Катерина Мурашова /

Спасатель миров

Кто-то доживает свою жизнь в реальном мире, а кто-то решил спасти тех, кто закрылся в мире виртуальном

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

— Я про вас узнал, потому что в газете писали! — Я даже не стала спрашивать, в связи с чем обо мне писали в газете, но мальчишка счел нужным пояснить: — Там было про то, что всякие начальники собрались в Смольном и решали про компьютерные клубы: то ли нужно, то ли не нужно их закрывать…

Я моментально вспомнила и сразу заинтересовалась. Дело в том, что эта тусовка в Мариинском дворце, на которую меня как практического психолога позвали, состоялась лет пять-семь назад. Но сколько же тогда было лет мальчишке?!

— Послушай, но ты же тогда, наверное, только в школу пошел…

— Да, во второй класс. Мать к вам тогда приходила с моим старшим братом, он деньги из дома украл и как раз в этом клубе и потратил. Она нам про газету и сказала: вот, глядите, это как раз тот психолог из нашей поликлиники…

— А, так вот что… — я выдохнула с облегчением. Как оказалось, преждевременно.

— Вы должны знать, — сказал парнишка, назвавшийся Альбертом («Из немцев, что ли?» — подумала я. Вполне, кстати, могло быть: внешность «истинного арийца», взгляд прямой, похож на юношу-укротителя с Аничкова моста). — Вы же там, среди них, и как раз по этому делу. Если вы не в курсе, я просто не могу сообразить, как мне еще узнать…

— А что надо узнать-то?

— Если догадался я, значит и другие тоже. И значит, где-то обязательно должны быть люди, которые пытаются предотвратить. Я хочу им помогать, быть среди них. Я готов, физически и морально, я учусь в математической школе, изучаю два языка и еще могу научиться, много и быстро. Я ничего не боюсь.

— Так, — я снова насторожилась. Бред? Галлюцинации? Интересно, кем он меня видит и считает? Глубоко законспирированным «человеком в черном»? Жаль, что я не помню его семью, мать, брата… Но сколько их таскали деньги из дома на эти чертовы клубы… — Альберт, ты не мог бы объяснить конкретней, о чем речь? Я пока не совсем тебя поняла.

— Как вы думаете, почему, если Вселенная бесконечна в пространстве и во времени, мы до сих пор не встретили представителей более развитых цивилизаций, свободно передвигающихся между звездами и галактиками?

(Наверное, он принимает меня за инопланетянку, решила я, с глубокой печалью думая о вердикте психиатра и том, что я скажу матери Альберта.)

— Два варианта, — сказала я вслух. — Либо они зачем-то шифруются. Либо, достигнув определенной стадии развития, приблизительно как у нас сейчас, гуманоидные цивилизации попросту гибнут. Возможно, в ужасных междоусобных войнах.

— Нет, — сказал Альберт. — Они просто теряют волю к внешнему познанию. Неужели вы не видите, что сейчас прямо вокруг вас это уже происходит? Или вы просто меня проверяете?

Я заколебалась. Что лучше, сказать: проверяю! (Тогда он быстро и четко изложит содержание своего бреда и, может быть, галлюцинаций.) Или честно признаться, что я ничего такого особого не вижу (он может разочароваться во мне и уйти, и тогда психиатру, о котором не писали в газете, придется к нему заново пробиваться)?

Была и еще одна причина для колебаний: я, вопреки очевидности, вообще не чувствовала в нем психиатрии! Но что же тогда?

— Не вижу, — в конце концов призналась я. — А может быть, просто не понимаю, о чем речь. Поясни.

— Вы когда-нибудь играли в сетевую онлайн-игру последнего поколения?

— Нет.

— Тогда вам не понять. Там все есть. Там красиво. И понятно. И не опасно. И ты можешь там жить, учиться, развиваться, менять обличья, влюбляться, дружить, враждовать. И все это не вставая с кресла, за вполне умеренную сумму денег. Там комфортно. А когда выходишь обратно в настоящий мир, то возникает ощущение… пронизывающего сквозняка. И хочется спрятаться обратно. И это только начало, примитив. Все же развивается огромными темпами. Вы понимаете, что с ними стало?

