Закрытый показ символистов в галерее «Проун»

В галерее «Проун» на «Винзаводе» в течение одного вечера показывали частное собрание картин Марии Салиной и Сергея Кривошеева

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
Мартирос Сарьян, "Красная лошадь"
+T -
Поделиться:

Вернисаж устраивал журнал Art+Auction. Журналист Анна Лошак — дочь Марины Лошак, арт-директора «Проуна» — объяснила, что здесь к чему, исполнив по моей просьбе роль говорящего пресс-релиза

Картины из коллекции Салиной—Кривошеева — это тихая уютная живопись и графика начала века. Работы художников «Голубой розы» и «Мира искусства» — то пейзаж, то обнаженная натура. Даже в галерейной экспозиции, когда смотришь на любую из картин, в воображении она обрастает чинным интерьером. В этой воображаемой комнате непременно должно быть потертое кожаное кресло, много книг и лампа с зеленым абажуром. Такой кабинет профессора Преображенского. Собственно, это и называется «кабинетной живописью».

Я спросил у Айдан Салаховой, может ли она как профессионал определить по содержанию коллекции, чем занимаются ее владельцы. Было б логично предположить, что, к примеру, нефтяники гоняются за Рубенсом или Рембрандтом, областные чиновники скупают иконы местных школ, банкиры инвестируют в современное искусство, а скажем, владельцы аптечных сетей подбирают аккуратные собрания голуборозовцев и мирискусников.

Мария Салина рассказала, что ее семью по вопросам приобретения искусства консультирует Марина Лошак: коллекция составлена ею. Кстати, показывают ее они не впервые — три года назад была большая выставка «От символизма к авангарду» в Музее личных коллекций. Салина не стесняется признаваться, что такие выставки косвенно влияют на повышение цены работ.

В «Проун» из своего магазина, расположенного по соседству, зашла Ольга Солдатова — она жаловалась, что из-за постоянной движухи на «Винзаводе» не всегда успевает перенастроить сознание на восприятие искусства. У Солдатовой тоже есть некоторое количество картин, но их систематизацией она пока не занимается.

Художник Олег Кулик в последнее время все чаще выступает в разговорном жанре — читает доклады и организует круглые столы. На позапрошлой неделе я случайно оказался на «Водопое с Куликом» в Цехе Красного на том же «Винзаводе». Там велась оживленная дискуссия,  тему которой за 15 минут, что я продержался, я так и не уяснил. Олег Борисович за последние пять лет посерьезнел и из художника-хулигана превратился в степенного старца, похожего на Льва Толстого. Я спросил его, как он ухаживает за своей бородой.

Екатерина Деготь — арт-критик портала OpenSpace.ru, который принадлежит тому же издательскому дому «Артмедиа Групп», что выпускает журнал журнал Art+Auction, — в конце июня опубликовала на сайте два громких текста. В первом — «Письмо из Венеции: русская невеста в ожидании счастья» — она разгромила отечественный павильон на Венецианской биеннале, увидев в том, как Россия была представлена в Италии куратором павильона Ольгой Свибловой, массу сексуальных подтекстов. Сравнение на грани фола. Второй материал Деготь был посвящен этикету и призван обозначить границы в системе отношений кураторов, пиар-служб и СМИ. Я предположил, что это реакция критика на претензии, высказанные ей организаторами русского павильона. Сор из избы она выносить не стала.

 

Полемика в арт-сфере за последнее время дошла до точки кипения — в Интернете еще живы споры, посвященные зимнему вручению премии Кандинского. Не последнюю роль тут сыграла бойкая деятельность «Артмедиа Групп». В свои издания они взяли на работу многих выпускников искусствоведческого отделения истфака МГУ. Стороннему наблюдателю порой кажется, что «Артмедиа», вмиг обеспечив производство текстов об арт-процессе, перевыполнила план. Создается впечатление, что искусства, художников и денег на самом деле значительно меньше, чем информации об этом.

Я спросил у главреда русского Forbes Максима Кошулинского, что он думает по этому поводу.

Мысли о переизбытке арт-критиков и нехватке коллекционеров отодвинуло на задний план виски Macallan, благодаря которому вернисаж затянулся до 11 вечера.