«Жизнь и судьба» в постановке Льва Додина в Gerald W. Lynch Theater

Спектакль «Жизнь и судьба», поставленный Львом Додиным по одноименному роману Василия Гроссмана, показали в Нью-Йорке на театральном празднике Lincoln Center Festival 2009

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Свою постановку Додин готовил четыре года. Поначалу спектакль планировался как выпускной. Набрав в 2003 году актерский курс в питерской Академии театрального искусства (бывшем ЛГИТМиКе), Додин занялся с ними адаптацией 800-страничного романа. Очень скоро выпускной спектакль превратился в полноценную постановку, и сегодня главные роли в ней исполняют не студенты, а ведущие актеры Санкт-Петербургского Малого драматического театра. Впервые Додин показал «Жизнь и судьбу» два года назад в России и во Франции. И вот теперь очередь дошла до США, где труппа дала пять спектаклей, которые были встречены с восторгом.

 

Книгу Гроссмана часто называют «Войной и миром» XX века. Перед Додиным стояла сложнейшая задача приспособить прозаическую эпопею к театру. Около четырех часов на сцене в одних и тех же декорациях разворачиваются наиболее значительные эпизоды «Жизни и судьбы»: мы видим и квартиру семьи ученого Виктора Штрума, советские и немецкие концлагеря, и даже начало Сталинградской битвы.

 

После спектакля мне удалось поговорить с Сергеем Курышевым — исполнителем ключевой роли Виктора Штрума. Совершенно вымотанный после нескольких часов на сцене Курышев улыбался, признаваясь в любви Нью-Йорку.

Актриса Лиза Боярская, выпускница того самого курса, с которым Додин начинал работать над Гроссманом, поделилась своими впечатлениями о том, как принимала труппу нью-йоркская публика.

 

На следующий день после спектакля Лев Додин встретился со студентами нью-йоркского университета CUNY. Режиссер обстоятельно отвечал на все вопросы: он рассказал, как на него повлияли Станиславский и Мейерхольд, как он работает со студентами и как ездил с труппой в Аушвиц и в Норильск (где располагался печально известный Норильлаг), чтобы актеры смогли увидеть эти места собственными глазами.

Режиссер рассказал мне, что в России и в Нью-Йорке зрители смеются и плачут в одних и тех же местах.

По мнению Додина, Гроссман был бы доволен, узнав, что спектакль по его роману показывают и в Америке, и во Франции.