Фестиваль MIGZ: лекция Андрея Горохова и концерт Tesla Boy

Если грубо, то фестиваль современной музыки и медиаискусства MIGZ, который во второй раз прошел в Москве, — это много концертов и много видеоарта на одной площадке (фестиваль проводят в Центральном доме предпринимателя). Плюс стенды со всякими очками, майками, сумками, кошелечками, блокнотиками, компакт-дисками — всей той приятной чепухой, которую принято ассоциировать с магазином Вадима Дымова «Республика». Плюс лекционная зона

Фото: Тимур Тургунов/www.turgunov.com
Фото: Тимур Тургунов/www.turgunov.com
+T -
Поделиться:

MIGZ стремится воспроизвести в России формат барселонского фестиваля Sonar, и, надо признать, ему это удается. Правда, в очень редуцированном, почти домашнем варианте. Пока не начались концерты, немногочисленные гости дневной части MIGZ опробовали новые музыкальные инструменты — Tenori-On и Reactable, осматривали звуковые инсталляции и довольно вяло интересовались ассортиментом торговых лавочек. А хозяйка галереи Streetkit Сабина Чагина пыталась научить меня стоять на скейте.

Едва ли не более значительным событием, чем выступление ночных хедлайнеров фестиваля — немцев Moderat, стала лекция культуролога Андрея Горохова. Горохов, проживающий в Кельне, в начале 2000-х прославился среди русскоязычных меломанов благодаря радиопередаче «Музпросвет», выходившей на «Немецкой волне». Манера и интонации гороховских текстов — свободный бег мысли, когда песни и альбомы выводят на обсуждение подспудно происходящего в обществе, — казались единственно верным способом говорить о музыке, опростившейся до комбинирования звуков «пам» и «пиу». В 2002-м Андрей собрал свои материалы, прочитанные на радио, и выпустил книгу «Музпросвет». Читается она как апокалипсический роман о культуре XX века. В этом году должно появиться ее третье издание, и она остается лучшей вещью на русском языке, посвященной истории музыки от 60-х и до нулевых. Потом что-то с Гороховым произошло, и, окончательно разочаровавшись в критике, он вместе со своим другом Василием Шевцовым начал исследовать полузаброшенные местечки на постсоветском пространстве — покосившиеся дома, разваливающиеся продуктовые магазины, зассанные дворики — и писать о них на сайте. Однако культовый статус главного музыкального критика по «пам» и «пиу» Горохов сохранил. Поэтому его и пригласили на MIGZ. Лекция «Евроремонт пустоты» на самом деле была рассказом Горохова о том, как он ненавидит дизайн, любую сделанность. Андрей предпочитает ей неочевидную красоту заброшенности и покинутости, видит прекрасное в огрызках человеческой жизнедеятельности. Их он называет «абанон».

Аудитория внимательно следила за тем, как Горохов рисует икону «абанона» — мусорный бак в городе Ногинске.

 

Комментирование реальности, которым занимается Горохов, напоминает деятельность художественной группы Павла Пепперштейна «Медицинская герменевтика», а его поведение у микрофона заставляет вспомнить о Евгении Гришковце. 

 

Двухметровый немец-блондин Николас Уолкер из группы видеохудожников Pfadfinderei посвятил свою лекцию теме практической. Подробно рассказал, как они готовят свои проекты. Например, для работы с Moderat, чьи живые концерты визуально оформляет его группа, они пару недель ломали у себя в студии древесину, фиксируя, с каким звуком происходит разрыв материала. Я спросил у Николаса, какой визуальный образ лучше всего описывает Москву — он здесь не впервые. Уолкер сказал, что это город контрастов — богатства и бедности, монументов советской эпохи и позднейших наслоений. То есть опять-таки противопоставил дизайн и гороховский «абанон».

Во дворе перед ЦДП и кинотеатром «35 мм» развернулась уличная сцена MIGZ. Находиться здесь оказалось гораздо приятнее, чем в помещении.

В ресторане «Чернышевский», где организовали VIP-зону фестиваля, я встретил Антона Севидова из группы Tesla Boy, он послушно отрабатывал интервью — сначала одна камера, потом другая. Мне стало любопытно, о чем его пытали журналисты музыкальных каналов.

Точно не надо было интересоваться возрастом господина с хвостиком и с надписью «Россия» на спине. Большинству посетителей фестиваля он годился в дедушки. Оказалось, что этого почтенного господина зовут Филипп и его хорошо знают в русской коммьюнити в Гоа. Я спросил, кто сделал надпись на его спине.

Детская жизнерадостность этого смешного фрика вполне отражает дух фестиваля.