Русский программист украл секреты американского банка

Бывший вице-президент Goldman Sachs Сергей Алейников был арестован по обвинению в краже секретных программных кодов из банка. Американские СМИ не устают подчеркивать его русское происхождение

+T -
Поделиться:

Русский программист из Нью-Джерси Сергей Алейников в июле оказался одним из самых обсуждаемых персонажей в международном финансовом мире. 39-летний Алейников, который 19 лет назад переехал в США и имеет двойное гражданство, обвиняется в похищении секретных данных из банка Goldman Sachs. Речь идет о программном обеспечении, которое в течение микросекунд обрабатывает биржевую информацию и позволяет совершать сделки в полностью автоматическом режиме. Алейников около двух лет занимал в Goldman Sachs пост вице-президента. В июне он уволился в связи с переходом на работу в чикагскую фирму Teza Technologies, которая занимается как раз такими автоматизированными системами торгов. Зарплата Алейникова на новом месте должна была составить 1,2 млн долларов в год — в три раза больше, чем в Goldman Sachs.

После непродолжительного пребывания под арестом Алейников был отпущен под залог в 750 тыс. долларов. Он признался, что копировал данные, но отрицает всякий злой умысел. При увольнении IT-специалисты часто копируют программы, над которыми они работали. Это нарушение закона, но работодатели обычно смотрят на такие вещи сквозь пальцы. В случае Алейникова речь идет о 32 МБ из более чем 1 ГБ программного обеспечения.

Помимо кражи коммерческих секретов Алейников обвиняется в вывозе похищенного за границу. Алейников скопировал информацию со своего компьютера на сервер, расположенный в Германии и зарегистрированный на имя проживающего в Лондоне Рупиндера Сингха. Сингха допрашивала британская полиция, а жесткие диски серверов были конфискованы. «А все потому, что какой-то кретин загрузил к нам на сервис данные, на которые не имел прав», — написал Сингх в своем блоге.

Подробнее

Особое внимание финансового рынка привлек не сам поступок Алейникова, какими бы ни были его мотивы. Бурную реакцию вызвало признание Goldman Sachs, что банк пользуется программами, способными существенно влиять на рынок. Недобросовестное использование таких программ, говорили на суде представители банка, может привести к тяжелым последствиям для финансовых рынков. При этом высказываются сомнения в том, что сам банк использует свои возможности исключительно добросовестно. Кризис очень серьезно подорвал доверие к финансовым институтам, и утечка данных из банка только усугубляет настороженную атмосферу. Кроме того, случай Алейникова показал недостатки в системе безопасности банка и отрасли в целом.

Алейников утверждает, что собирался скопировать только открытые данные, а конфиденциальные скачал вместе с ними по невнимательности и обнаружил это позже, когда просматривал архивы. На этом настаивает и его адвокат Сабрина Шрофф — проблема в том, считает она, что банк не в состоянии в достаточной степени защищать свои тайны. Алейников работал в основном удаленно, он живет в Нью-Джерси с женой Элиной и тремя детьми. Секретные данные с рабочего компьютера на немецкий сервер Алейников отправил, не выходя из дома.

История с похищением данных не закончилась обвинением Алейникова. В коммерческом шпионаже теперь обвиняют другого иммигранта из России — Мишу Малышева, директора нанявшей Алейникова компании Teza Technologies.

Сразу после ареста Алейникова Teza расторгла договор с ним. Тем не менее бывший работодатель Малышева, инвестиционный фонд Citadel, выдвинул против него обвинение. Citadel утверждает, что создание Teza нарушает запрет на недобросовестную конкуренцию и что найм Алейникова говорит о том, что Малышев украл или собирается украсть компьютерный код Citadel. 40-летний Малышев, который закончил аспирантуру в Принстонском университете, в феврале, после того как управляемые им фонды показали доходность в 40% на фоне общего падения рынка, уволился из Citadel и основал свою фирму.

На фоне постоянных сообщений о росте киберпреступности в России на Западе все чаще относятся с недоверием к программистам русского происхождения. В американских СМИ уже заговорили о том, что в сообщениях об Алейникове уделяется избыточное внимание его русскому происхождению.

Комментировать Всего 12 комментариев

Этот случай действительно вызвал больше шума, чем заслуживает. Почему? Причин может быть несколько: повышенный в последнее время интерес ко всему, что происходит на рынке, особенно нарушениям; потенциально огромные последствия для рынка; и просто июль месяц, когда ничего не происходит (сколько можно обмусоливать смерть несчастного Майкла Джексона?). Но преувеличивать шум все же не стоит — подавляющее большинство американцев об Алейникове никогда не слышали, да и СМИ заинтересовались им очень ненадолго. А то, что оба, Алейников и Малышев, — русские, по-моему, совершенно несущественно: могли бы быть два индуса, ирландца, альпиниста или яхтсмена. Существенно только то, что у них есть какие-то связи помимо чисто рабочих. Ну и, разумеется, то, что Теза специализируется, как я понимаю, ровнехонько на таком суперскоростном трейдинге.