— С кем?

— С другими цивилизациями. Они вовсе не вымерли. Просто закуклились и сидят на своих планетах. Вся внешняя наука остановилась, космос просто никому не нужен. Они живут вот в этих внутренних, выдуманных мирах. Может быть, для них их уже машины выдумывают. И мы к этому идем. Все мои друзья, у которых хорошо работают мозги, хотят быть разработчиками компьютерных игр… Вы, может быть, этого и не чувствуете и не видите, потому что вы — другие. Вы в любом случае доживете свою жизнь в реале, у вас все главное в нем, так вы сформировались, вам, наверное, даже и подумать смешно, что может быть иначе…

— Альберт, но что же делать? — серьезно спросила я. — Если магистральный путь эволюции во Вселенной действительно таков и все более развитые там уже сидят…

— Нельзя сдаваться, — убежденно сказал Альберт. — Всегда можно что-то сделать. Я уверен: если вовремя спохватиться, говорить об этом на все углах, найдутся люди, можно предотвратить… А если у нас будут космические корабли, мы же сможем полететь туда и дать и им, нашим братьям по разуму, свободу выбора…

— Они же уже выбрали…

— Нельзя сказать про человека, с которым случился инсульт, что он выбрал быть парализованным, — глядя мне в глаза, сказал Альберт. — Если у кого-то есть лекарство, он должен попытаться поставить его на ноги. Я так считаю. А вы считаете иначе?

Я долго молчала.

— Почему вы ничего не говорите? — спросил Альберт.

— Я удивлена. Я просто первый раз в жизни вижу человека, который на полном серьезе собирается спасать мир. И даже не один мир, а много… Не Человек-Паук, не Бэтмен, не Супермен, не в кино или в книге, а в самом что ни на есть реале… — честно ответила я.

— Вы считаете меня психом?

— Нет, теперь уже нет. Я, пожалуй, тобой восхищаюсь, — прислушавшись к себе, сформулировала я.

— Вы мне верите, но вы никого не знаете, — сказал он, и в его словах не было вопроса.

Я кивнула.

— А вы сами?

— Я уже очень немолода, Альберт. Я в реале и могу уже только вот тут, по соседству. Немного помогать тем, кто пришел. Миры — нет, миры мне уже не по зубам. Но я желаю тебе удачи.

— Спасибо. Я не знаю, получится ли у меня, но я в любом случае не сдамся. Никогда, пока я жив. И я практически уверен, что не буду одинок. Есть другие...

— Конечно, есть, — кивнула я, подумав про себя: «Спасатели миров часто бывают одинокими даже в толпе приверженцев. Он еще этого не знает… Но все-таки: пусть у него все получится!»

P. S. Если соответствующая по целям и задачам организация все-таки существует и кто-то из снобов имеет на нее выходы, скиньте, пожалуйста, явки и пароли мне в личку, я передам их Альберту и тут же — клянусь! — сотру всю инфу из своего компа. ))

Комментировать Всего 16 комментариев

необыкновенно интересная тема! Я недавно прочла статью о том, как двое встретились в такой сетевой игре(в этой игре можно было сделать себе аватара и общаться с другими аватарами). В виртуальном пространстве она была блондинкой в стиле Барби, а он - прекрасным принцем. Потом они решили встретиться в мире реальном (оба немолодые и совсем не Барби и Кен) и очень друг другу понравились. Кончилось все свадьбой, а глядя на них и другие виртуальные пары стали встречаться в реале.

Анна, увы, далеко не всегда все так благополучно кончается. Я знаю совсем другие случаи...

Интересно, в молодости я представлял Будущий мир так: я вишу в идеальном кресле в розово-голубом тумане и переживаю удовлетворение от наилучшего исполнения всех моих потребностей.

И вот юноша Альберт хочет найти тех, кто уже завис в таком кресле и таком тумане и вытащить их на пути новых побед. Жалко, что во время визита вы не спросили его: зачем?

Хотя, возможно, подсознательно вы такой вопрос ставите, называя его Альбертом, то есть, указывая на относительность реальности наблюдателю и важность ускорения – подобия реального развития человека. Но это уже, как теперь говорят, гиперинтерпретация.

