Генпрокурор США рассекретил доклад сената о пытках

Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков, Алексей Маслов; фотоматериалы: AFP/East News
Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков, Алексей Маслов; фотоматериалы: AFP/East News
+T -
Поделиться:

Генеральный прокурор США Эрик Холдер рассекретил доклад сената о применении пыток американскими силовыми структурами с 2002 по 2007 год. Согласно этому документу, личную ответственность за пытки несут многие высшие чины администрации Буша. Первое распоряжение об их применении отдала в 2002 году Кондолиза Райс, которая занимала тогда пост советника по национальной безопасности. Райс приказала пытать функционера «Аль-Каиды» Абу Зубайду еще до того, как юридические советники администрации Буша сделали вывод о законности «жестких методов допроса». Доклад свидетельствует, что применение пыток одобрили бывшие генпрокуроры Джон Эшкрофт и Альберто Гонсалес (он был тогда советником президента) и другие высокие чины администрации Буша. Президент Буш и вице-президент Чейни тоже были в курсе и обсуждали этот вопрос.

 

[group title="Первые свидетельства о пытках"]

Первым официальным подтверждением применения американскими спецслужбами пыток в отношении подозреваемых в терроризме стала публикация секретных документов министерства юстиции о «техниках допросов» в ЦРУ. Документы были обнародованы по указанию президента Обамы, который, собственно, и положил конец практике пыток. По мнению президента, неправильно скрывать то, что и так известно всем. Одновременно Обама высказался против преследования исполнителей и призвал привлечь к ответственности тех, кто принимал решения о применении пыток. Массированная критика (вот только один из примеров) заставила его скорректировать свою позицию: 20 апреля Обама заявил, что вопрос о привлечении к ответственности сотрудников ЦРУ относится к компетенции генерального прокурора. Кроме того, президент предложил поручить расследование не конгрессу, а независимой комиссии, чтобы избежать межпартийных разногласий.

 

Пытки в армии

В это же время был обнародован доклад о применении пыток военными.Он был одобрен комитетом сената США по делам вооруженных сил 20 ноября 2008 года и направлен в Пентагон на проверку по части секретных сведений. Некоторые выводы доклада просочились в прессу еще в декабре. Представитель бывшего министра обороны Дональда Рамсфельда яростно отрицал «необоснованные обвинения в адрес защитников отечества».

Опубликованный сейчас доклад показывает, что в 2002 году военные, которые допрашивали заключенных в Афганистане, Ираке и на базе в Гуантанамо, запросили разрешение начальства на применение «более жестких методов ведения допроса» и получили на это санкцию Рамсфельда.

 

Какие пытки применялись американцами

В основу списка легла программа подготовки военных к ситуации плена и возможного применения насилия SERE (Survival Evasion Resistance and Escape — выживание, уклонение, сопротивление и побег). В рамках программы военные подвергались пыткам, не угрожающим жизни и не оставляющим следов на теле. По рекомендации военных психологов было решено распространить эти «техники допросов» на подозреваемых в терроризме.

Кроме министра обороны Рамсфельда применение пыток лично санкционировали многие высокопоставленные военные, например, генерал Рикардо Санчес.

Основная «жесткая техника допроса», которую применяли американские спецслужбы, — имитация утопления, waterboarding. Допрашиваемого фиксируют на неподвижной поверхности в положении «ноги выше головы», накрывают ему лицо платком и льют на платок воду. Платок и вода затрудняют дыхание, это провоцирует рефлекс замыкания дыхательных путей и вызывает у жертвы полное ощущение того, что она тонет. Средняя продолжительность пытки — от 30 секунд до минуты. Считается, что за это время удается «расколоть» любого человека. Один из организаторов атаки 11 сентября 2001 года, Халид Шейх Мохаммед, подвергался пытке водой 183 раза.