В России в нашем банке это рассматривалось бы также, как в Goldman Sachs. У нас довольно жестко пресекается копирование информации, потому что конфиденциальность – это очень важный фактор работы инвестиционного банка. Сами по себе компании большое внимание уделяют и техническим средствам защиты, то бишь используют такие программы, которые позволяют ограничивать доступ и копирование, и запреты в приказном порядке копировать какие-либо базы данных для работы вне офиса.

Скорее всего, обсуждение преследования именно русских это ерунда, особенно в Америке. Вообще говоря, там все сотрудники, в основном, иностранцы. В Америке в принципе отношение очень толерантное к русским, потому что там все почти иммигранты. Ничего нельзя исключать, но этот сюжет вряд ли имеет место.

Забирать данные после ухода с работы с собой — это уголовное преступление. Все, что Алейников создал, находясь на работе в Goldman Sachs, принадлежит Goldman Sachs. И все, что он скопировал с их серверов — открытую ли информацию, закрытую ли — он сделал незаконно. Тот факт, что он все сбросил на сервер в Европе, только подтверждает факт, что он вор. Но самое страшное, для Алейникова во всяком случае, что он на всю жизнь испортил себе репутацию, и его никогда не возьмут на работу в этой индустрии. Или любой другой, связанной с компьютерами. Кому хочется нанимать воров? Но, кстати, зато Алейников танцует хорошо:)) А если говорить о всех этих программах для ведения торгов, то все торги уже очень давно — с 80х годов — это состязание машин. Тогда, правда, машины торговали бок о бок с людьми, а сейчас одна программа может за секунду сделать 1000 трейдов. Никакой брокер не может с этим тягаться. Все так называемые day traders — пушечное мясо для машин.

А если журналист, увольняясь с работы, скопировал свои заметки? С интеллектуальной собственностью, кажется, все не так однозначно - тут закон явно отстает и от технических реалий, и от общих представлений о справедливости. Тот же Алейников из дома работал, у него дома куча служебного софта была. Что надо в таком случае сделать, когда увольняешься? Сразу стереть? Или не применять, не продавать, не публиковать? Я когда-то давно работал в Берлине в одном маленьком фотоархиве, скопировал там пару картинок на CD - какие-то восточные миниатюры с всадниками. Мой сын, ему тогда года три было, очень лошадей полюбил. Я ему всадников дома распечатал. А на работе обнаружили лог записи (я его и не скрывал), был жуткий скандал. Начальник приходил ко мне домой и орал, что я продаю его данные конкурентам. Мне на это и сказать было нечего. Уволился с чистой совестью, а начальник - параноик и идиот.

Как раз согласно американском закону все, что журналист создал, работая в штате того или иного издания, считается собственностью издания, тут никаких разночтений быть не может. Другое дело что журналист может скопировать заметки для личного архива - любая попытка извлечь из этих заметок прибыль была бы противозаконной. Бывает ли у программистов личный архив, где они из сентиментальных соображений хранят гигабайты кода? Не знаю.

Дмитрий, а от куда у вас такая информация о том, что программы ведут торги? Может они помогают людям, вести торги? А как же Greg Coffey с его феноменальными способностями?

Вряд ли Грег может размещать заказы со скростью в 50 микросекунд, что сейчас является более менее стандартом автоматической торговли. Он занимается совсем другим.

все уже украдено до нас

а у меня есть 2 вопроса: (будет отлично, если кто-то поделится мнением на этот счет).

1. Если я хочу себя и свою компанию уберечь от воровства - пусть даже интеллектуальной собственности. Какие у меня есть для этого рычаги? Подписать дополнительное соглашение при приеме на работу? Ок, если его человек нарушит - то я с этой бумагой пойду в суд и что? Бумага дает мне право наказать человека за содеянное, но никак не избежать самого факта хищения... Что называется, "все уже украдено до нас"...

Получается, что я могу ставить невероятные какие-то "охранные системы", но если сквозь них кто-то все-таки проберется и заберет то, что мне принадлежит, то я потом, предположим, вернув назад "награбленное" - все равно не смогу им пользоваться "как раньше", только потому, что это уже кто-то "поносил и примерил"... А уже в бизнесе, в котором последнее время многое построено на инновационных решениях, интеллектуальных находках - все, что украдено - уже инновацией моей не считается

Вот еще вопрос: я произвожу интеллектуальный продукт. Если я работаю в этот момент в компании, и она мне платит зарплату - это ей вроде как принадлежит... то есть, ей принадлежат и мои мысли, размышления, думы? это же невозможно по сути-то... тем более, что любое новое – как правило, вариация «старого»…

A мне кажется мужик найдет работу.

Работу он однозначно найдет. Только не в крупной международной структуре, типа GS. И мне кажется, не столь велика кража, это ж ведь своего рода софт, а не конфиденциальная информация, которая может быть актуальна, пока сделка не завершена.

Наталья, насколько я знаю, российское законодательство и в этом вопросе еще достаточно, мягко сказать, не доработано и арбитражных прецедентов единицы. Но, при приеме на работу подписать отдельное (!) соглашение имеет смысл. Неплохая психологическая уловка (на себе проверено ;))