В центре Евгения Ройзмана прошел обыск

Силовики устроили обыск в детском реабилитационном центре фонда «Город без наркотиков» в рамках проверки, начатой после смерти пациентки учреждения

Фото: Константин Саломатин
Фото: Константин Саломатин
+T -
Поделиться:

«Два часа у нас идут обыски на Детском. Приехала легковая машина и Газель. Не представляются. Просто говорят — прокуратура. Похоже, что сейчас они поедут обыскивать Женский. Думаю, что по обычной схеме. Будут искать любую зацепку для разгрома и закрытия Фонда. Сто раз проходили», — сообщил руководитель фонда Евгений Ройзман в своем блоге.

О смерти 29-летней женщины из Нижнего Тагила стало известно 18 июня. Ройзман в своем ЖЖ ранее писал: «Девчонка у нас из Тагила. Таня зовут. Кололась несколько лет. Героином. А последний год — на "крокодиле". Больна всем». Позже он сообщил, что у нее поднялась температура до 39,4 и пришлось вызвать скорую. Женщина умерла в центральной городской больнице города Березовского. В фонде утверждают, что пациентка пришла в фонд добровольно, а умерла от гнойного менингита. Тем не менее этим делом заинтересовались прокуратура и Следственный комитет. 

Комментировать Всего 25 комментариев

Хм....А позвольте поинтересоваться, какую медицинскую помощь ей, такой больной, оказали в центре фонда? Простынями к койке привязали, и что-то еще? Просто интересно, уж простите....

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Иосиф Раскин, Артём Герман

Прочитал. Понял так, что помощь, таки, сводилась к привязыванию. И Ройзман-то еще один из "нормальных мужиков". Боже, спаси Россию!

Ну так там же написано:

Большинство претензий отваливаются, если понять элементарное: в реабцентрах Фонда НЕ лечат наркоманию. Это НЕмедицинские центры. Но если надо, вызовут врача. Проблемы не нужны. Это центры по реабилитации и социализации. Наше государство в принципе не способно закрыть это направление госсектором, и не будет способно в ближайшем будущем (хотя может выделить бюджет - и все, что отсюда следует). Хочешь - приходи ломаться "на сухую", жив будешь (и дома так переламываются). Хочешь - после наркологий, детоксов и плясок с бубнами.

Я не пойму, в чем претензии то?

Альтернативы у уральских наркоманов, не имеющих денег на платный медицинский реабилитационный центр, как я понимаю нет. Только если пойти в государственный наркодиспансер, но после него наркоманов сильно в правах человека на государственном уровне урезают. Да и вобщем никому неизвестно, делают ли там что-то кроме привязывания к кровати..

И если последить дальше за историей обысков у Ройзмана, то про эту девушку уже вообще никто не вспоминает.

А просто хотят убрать Ройзмана за то, что он регулярно сообщает о том, что делает в городе полицейское руководство и обращается в прокуратуру.

Алена, не существует "медицинского" лечения наркомании. Нет таблетки ( или укола) , которые вылечили бы наркоманию. 

Существует система мер, которая помогает наркоману пережить период ломки. И поэтому центры Ройзмана занимают совершенно ту же нишу, что и казенный диспансер, что и частный центр.

И поэтому все они должны отвечать одним и тем же нормам.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

А действующие нормы приняты в 1988 году Минздравом СССР.

И заключаются они в частности в постановке на учет, насильственном ограничении в правах и несоблюдении врачебной тайны.

Известны случаи, когда прокурор района истребовал у наркодиспансера списки всех состоявших на учете за последние 10 лет и через суд лишил их всех водительских прав.

Стоит ли удивляться, что незанятая ниша заполняется любителями, если профессионалов, да и в общем государство она не интересует?

Меня очень утешает, что прокурор обратился в суд, а не просто позвонил начальнику ГАИ. Это серьезный шаг в правильном направлении. Осталось только дожить до времени, когда и в России судебная власть будет отделена от власти исполнительной.