Американские спецслужбы также пытали подозреваемых длительным лишением сна, их подвешивали или заставляли подолгу стоять в неподвижности, помещали в ящик, который кидали об стену.

По мнению главы национальной разведки США Дэнниса Блэра, пытки не принесли никаких результатов, ненасильственные методы ведения допросов оказались намного эффективнее. Это прямо противоречит и его собственной недавней позиции, и точке зрения силовиков из команды Буша. Бывший глава ЦРУ Майкл Хейден, например, утверждает, что 60% информации об «Аль-Каиде» было получено с помощью «интенсивных методов допроса». Точной статистики и надежных исследований, анализирующих эффективность пыток для предотвращения терактов, пока нет.

 

Наказание виновных

Публикация доклада сената существенно повысила шансы на уголовное преследование ответственных за применение пыток — этот документ имеет гораздо больший вес, чем журналистские расследования. Обвинение угрожает и должностным лицам в армии и ЦРУ, и чиновникам администрации Буша. Вероятность судебного преследования президента Буша и вице-президента Дика Чейни намного ниже — прежде всего по политическим причинам. Кроме того, они занимали выборные должности и имели мандат на принятие политических решений. Сам Буш признает, что обсуждал применение пыток с членами своего кабинета. С юридической точки зрения перспектива привлечения Буша к суду существенно повысится, если удастся классифицировать пытки заключенных как военные преступления — на этом настаивают некоторые юристы.

Угроза уголовного преследования американских чиновников, санкционировавших применение пыток, исходит и из Европы. Испанский судья Бальтасар Гарсон готовил обвинения против бывшего генпрокурора США Альберто Гонсалеса и пятерых советников администрации Буша, которые подвели под применение пыток юридическую базу. Развитие дела затормозил генеральный прокурор Испании Кандидо Конде-Пумпидо — он считает, что надо привлекать к ответственности исполнителей и авторов приказов, но нельзя обвинять юристов. Позиция Конде-Пумпидо не означает окончательного отказа от обвинений. Более того, возможность уголовного преследования по обвинениям в преступлениях против человечности без территориальной привязки существует в законодательстве нескольких европейских стран.

[/group]

Комментировать Всего 21 комментарий

Я против пыток в любом случае, на все 100%. И виновные должны быть наказаны. И неважно, какую информацию можно благодаря этому получить. Если можно получить какую-то важную информацию, убив их детей и родителей, это еще не повод их убивать. Но все-таки, мне кажется, вряд ли всех этих виновных отдадут под суд. Обама не хочет, чтобы это выглядело как преследование членов прошлой администрации. А это именно так и будет воспринято. Плюс ко всему, они не хотят, чтобы у пострадавших от пыток было право судить конкретных людей или правительство. Но сама идея правильная: отменить и осудить пытки. И кроме того, это выгодно демократам.

Пытки нельзя применять категорически ни к кому. Можно применять исследования новейшей медицины, которые должны пройти необходимые исследования, чтобы они были безопасны для здоровья пациента, что-то типа детектора лжи — вот такого рода вещи, которые должны быть приняты международными организациями, в том числе и ЦРУ, и всеми министерствами внутренних дел всех стран — конвенция допустимого исследования при подозрении в совершении особо тяжких преступлений. Вот это — максимум того, что можно сделать, такие препараты, которые будут на уровне детектора лжи ослаблять сознание подозреваемого, чтобы он мог раскрыться на следствии. Это тоже в какой-то степени шаг половинчатый, но, во всяком случае, это не пытки. И то это можно делать только в особых случаях, которые определяет администрация президента того или иного государства под особым грифом особо тяжких преступлений против государства и личности. А политиков просто необходимо судить за политические решения. Чтоб другим было неповадно. Но неправильно, чтобы политика одной страны судили другие страны. Это внутреннее дело сейчас самих американцев. Точно так же, как Сталина и преступления КГБ должны были осудить русские, но русские этого не сделали.

