заметных подвижек. И не всегда результат можно было предсказать по тому, как прошел Совет. Как правило, президент всегда давал какие-то поручения, но, как мы знаем, совершенно не факт, что они превращаются в реальные бюрократические процедуры, иногда все оказывается только пиарным сигналом. Хотя должен заметить, что для нашей системы управления такие сигналы тоже существенны. В чем мы, кстати, сошлись с президентом Медведевым, что у нас не то важно, что в законах записано, а то, что чиновники думают о направлении деятельности государства и его врагах.

Есть еще и символические действия, которые должны показать, что колесница государства намерена ехать в другую сторону. Например, некоторые репрессивные статьи законодательства о некоммерческих и общественных организациях должны быть отменены скорейшим образом, причем по инициативе президента. Из числа символических действий есть еще вещи, связанные, например, с работой судебной системы. Президент правильно понимает, что его задача не давить на судебную систему, а защищать автономность ее решений. Вот скоро будет решен вопрос о возможности досрочного освобождения Светланы Бахминой. Тогда и посмотрим. Ну, а насколько реализуется не символическая, а именно нормативная часть, сказать сейчас крайне трудно, на это требуется гораздо больше времени.

Комментировать Всего 1 комментарий
Пророк или инсайдер?

Бахмину условно-досрочно освободили. По крайней мере, пресса пишет об этом.