Юлия Кисина /

Выставка фотографий американской русской из Тбилиси, проживающей в Берлине

Фото: Бенита Суходрев
Фото: Бенита Суходрев
+T -
Поделиться:

Выставка Бениты Суходрев Faces & Spaces проходила в издательстве Peperoni Books, которое находится в одном помещении с книжным магазином 25books Store, торгующим в основном фотоальбомами.

Здесь я и узнала, что Бенита Суходрев — это русская девушка из Тбилиси. Собственно, рассказала мне об этом сама Бенита.

Бенита еще и писатель. Слава ее началась с вышедшего по-немецки скандального романа Gigolo Manifest («Манифест жиголо») об отношениях пожилой женщины и молодого человека.

Помимо Бениты в числе авторов Peperoni Books такие известные фотографы, как Андреас Мюллер-Поле (Andreas Müller-Pohle), Хенрик Шпелер (Henrik Spohler) и японский фотограф Маки Шимицу (Maki Shimizu).

Довольно дорогие книги, посвященные фотоискусству, расходились как семечки.

«Сегодня тебе невероятно повезло, ты можешь говорить только по-русски», — сказал мне издатель Ханнес Вандерер (Hannes Wanderer), даже не подозревая, что в Берлине можно говорить по-русски с утра до вечера. Сам он весь вечер путался в языках и не знал, говорить ли ему по-английски, по-немецки или по-испански. В итоге, подумав, он заявил, что переходит на латынь.

Фото: Юлия Кисина
Фото: Юлия Кисина

В постоянном щелканье фотоаппаратов в этот вечер не было ничего неожиданного — ведь это была выставка фоторабот. А потом и сама Бенита устроила фотосессию.

Привычная к камере публика, не стесняясь, позволяла себя фотографировать, и казалось, многие пришли, тщательно подготовившись к съемке. Как потом выяснилось, среди них действительно было много профессиональных фотомоделей.

Со стен на происходящее смотрели сделанные Бенитой фотопортреты музыкантов, актеров, моделей. Посчитав, что некоторые персоналии нуждаются в представлении, Бенита решила представить их сама.

Коллекционер фотографии Татьяна Черняк рассказала мне, за что она любит русских фотографов, и в частности работы Бениты.

Добавить к этому было действительно нечего, и я вновь направилась к длинному ряду портретов.