Тут вопрос однозначный. Пытки применять нельзя. И никаких других точек зрения и быть не может, если мы пытаемся говорить на одном цивилизованном языке. Что касается самого факта и дальнейшего разоблачения, то, конечно, это в некоторой степени разрушает последние мечты и надежды, связанные с западной цивилизацией. Но, тем не менее, они эти пытки раскрыли, они это признали, а те пытки, которые происходят в наших милицейских застенках, так и остаются тайной. В редком случае они выходят на поверхность и уж тем более приобретают какой-то серьезный общественный резонанс, все равно это пытаются спустить на тормозах и ввести в рамки какого-то частного случая. А превратить это действительно в национальную проблему у нас не решаются. В этом смысле отличие серьезное еще, увы, сохраняется между западным сообществом и нашим. Все, что касается насилия, у нас так или иначе покрывается или уходит в песок, а там это становится достоянием гласности и так или иначе переживается сообществом, а значит, изживается. Мы до этого пока еще не доросли.Всякие международные суды имеют смысл. Не факт, что их решения будут актуальны для политиков тех стран, которых они судят, но все равно это в любом случае способствует открытости и возможности выхода из под колпака, если таковой возникает в том или ином политическом пространстве. И бесспорно, мне кажется, это позитивно.Тут вопрос однозначный. Пытки применять нельзя. И никаких других точек зрения и быть не может, если мы пытаемся говорить на одном цивилизованном языке. Что касается самого факта и дальнейшего разоблачения, то, конечно, это в некоторой степени разрушает последние мечты и надежды, связанные с западной цивилизацией. Но, тем не менее, они эти пытки раскрыли, они это признали, а те пытки, которые происходят в наших милицейских застенках, так и остаются тайной. В редком случае они выходят на поверхность и уж тем более приобретают какой-то серьезный общественный резонанс, все равно это пытаются спустить на тормозах и ввести в рамки какого-то частного случая. А превратить это действительно в национальную проблему у нас не решаются. В этом смысле отличие серьезное еще, увы, сохраняется между западным сообществом и нашим. Все, что касается насилия, у нас так или иначе покрывается или уходит в песок, а там это становится достоянием гласности и так или иначе переживается сообществом, а значит, изживается. Мы до этого пока еще не доросли.Всякие международные суды имеют смысл. Не факт, что их решения будут актуальны для политиков тех стран, которых они судят, но все равно это в любом случае способствует открытости и возможности выхода из под колпака, если таковой возникает в том или ином политическом пространстве. И бесспорно, мне кажется, это позитивно.

Разумеется, я категорически против пыток. Можно найти какие-то более гуманные способы. Например, сыворотка правды. Вот, кстати, метод с инсценировкой ситуации, когда человек идет ко дну, довольно гуманный. Боль особая не причиняется. А можно просто внушить человеку что-то — и он все расскажет. Вообще, должна быть какая-то классификация, что допустимо, а что нет: вот это — пытка, а это уже не пытка. В России, конечно, тоже пытки распространены. По-моему, в органах это уже традиция. Нам до такого закона, боюсь, еще далеко. У нас крепостное право было отменено в 1861-ом году, а в Австрии в это время было уже обязательное 10-летнее образование.

Вы знаете, Михаил, в США сейчас как раз проблемы с таким пониманием гуманизма. Советники Буша насоветовали ему, что имитация утопления - это гуманный метод. Тайно, кстати, насоветовали. А теперь вот преобладает другая точка зрения, и советников Буша, а может быть, и самого Буша будут за это судить. И очень правильно. Если пытка не угрожает жизни и не оставляет следов на теле, она не перестает от этого быть пыткой. Кстати, в истязаниях заключенных участвовали врачи - давали советы, как сделать помучительнее, но при этом не убить.

