Ольга Гринкруг /

Бетон как способ единения с природой

Венгерские дизайнеры взялись за могилы, концептуально объединив гроб и надгробие

+T -
Поделиться:

Опустить живого человека в бетон — известная мафиозная забава.

Венгерская фирма Ivanka предпочитает, впрочем, закатывать в бетон мертвых. Причем подводит под это изящную теоретическую базу: с одной стороны, бетон — это, «в сущности, земля», с другой — «бетон универсален и легко следует за природным порядком вещей», с третьей — «являет собой застывшее движение, несет в себе одновременно жидкость и твердость, гибкость и почти вечную прочность». Короче говоря, утверждают дизайнеры Акош Маурер-Климеш и Петер Кучера, ничто лучше бетона не способствует единению с природой. А смерть, рассуждают они, — это единение и есть. Во-первых, с природой, во-вторых, с окружающими. «Могила — не только связь между теми, кто ушел, и теми, кто его оплакивает, но еще и связь между членами семьи», — пишет пара 29-летних дизайнеров-соавторов, объясняя концепцию придуманного ими надгробия.

Зачем вообще надгробиям концепция, они тоже рассказывают: «Смерть всегда давала архитекторам работу — в течение веков она породила множество великолепных строений, от египетских пирамид до Тадж-Махала. Грандиозные достижения современной архитектуры привнесли в нашу среду многообразие потрясающих форм, однако объектов, связанных с захоронениями, перемены не коснулись. Надгробные камни остаются такими же, как и сотни лет назад».

Маурер-Климеш с Кучерой собираются переломить ситуацию.

Они придумали кусок бетона с крестообразной выемкой («крест — универсальный объект, отражающий европейскую культурную среду, в которой мы, собственно, и живем», а заодно — символическое обозначение человека, которого венгерская парочка вписывает в крест, как Леонардо вписывал его в круг).

Выемка, по идее, должна заполняться сухими листьями, цветами, снегом или водой — в зависимости от погоды (она даже может зарастать мхом, если могилой никто не занимается — это тоже предусмотрено концепцией). Лучше всего, конечно, вода — вокруг нее легче генерировать туманные философские рассуждения. («Когда я смотрю на поверхность воды, я вижу, что ты смотришь оттуда на меня, и задумываюсь. Когда я смотрю на поверхность воды, я вижу, что на самом деле тебя нет. Когда я смотрю на поверхность воды, я вижу мир, но это не наш мир, это другой мир. А когда я наклоняюсь, я вижу самого себя», — пишет Кучера.)

Вся эта история носит идиотически жизнерадостное название SEEYOU, обоснованное как раз рассуждениями об отражениях в воде. Фирма Ivanka привезла свое бетонное детище на главную дизайнерскую тусовку в Европе — Миланский салон мебели, собрала толпы удивленных зрителей, спровоцировала кучу постов в дизайнерских блогах и теперь пытается торговать дизайнерскими могилами по 3 тысячи евро за штуку (не так уж дорого, если вдуматься: обычная гранитная плита без затей обходится в том же Милане в 1800 евро).

Надо сказать, впрочем, что итальянцы и сами умеют придумывать эффектные похоронные концепции: 5 лет назад рекламный дизайнер Анна Чителли и любитель экологичных решений Рауль Бретцель показали на той же миланской выставке «Капсулу мунди»: яйцеобразный кокон, куда тело должно вкладываться в позе зародыша. Вместо памятника к нему прилагается саженец дерева; несколько могил в ряд — и вместо кладбища уже получится роща.

Да и с бетоном эксперименты были: каталонский архитектор Энрик Мираллес в 1984-м выиграл тендер на переустройство кладбища в барселонском пригороде Игуалада с проектом, где основным материалом был именно бетон. Но только венгры додумались запустить свой объект в серийное коммерческое производство. Так что сторонникам тотального дизайна не придется теперь идти на компромиссы даже после смерти.