С другой стороны вы локализуете его как немца. То есть, противопоставляете его рацио славянской духовности. И как бы кричите ему: «’Эй ты, немецкий шляпник’, как бы, спасая миры, ты не погубил бы слишком бедных зеленых человечков!»

А пошлите его к Ройзману – вот хорошая идея.

Все-таки тексты удивительны. Каждый видит что-то свое. 

Вот я не вижу никакого противопоставления славянской духовности. Для меня это история о том, что мальчик ощущает ответственность на только за своймир, но и за чужие, еще не открытые миры. 

И меня это радует.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да я, может, ничего такого и не вижу, а высказываюсь по большей части в формате трёпа. Тем более, Катерине не припишешь осуждение реализма, она сама очарована холодной романтикой Дарвина.

Но все же, как мы имеем дело с беллетризованными текстами, все обстоятельства в них обязаны нести какой-то смысл. А интерпретация произведения, конечно же, неотъемлемое право потребителя. Чем я и пользуюсь:)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Конечно, Яков, интерпретируйте на здоровье :) Автору ведь тоже бывает интересно узнать, про что он (автор) написал  :))

Не пошлю ни за какие коврижки. "МЫ пойдем не таким путем!" (как сказал Володя Ульянов своей маме после казни Саши Ульянова). Пусть ищет свой путь.

Катерина, а Вы не пробовали предложить ему идею того, что это он сам погряз в онлайн-играх и просто сейчас пытается населить игроками свою собственную игру?

Вот, пробовал мудрого визарда (wizard) завести...

Интересно, как бы он с такой идеей обошелся?

Алена, я к сожалению не знаю, кто такой "визард" и вообще совсем не компетентна в комп. играх. Но с самой идеей согласна - каждый из нас играет в собственную игру и пытается сделать игроков на СВОЕМ поле из тех, кто ему встречается. Из реального человека обычно не получается.

Даже хочется спросить - а был ли мальчик? Иногда действительность неожиданней любого выдуманного сюжета. Но на всякий случай - Катя, если получится, вы передайте Альберту, что такие люди есть и что со временем он их обязательно найдёт.

Был, был, Сергей! Вы ведь наверняка сами знаете, какие удивительные мальчики бывают - Вы же сами когда-то (в отличие от меня :)) были... И помните, наверное, подростков совсем-совсем не утешает и не вдохновляет: когда-нибудь... Им хочется - прямо сейчас. Они ведь очень короткоживущие существа, подростки. Эльфы, спасатели, кузнечики, инопланетяне. Потом (быстро) превращаются в офис-клерков, в научных сотрудников, в начальников, в оппозиционеров или вообще в не разбери поймешь что :)))

На мой взгляд, такие дети превращаются в нечто совсем другое. Это конкретное у него конечно пройдет, но он придумает что-то еще. Надо только не спугнуть. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

По всякому бывает, конечно :)

Уважаемые дамы и господа! Я прошу прощения у всех, что не сразу откликнулась на комменты, и еще пару недель, наверное, так будет. Я вне дома, путешествую по дикой местности, а маленький гаджет, который я взяла с собой вместе с и-нетом, в моих корявых лапах почему-то не хочет отвечать на комменты, хотя и дает возможность их прочитать. Но я обязательно всем буду всем отвечать, попадая в города, из каких-нибудь общественных мест. 

Какой хороший мальчик! Чем-то крапивинско-лукьяненовским повеяло от этого рассказа... а вот организация такая вряд ли есть. Хотя феномен такого вот высокотехнологичного эскапизма исследуют давно.

Передайте ему, пожалуйста, пусть почитает про хикикомори - в Японии про них давно пишут, есть статьи и на английском, и на русском тоже. И есть замечательное серьезное аниме о жизни людей, которых он хочет спасать: "Welcome to NHK!". Вдруг посмотрит и что-нибудь полезное для себя найдет. Менее серьезное, но на ту же тему стыковки геймерских фантазий и реальности - "The Guild" от прекрасной Фелиши Дэй.

Спасибо, Виктория! Это и передавать не надо, он сам здесь у Вас прочтет. А про хикикомори мы с ним поговорили, конечно :)