/ Москва

Егор Альтман: У меня нет друзей в бизнесе

С коммерческим директором я вынужден был общаться чаще, чем просто с менеджером, и в результате мы дообщались до троих детей

Участники дискуссии: Илья Бородин
Фото: GettyImages/Fotobank
Фото: GettyImages/Fotobank
+T -
Поделиться:

 

У меня нет друзей в бизнесе в том смысле, что я не делал бизнеса с друзьями, как это бывает обычно. Я сначала строил бизнес, а потом начинал дружить, и никак не наоборот. И я считаю, что это правильно, потому что бизнес-отношения с человеком, с которым у тебя до этого были еще какие-то отношения, тем более близкие, обычно плохо заканчиваются. Это просто разного уровня общение. Вот если ты начал с человеком работать, а потом дружить, и платформой для дружбы послужил бизнес — это здорово.

Вполне конкретная история: у нас в «Идальго» есть клиент «Ренессанс», там есть человек по фамилии Карахан. Мы с ним не только не дружили — ненавидели друг друга, но работали вместе, потому что наше агентство делало хорошую рекламу их агентству. А потом подружились. Но это не вывело наши отношения на тот уровень, когда человек в работе ждет от тебя чего-то большего просто потому, что он твой друг.

И с моим партнером Димой Солоповым у нас на первых порах дружбы даже близко не было — нас познакомили исключительно по работе. Мы встретились ради того, чтобы обсудить проект на радио, и начали его делать. Год делали, и только потом начала рождаться дружба. Да с тем же Даней Купсиным мы были просто знакомы, виделись пару раз. Я к нему пришел с вполне конкретным бизнес-предложением, и мы год пытались притереться, узнавали друг друга и потом уже начали дружить.

С женой мы, кстати, тоже на работе познакомились. Она начала работать менеджером в «Идальго», проработала там два года, и только тогда мы с ней начали общаться. Ее взял на работу Дима Солопов, девушка оказалась талантливая, работала хорошо, росла внутри агентства, росла-росла и стала коммерческим директором. С коммерческим директором я вынужден был общаться чаще, чем просто с менеджером коммерческой службы, и в результате мы дообщались до троих детей.

Уверен, если бы мы со всеми сначала дружили, целовались взасос, ездили вместе отдыхать, жарили шашлык — ничего хорошего бы не вышло. Просто другой уровень требовательности к человеку, когда он твой друг. А так уже есть выстроенная модель, и когда мы из коллег превращались в друзей или супругов, она не сильно менялась. На работе мы все равно находимся в выработанном не одним днем формате. Очень сложно переложить дружеские отношения в систематику бизнес-процессов — там другие законы. А когда ты сначала наладил взаимоотношения в офисе, а потом жаришь шашлык — все куда проще.

Совсем простых моделей, конечно, не бывает, но у меня есть такой опыт, я считаю его успешным. Жена, кстати, до сих пор работает в «Идальго», только уже управляющим директором. Наверное, карьерный рост жены зависит от того, что она моя жена. Но мне, если честно, плевать. Если бы я исходил из того, «что люди подумают», я бы не занимался тем, чем сейчас занимаюсь. Отношения не могут совсем не вмешиваться в работу, просто есть разный принцип их формирования, и переход рабочих в дружеские кажется мне более разумным, потому что фундаментальный принцип не меняется.

Ссоры с теми, с кем я подружился на работе, меня тоже не пугают. Пример, хоть и не мой личный — Савицкий с Синдеевой. Они ведь сначала были женаты, вместе делали радиостанцию, но продолжают ее делать и после развода. Они совладельцы этого бизнеса, находятся в одном офисе и делают хороший продукт. Им удалось найти модуль взаимоотношений и выстроить их. Ссорятся обычно те, кому выгодно ссориться, а нормальные люди ищут пути выхода из конфликта. Поэтому, когда мне нужно было сделать годовой отчет для Судостроительного банка, я обратился в компанию своего бывшего партнера по бизнесу, с которым мы не самым лучшим образом расстались, и мы вместе проделали хорошую работу и заработали денег.

Комментировать Всего 1 комментарий

В бизнесе нет друзей, есть только союзники. Это интересная игра в переключение паттернов, конечно. Но сколькие не выдержали заданной модели, в каких случаях проекты шли на дно из-за личных отношений, зародившихся уже в процессе?