Нормы вообще-то не ограничиваются замшелыми приказами минздрава.   Но я скорее говорил о том, что фраза "в реабцентрах фонда не лечат наркоманию"( и поэтому критерии, по которым можно судить гос. наркодиспансеры к ним якобы неприменимы) - лишена какого-либо смысла. 

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Иосиф, Вам лучше знать. Вы здесь врач.

Я так понимаю, социализация там ключевое слово. Понятие наркологического реабилитационного центра Минздравом регламентировано.

Соответственно тут что-то типа "немедицинский центр реабилитации и социализации".

Алена, тут есть две вещи. Одна - это помочь наркоману пережить абстинентный синдром ( ломку ), и вторая - помочь ему вернуться в общество и не сесть на иглу опять. Это разные этапы. 

Ройзман занимается и тем и другим. Проблема -помимо прав человека - в том, что абстинентный синдром опасная в медицинском смысле ситуация.  Держать человека в период ломки в месте, где неотложная медицинская помощь не может быть оказана немедленно - очень опасно. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Алена Рева

Я не считаю, что что-то случилось, это абсолютно штабная история. Выглядит, конечно, все очень некрасиво, кляузно, не по-мужски.

Так вышло, что у нас была реабилитантка Таня, красивая девчонка. Два месяца приходила в себя, было все нормлаьно, а потом начала подниматься температура. Сутки мы пытались вызвать скорую, но она не хотела ехать. В итоге мы сами отвезли ее в больницу, где она впала в кому и через некоторое время умерла в реанимации. Причина смерти: инфекционный менингит, плюс все виды гепатитов.

С чего-то вдруг прокуратура возбудилась, и вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями: следить за тем, чтобы не было коррупции, чтобы не продавали кодеиносодержащие препараты, чтобы закрывали притоны, они взяли и накинулись на нас. Начались обыски, приехали, пинают дверь ногами. Меня в городе нет, я на своей выставке в Москве, а Женя Валенкин уехал похороны организовывать, поэтому они и воспользовались моментом. Но еще раз скажу, что для нас эта ситуация штатная. Я считаю, что любые нападки на фонд "Город без наркотиков" связаны только с его успешной работой. Других причин быть не может. Да, мы всегда занимали и будем занимать активную гражданскую позицию: это моя страна и другой у меня не будет. Я оставляю за собой право делать то, что я считаю нужным и говорить о том, что я вижу. Этого права у меня никто отнять не может.

Прокуратура, как и Ваши, Евгений, фондовцы, лучше бы возбуждались по другому поводу. И вместо того, чтобы привязывать людей к койкам и с отважным видом "накрывать притоны", в которых несмышленые подростки курят полузапрещенные смеси, лучше бы проводили реальную работу по снижению наркооборота в России. Винтить перенюхавших сопляков - много изобретательности не нужно, попытались бы хоть раз раскрутить весь клубок, что ли. Теоретически, конечно, может быть, что нынешняя ситуация Вам выгодна и удобна, но я даже не хочу продолжать эту мысль. Факт в том, что вы все привязываете-привязываете тяжелобольных людей,  мелкооптовые точки какие-то все накрываете-накрываете, с прокуратурой собачитесь, а наркооборот в Екатеринбурге, не говоря уже о всей России, лишь увеличивается, да и количество наркоманов неуклонно растет. Некоторые другие выводы из вышеприведенных фактов я, пожалуй, оставлю при себе...

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova

Артем, Вы пытаетесь возложить на Евгения Ройзмана задачу огромного государства. 

"Реальной работой по снижению наркооборота"   должны заниматься специально подготовленные государственные структуры.А то, что делает Ройзман, могли бы делать многие. Но не делают. Не хотят. Потому что грязно, больно, ответственно.....

По поводу методов могут рассуждать только те, кто реально столкнулся с попытками оказать помощь и вытащить. Или Вы можете предложить что-то иное?

Эту реплику поддерживают: Irina Morozova, Лариса Гладкова

Многие и делают. Предложить что-то иное можно. Посмотрите как работает в Москве НАН. Как в Питере работает "Свеча".

Это слишком мало для страны. К тому же в Питер и Москву  доставить опустившегося наркомана, или ему самому добраться нереально.

