Сергей Пархоменко /

Страшный крах Гордона Рамзи

Проблемы грозного британского повара

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

 

Да, кстати, раз уж я как-то упомянул ежегодный лист 50 лучших ресторанов мира, что объявляет журнал Restaurant Magazine, то расскажу, как в двадцатых числах апреля мне пришлось собственными глазами видеть, какой дикий скандал разгорелся вокруг этого списка в Лондоне.

Вообще «список San Pellegrino» (итальянская марка минеральной воды — генеральный спонсор всей эпопеи со сбором мнений 837 ведущих гастрономических критиков, журналистов и прочих околокулинарных литераторов, с анализом голосования и с награждением победителей) — затея очень респектабельная и, в сущности, мирная. Но в этом году у нее появился неожиданный герой.

 

Причем этим героем стал, конечно, не номер первый по версии 2009 года, Ферран Адриа, который со своим легендарным еlBulli — мировым святилищем «молекулярной кухни», устроенным им под Барселоной, ни разу с момента основания конкурса (то есть с 2002 года) не опустился в списке ниже третьего места, а в последние четыре года неизменно приходил к финишу победителем. И даже не итальянец Массимо Боттура, чья Osteria Francescana, открытая неподалеку от Модены, впервые ворвалась в список пятидесяти лучших — и сразу на высокое тринадцатое место. Нет, шум поднялся не из-за них.

 

Героем дня стал британец Гордон Рамзи — самая популярная у СМИ на сегодняшний день фигура в британской гастрономической индустрии, блистательный, как считалось до сих пор, организатор ресторанного дела, автор мировых бестселлеров, Gordon Ramsay's Fast Food и Makes It Easy.

Рестораны Рамзи на сей раз катастрофически провалились в конкурсе: только одно из более десятка принадлежащих ему в Лондоне заведений (не считая еще трех пабов) кое-как протиснулось в утешительный список второй полусотни, закрепившись на скромной 91-й строчке. А между тем грозный Гордон как появился в самом первом конкурсе на почетном втором месте, так до нынешнего года ни разу и не покидал списка пятидесяти лучших.

И понятно было, что успех этот он не в лотерею выиграл. Вот вам маленькая зарисовка: посмотрите, сколько энергии, замечательной веселой удали и неподдельного артистизма в его простой в общем-то готовке:

  

В последние годы Рамзи развернул какую-то бешеную активность по всему миру.

Помимо многочисленных премьер в Лондоне он устроил поистине глобальную экспансию: три ресторана, принадлежащие его концерну, работают сегодня в Штатах, два во Франции, по одному в Ирландии, в Эмиратах, в Японии, в ЮАР. Вся эта империя собрала на настоящий момент в общей сложности 12 мишленовских звезд.

Плюс ко всему Рамзи ведет два крайне провокационных цикла своеобразных реалити-шоу в Штатах и в Великобритании под названием «Кухонный кошмар»: для каждой серии выбирается какой-нибудь дышащий на ладан ресторан, в который не затащишь ни единого посетителя, где в кастрюлях тухлятина, на кухне крысы и тараканы, персонал ворует и скандалит, а владельцы и шеф ненавидят друг друга, — и блистательный мэтр несколькими выверенными виртуозными движениями превращает убогое заведение в сверкающий дворец успеха и процветания... При этом гуру мировой гастрономии ведет себя в кадре крайне агрессивно: в выражениях в адрес прочих героев передачи не стесняется. А уж если дает себе волю на всю катушку, то дальнейшее общение с подопечными проходит вот в таком приблизительно стиле:

 

 

Именно этот телевизионный цикл и эту манеру Гордону припомнили обозреватели, когда буквально за пару дней до объявления итогов сан-пеллегриновского конкурса разгорелся колоссальный скандал: репортеры отловили на лондонских улицах фургон, который развозил по принадлежавшим Рамзи ресторанам замороженные полуфабрикаты, заготовленные на некой централизованной кухне. Это Рамзи-то, который все последние годы бесконечно сверлил мозги собеседникам, что он, дескать, никогда не опустится до технологий фастфуда и, ей-богу, в голову не может взять, как это ресторатор может дойти до такого свинства, чтобы допустить к себе на кухню не самый качественный и не самый свежайший продукт...

В общем, вся мировая гастрономическая общественность, исполнившись злорадства, сбежалась посмеяться и притворно посокрушаться над внезапным падением авторитета. Вердикт большинства обозревателей оказался суров: Рамзи увлекся развитием компании, пустил все силы на сугубо территориальную экспансию и доверил слишком многое ассистентам — в том, что касается поддержания и развития собственно кулинарного реноме своих заведений.

Замечу напоследок, что российских ресторанов в списке 50 лучших, по версии Restaurants и «Сан-Пеллегрино», так до сих пор ни разу и не было. Но вот во второй полусотне конкурса знакомые названия в этом году впервые появились: на 63-м месте там кафе «Пушкин» Андрея Деллоса, на 66-м — «Варвары» Анатолия Комма.