Открытие XXXI Московского международного кинофестиваля

Зеленая ковровая дорожка, микстура для собаки Михалкова, похоронный венок и духовный отец Ивана Охлобыстина

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

 

Открытие ММКФ происходило как обычно в «Пушкинском». Площадь перекрыли, подогнали несколько «скорых», отряд милиции и даже БТР, а площадку перед кинотеатром застелили зеленым ковролином (шутки вроде «ну вот, я давно мечтал пройтись по красной дорожке, а в итоге прошелся по зеленой» не отпускал только ленивый).

Съезд гостей был назначен на шесть — а без пятнадцати, когда приветственные крики толпы были уже тщательно отрепетированы, конечно же, начался дождь. Ветер срывал скатерти со столиков, с грохотом разбивались пепельницы. В этот момент к «Пушкинскому» подъехал огромный черный внедорожник с мигалкой, которая, впрочем, была выключена. Из него вышел Никита Михалков.

Вальяжно попозировав пару минут, Михалков скрылся за стеклянными дверями кинотеатра, на которых почему-то висела табличка «закрыто».

Под мерзкой моросью ко входу потянулись нарядные гости. Под маленьким зонтиком мокли Борис Берман и Ильдар Жандарев, которые брали интервью прямо на улице. Помимо прочих к ним в руки попал и Эдриан Броуди, который привез на фестиваль картину «Кадиллак рекордз».

Кто-то из гостей, видимо, начавших отмечать открытие сильно заранее, попытался пронести через милицейский кордон бутылку виски со словами: «У Михалкова собака заболела — микстуру ей несу». Однако милицию было не пронять.

Вскоре фойе «Пушкинского» превратилось в месиво из видеокамер, испорченных причесок и промокших кринолинов.

Артисты красовались перед фотографами и по сотне раз рассказывали журналистам изданий life style о том, что на них сегодня надето. Алика Смехова, пришедшая на открытие в роскошном ярко-розовом платье Versace, на вопрос, где отхватила такое, замялась и со смущенной улыбкой отвечать отказалась.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Я сразу вспомнила, как однажды на Преображенском рынке видела старушку, перед которой была разложена газета со всякой мелочевкой, но среди прочего на «Комсомольце» красовались фиолетовые туфли-платформы Christian Louboutin.

В самый центр фойе около видеокамеры Первого канала водрузили рекламу журнала Hello!, выглядевшую как огромный похоронный венок из красных и белых гвоздик. Было ли это намеком журнала на кризисное положение дел, неясно.

Фото: Ольга Уткина
Фото: Ольга Уткина

В какой-то момент в кинотеатр вошел Иван Охлобыстин, сопровождаемый женой, а также седовласым священником, к которому кто-то тут же подбежал под благословение. Оказалось, отец Иоанн решил показать фильм открытия «Царь», в котором исполнил роль юродивого опричника, своему духовному отцу.

Дождь загнал людей в кинотеатр раньше задуманного, вскоре все места были заняты, и церемония началась. Однако в зал прошли не все: Иван Охлобыстин, например, смотрел церемонию открытия из бара.

ММКФ в этом году отмечает пятидесятилетие, так что церемония превратилась в краткий курс истории фестиваля, зачитывал который Дмитрий Дибров. Дибров ударился в воспоминания, помянул «Тегеран-43» и «Вассу», затем на сцену вышли Ханна Шигула, сыгравшая Анну Ахматову в картине «Татарская княжна», а также Эдриен Броуди, выкрикнувший традиционное: «Привет, Москва!»

Почетным призом «Верю. Константин Станиславский», который вручили Филиппу Янковскому, был посмертно награжден Олег Иванович Янковский.  В картине Павла Лунгина «Царь», которой открывался ММКФ, Янковский исполнил свою последнюю роль.

 

Ольга Уткина