Я абсолютно против пыток, но, конечно же, пытки — это самый эффективный способ добиться информации. Многолетняя практика дознания подсказывает, что гораздо легче подвесить человека на дыбу и отрезать ему яйца, чтоб он все рассказал, чем собирать доказательства технологическими путями, анализировать и проч. Другое дело, что под пытками человек может легко оговорить и себя, и других, а это показывает практика Лубянки, которая всегда пользовалась только пытками. Именно с Лубянки пришла практика пыток в русской ментовке. Хотя бы то, что тебя возьмут на улице без документов и сунут в обезьянник, — само по себе уже пытка. Если б в Америке так с кем-то поступили, непременно нашлись бы люди, которые бы сказали, что это пытки, и потребовали бы засудить министра внутренних дел. Но у нас-то это постоянная практика — начиная с локальных участков и заканчивая всей нашей пенитенциарной системой, которая сама по себе — одна большая пытка. Если американцы занимались тем же самым, они, в общем, не занимались ничем новым. Тем более, мы же знаем, какие у них там были пытки — ну, обливали водой, жопу голую показывали. А если чиновник запалился на этом — ну хорошо, ну посадят их всех там сейчас, да, или осудят. Судить чиновников в демократическом государстве, где люди должны отвечать на то, что происходит в стране во время их правления, можно и нужно!

Само собой, надо их судить! Вот только судить их надо в Ираке или Иране. Впрочем, Буш все равно не различает эти страны. И надо обязательно помиловать Кондолизу — ей лучше рожать!

Не согласен. Законы шариата мне противны и судить по ним людей, даже сильно виноватых нельзя.

Я разве сказал, что надо судить по законам шариата? 

Я - за то, чтобы не было двойных стандартов: Буш - цивилизатор и освободитель мира от тирании, а Саддам Хусейн, Милошевич и др - тираны и преступники. 

Помните, как в советские времена - у них коварные шпионы, у нас доблестные разведчики?

Вы сказали, что судить их надо в Иране и Ираке. Может быть я и не прав, но в Иране нет другого суда, кроме Шариата

Судебная система Ирана состоит из Народного (занимается гражданскими и уголовными делами) и Революционного (занимается особыми преступлениями, в том числе - против государства) судов. Законы шариата распространяются только на мусульман, немусульман судят в зависимости от состава преступления - либо Народным, либо Революционным судом. Разумеется, иранское правосудие опирается на исламское право, но смешивать его с законами шариата  - мягко говоря, упрощение...  

Я исламское право не знаю, но мне оно не нравится :)  

И мне тоже не нравится исламское право, но именно поэтому Буша надо судить по нему. Пусть вспомнит, как с его попустительства (или ведома) был казнен Хусейн

Неправое дело в ответ на неправое дело никогда ни к чему хорошему не приводило.  Лучшее наказание для Буша - это заставить его читать публичные лекции.  

А это еще более неправедное дело - пытать лекциями аудиторию. Преступление против человечности!!!

Вход на лекции будет строго добровольным. Но желающих будет много, это я Вам гарантирую. Коллекционеры бушизмов будут стоять в очереди. 

И эти люди запрещают нам ковыряться в носу.

Ковыряться в носу плохо независимо от того, кто это запрещает делать :)

Именно за это и надо дать пинков К Райс- потому что в России, где нет права вовсе, найдется полно людей, которые скажут "Ага! А нам запрещают" Никто вам ничего не запрещает, вы сами себе вырыли могилу и подставили чекистам затылок.

Пытки - неприемлимы, и это даже обсуждать странно. Я вот только одного не могу понять, как в такой развитой стране, как США, где так много ученых (в том числе и очень неглупых наших бывших соотечественников) и различных изобретений ( в том числе приборов) в области психологии и психиатрии, не знают других способов получения информации кроме пыток. Специалистов нет? Неправда.  Что это - лень, глупость, непрофессионализм? Зато на каждом углу кричат о всяких разных правах. Осутствие чего делает человека зверем? Не понимаю.