Если методы Ройзмана помогают, то у тех, кто находится в его территориальных пределах, это единственный шанс.

Так что будем благодарны ему. Осуждать и обсуждать, я думаю, могут только те, кто сам что-то реальное сделал в спасении наркоманов от смерти.

Эту реплику поддерживают: Drozd Arthur

Вы не могли бы, Евгений, ответить на несколько вопросов, которые меня заинтересовали:

1. Если гибель пациентки (они - пациенты или у них есть другое название?) - штатное дело, то какие ситуации в Вашей организации или лично Вами определяются  как нештатные? 

2. Поразумеваете ли Вы под штатной ситуацией гибель пациента вообще или гибель его от невыявленного инфекционного заболевания? Ситуации гибели их от непосредственного употребления наркотиков я не рассматриваю, так как, в силу направления деятельности Вашей организации, действительно определяю их как относительно ожидаемые.

2. Какая структура должна по закону проверять случаи гибели пациентов/воспитанников в различных государственных и негосударственных учреждениях?

3. Что Вы подразумеваете под фразой "сутки мы пытались вызвать скорую": имеется ли ввиду, что скорая не приезжала, несмотря на Ваши звонки, что телефоны не работали или какие-либо иные, препятствующие своевременному оказанию профессиональной неотложной помощи, факторы? Какие? 

4. Был ли как-то зафиксирован отказ от госпитализиции этой пациенткой в установленном порядке или в каком-либо другом?

5. "...связаны только с его успешной работой". Так как оценка деятельности в различных СМИ неоднозначна, не могли бы Вы перечислить здесь свои, пусть субъективные, но конкретные параметры оценки деятельности фонда?

6. "Я оставляю за собой право делать то, что считаю нужным". Не могли бы Вы прокомментировать и уточнить эту фразу? Иными словами, существуют ли какие-либо понятные всем и ясно определяемые Вами ограничения Ваших действий в любой сфере? Я не живу с Вами в одном городе, но на случай, если я в нем окажусь, чтобы мне понимать, чего от Вас ждать и чего можно не опасаться?

Буду очень признательна за ответы, которые позволят мне, наконец-то, после массы разнонаправленных публикаций о Вас, Вашей деятельности  и Вашей организации, сформировать собственное мнение. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Ирина, вопрос не к мне, но я хочу обратить Ваше внимание, что фраза "но еще раз скажу, что для нас эта ситуация штатная" относится не к смерти пациентки, а к приезду прокуратуры.

А, ну возможно. Просто я прочитала комментарий Сергея Кондрашова и под ним уже самого Евгения. Хотя это были и не последовательные реплики, да.Все ж подожду ответов. 

Ирина, про скорую - там имеется ввиду, что девушка не хотела ехать.

Девушка обратилась в фонд, насколько я поняла, будучи больна спидом и гепатитом с. Сама обратилась.

Ну я про это и спросила. Если не хотела - скорая просит бумажку подписать, припоминаю, что сто лет назад я такую с сыном писала. если ее нет - то тут вопросы.

Там если дальше события отследить, про девушку вообще все сразу забыли - и прокуратура и полиция.

Это и отвратительно, неясно что расследуют, неясно по каким правилам, неясно зачем.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Евгений,

действительно - кляузно и не по-мужски

будем надеяться, без серьезных последствий все закончится

и успехов Вам в вашем фонде! хорошее дело

Эту реплику поддерживают: Мария Денисова

Очень жаль, что "немужских" поступков в обществе становится все больше. А Евгению действительно хочется пожелать успехов!

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова

Я не считаю, что что-то случилось, это абсолютно штабная история

. обыск тоже не из ряда вон выходящее в последнее время)

Разумеется, прокуратура ведет себя (как всегда) отвратительно. Но я считаю, что если умер человек, то должна быть проверка.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

В этой фразе -- " любые нападки на фонд "Город без наркотиков" связаны только с его успешной работой. Других причин быть не может"...

Поменяйте буквосочетание "на фонд "Город без наркотиков"" на буквосочетание Путин... Зеркало?

А люди умирают...

Тяжко...

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams, Лариса Гладкова