/ Алма-Ата

Александр Аузан наладит экономику Казахстана

Программа развития малого и среднего бизнеса, которую подготовил для Казахстана Александр Аузан, поможет избавиться от административных барьеров и создать почву для экономического прорыва

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
Астана, Казахстан
+T -
Поделиться:

Официально о запуске программы было объявлено в середине мая в Алма-Ате на заседании консультативного совета Фонда национального благосостояния «Самрук Казына», главного заказчика проекта. Проект запускают в июне, а первые результаты Александр Аузан с коллегами надеются получить уже в конце года, хотя программа в целом — из-за специфики планирования в Казахстане — рассчитана на 10 лет.

Суть проекта определяется как «позитивная реинтеграция», и Александр Аузан очень доходчиво объяснил проекту «Сноб» смысл этого несколько туманного определения.

 

 

Говоря попросту, те отношения, которые сложились на сегодняшний день между властью, бизнесом и обществом, необходимо пересмотреть, иначе вся эта машина будет по-прежнему малоэффективна. Для исправления ситуации Александр Аузан и разработал свою программу. Она опирается на пять основных принципов.

Включение третьей стороны

Меры, принимаемые в отношениях двух сторон, и прежде всего бизнеса и власти, часто оказываются неэффективны, потому что такие отношения слишком легко превращаются в «распределительный сговор». Необходимо подключать третью сторону. Хороший пример такой трехсторонней схемы — кредитные союзы, где участвуют и государство, и бизнес, и граждане, учредившие этот союз.

Недопущение ухудшающего отбора

Понятие «ухудшающий отбор» было сформулировано только в 70-х годах прошлого века, причем за это была даже вручена Нобелевская премия. Она досталась американцу Джорджу Акерлофу. Он все хорошо объяснил на примере торговли подержанными автомобилями: там покупатель не в состоянии оценить качество товара — соответственно, продавать хорошие машины невыгодно, как результат — побеждает мошенник. То же самое происходит с чиновниками, которые предоставляют услуги в первую очередь бизнесу и обществу, а оценивают себя сами. «Мы предлагаем развернутый мониторинг бюрократического рынка, — говорит Аузан, — в том числе и так называемые анонимные закупки. Грубо говоря, из ста человек, подавших заявление на выдачу лицензии, один или двое — эксперты от бизнес-сообщества. Они-то и должны в итоге выносить суждение о качестве работы чиновников».

Компенсация усилий коллективного действия

Задача предельно ясна: нужно сделать так, чтобы бизнесу и обществу было как минимум не убыточно налаживать рынок, чтобы все издержки, с этим связанные, могли быть покрыты. Но откуда возьмутся деньги? «Газеты и журналы часто публикуют всевозможные рейтинги, — поясняет Аузан. — Ну, например, "10 лучших ресторанов", "5 лучших автомобилей" и так далее и тому подобное. Мы предлагаем либо считать такие рейтинги рекламой (и собирать налог), либо заверять их в соответствующих гражданских организациях вроде Общества потребителей. Таким образом, для этих обществ создается новый рынок услуг — оценочных и консультационных, а получаемый доход как раз и используется для покрытия издержек».

Компенсационные сделки

«Речь, естественно, снова о бюрократии, — продолжает Аузан. — Если ее просто прижать к стенке, мы проиграем. Поэтому, меняя правила игры, нужно создавать для чиновников какие-то альтернативные возможности в системе». Создание таких возможностей и происходит через компенсационные сделки. Причем не обязательно с помощью денег. Бывают сделки, скажем так, с отложенным действием. Например, в 2003 году, когда дебатировался вопрос о разрешении GPS-навигаторов, сотрудники определенных ведомств были против их немедленного внедрения, потому что в этом случае, просто за ненадобностью, оставались без работы многочисленные «секретчики», профессионально занимавшиеся искажением карт. Но стоило предложить небольшую отсрочку, как все необходимые документы тут же были подписаны.

Инфорсмент (правоприменение)

Закон не начинает работать с момента его официального вступления в силу — его еще нужно заставить работать. Есть разные способы: от судебных разбирательств до анимационных фильмов.

 *****

Кроме этих пяти базовых принципов программа развития включает в себя еще 16 проектов нормативных актов, 102 меры, расписанные в зависимости от возможных сценариев кризиса, плюс конкретные методики гражданского аудита. Все это и будет опробовано в ближайшее время в Республике Казахстан.

Нынешняя программа развития выросла из аузановской же программы дебюрократизации экономики. Она проводилась еще в начале нулевых и затем с большим успехом применялась в странах СНГ. Ее главной целью было сокращение числа административных барьеров. И эта цель не просто была достигнута, но имела конкретное денежное выражение: расходы сократились на три копейки с рубля оборота.

 

*****

Со стороны может показаться, что Казахстан — страна третьего мира, чуть ли не восточная сатрапия. Однако это не так. По крайней мере, в плане экономических инноваций страна превратилась в большую экспериментальную площадку. Антикризисная программа казахского правительства признана наиболее эффективной на всем постсоветском пространстве. В российской же программе, по словам Аузана, цифры никак между собой не согласуются. «На словах обещана поддержка малому и среднему бизнесу, — рассказал он проекту «Сноб», — на деле же ему достается всего 13% выделенных средств, а крупному — 63%. Остальная часть вообще не оформлена — так, на бизнес вообще».

Но дело даже не в размере помощи, а в ее качестве. Если крупным бизнесом можно управлять «вручную», то для малого и среднего нужно создать среду — только тогда он задышит сам и наверняка сможет вытащить экономику из кризиса. Одна беда: простыми кредитами тут не обойтись. Больше того, они в случае с малым и средним бизнесом вообще не работают.

 

 

Проще говоря, необходима среда. И поэтому вопрос о том, будет ли казахский опыт Аузана затем применен у нас, в России, приобретает новое значение. Конечно, экономист надеется, что будет. Другое дело, удастся ли к тому времени подготовить почву.

 

Павел Рыбкин, Ксения Семенова

 

 

 

 

Комментировать Всего 2 комментария

Мне кажется, что в Казахстане  дорога открыта как раз только для небольшого бизнеса. Все остальное консолидировано в руках очень узкой группы лиц. Гораздо более узкой, чем в России.

Очень убедительно сказано про "ухудшающий отбор". Я работаю в специической области - в области разработки тестов для оценки персонала, в том числе психологических тестов (есть еще и просто квалификационные тесты профессиональных знаний). Так вот, похоже, что в этой области действует именно "ухудшающий отбор". Почему? - Потребителю крайне трудно самому оценить качество теста, ведь для этого ему придется провести исследование по затратам и срокам сопоставимое с тем, которое требуется от добросовестного разработчика - отледить, как реально работают люди с высокими баллами по тесту. Поэтому в данной области у нас получают преимущество те поставщики тестов, которые НЕ тратят усилий на подобные самокритичные проверки (проверки прогностичесчкой валидности), то есть, получают преимущество халтурщики. Что этому "ухудшающему отбору" может противстоять в принципе и что противостоит на Западе - в странах с развитой тестологической культурой? - Только работа независимого экспертного сообщества, выраженая в издании уже многие десятки лет ежегодников рецензий на тесты (Mental Mesurement Yearbook  и т.п.). Но у нас таких структур нет. И попытки их формирования сталкивается с отсутствием финансовой поддержки со стороны государства. Оказывается, что чиновникам такого рода независимые экспертные структуры тоже не нужны.