Ненависть с первого взгляда

Он пришел ко мне в квартиру — гордо, значительно и немного алкогольно. В смысле от него совсем чуть-чуть, но все-таки несло спиртным. Но слесарей не выбирают, какой пришел, такому и надо радоваться

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Лет пятидесяти, в грязном рабочем костюме, ботинок не снимающий, пахнущий так, что сомнений не возникало: он очень давно занимается сантехникой. Отрекомендовался Аркадием Константиновичем, что в моей личной иерархии слесарей сразу поставило его выше тех, кто просил называть себя Колей или Витей. Но вместе с тем меня кольнуло предчувствие: слесарь, так представляющийся, может преподнести сюрпризы. Что и произошло.

Сюрприз первый: приступая к работе, Аркадий Константинович открыл бутылку пива и сделал большой рабочий глоток. Поставил эту бутылку рядом с ванной и углубился в дела. Так он и работал, прихлебывая.

Мне, как многим людям в очках, свойственно гордое смирение в моменты общения с людьми типа Аркадия Константиновича. А потому я стоически перенес возникновение пивной бутылки. Вместе с тем я боялся, что, если выскажусь против спиртного, слесарь так мстительно соединит трубы, что мне придется брать кредит для оплаты ремонта соседям. Потому я молчал и с грустью наблюдал, как Аркадий Константинович отхлебывал пиво, солидно икал и снова принимался что-то с чем-то соединять.

Наконец где-то через час он небрежно бросил:

— Сделано. Только заглушку забыл купить. Завтра принесу.

— А без заклепки из трубы будет идти такой страшный запах?

— Без заглушки, — поправил он сурово. —  Я же говорю: принесу завтра.

— Тогда я и заплачу завтра.

И тут случился сюрприз второй. Глаза Аркадия Константиновича налились яростью, и он отчетливо прошептал:

— Я тебя с первой встречи ненавижу.

И дальше полился такой великий и могучий поток, что я решил заплатить, лишь бы прекратить его.

И Аркадий Константинович ушел. Конечно же, хлопнул дверью. Конечно же, на лестнице он продолжал работать с языком. А я, конечно же, — а что мне еще оставалось делать? — принялся размышлять.

В общем-то, ничего нового мне Аркадий Константинович не открыл. Но одно дело знать какие-то вещи, а совсем другое, когда они приходят к тебе в дом. Когда носитель определенной идеологии заявляет свои права и объявляет  твои перед ним обязанности:  хорошо заплатить, а на качество работы при этом не смотреть. А  для полного взаимопонимания как можно скорее научиться отличать заглушку от заклепки.

Получается, классовая ненависть никуда не исчезла. И как легко, запросто она проявляется! Вместе с тем, живя при капитализме, пришедший ко мне слесарь хочет социалистических гарантий. Хочет работать как придется, но частным образом. И при этом свой гарантированный кусок хлеба иметь. Афоня бессмертен, и он, конечно же, живет не только в облике слесаря.

И еще один момент, который вроде тоже мне известен, но здесь он был явлен во всей красе: между работодателями и работниками у нас устанавливается очень эмоциональный, почти чувственный контакт. Просто так трудиться скучно. Надо испытывать любовь или ненависть (чаще всего — любовь-ненависть). Разве так важна работа, ее качество, когда чувства выходят из берегов? Вот и Аркадий Константинович — он же мог просто прийти и, не задумываясь о том, любит он меня или ненавидит, сделать свою работу? Но тогда бы он был уже не Аркадий Константинович, а, например, Генрих или Джон.

И еще одна примечательная черта проступила в этом слесарном явлении — противоречивость. Та самая широта человека, которую хотел сузить Дмитрий Карамазов. Через двадцать минут Аркадий Константинович снова позвонил в дверь. Он окинул меня взглядом необыкновенного благородства и сказал:

— Заглушку тебе принес.

Он поставил заглушку и объяснил причины недавней ссоры:

— Ты извини. Я в Афгане воевал. Неспокойно мне. Я очень вспыльчивый. Очень.

И посмотрел как-то недобро. Так Аркадий Константинович, безо всякого усилия и даже не замечая этого, перешел от извинений к угрозам. Широк человек.

Итак, пригрозив мне афганской вспыльчивостью, слесарь ушел. Если он меня возненавидел с первого взгляда, я его возненавидел со второго. Хоть он и принес «заглушку», отношений наших это не поправило. В общем, «барьер непреодолим», как говорила Раиса Захаровна из фильма «Любовь и голуби».

Когда ненависть поугасла, я подумал об этом барьере в контексте модных противопоставлений «креативного класса» и «Уралвагонзавода».

На самом деле, каковы наши фундаментальные различия? В данном случае можно говорить не об «Уралвагонзаводе» как неком символе, а конкретно об Аркадии Константиновиче. Кто же не хочет получать «капиталистические зарплаты», а при этом жить как при социализме — том, советском, когда можно было делать вид, что работаешь, и при этом заниматься тем, что тебе по сердцу? А насчет «пить на работе» — тут каждый представитель «креативного класса» может  многое вспомнить. А на какой работе, самой креативной, не устанавливаются взаимоотношения «любви-ненависти» между начальником и подчиненными? Психологическое садомазо процветает в самых творческих организациях.

Классовой ненавистью мы не обладаем, но у нас для этого чувства и оснований нет. Зато у нас есть «классовое презрение» — достаточно почитать последние статьи о Свете из Иваново.

Словом, «креативный класс» и «Уралвагонзавод» не столь различны меж собой. Стиль жизни разный, идеалы общие. Так что, получается, ко мне заглянул почти что брат-близнец. Образование у нас, конечно, скажем так, разное. Ему — что Толстой, что Достоевский, мне — что заглушка, что заклепка. И этим мы схожи: отсутствием интереса к тому, что — ну неинтересно!

Помню, в школе мы учили слова Ленина о декабристах: «страшно далеки они от народа». А возможно ведь и словосочетание «страшно близки». Кто знает, не применит ли его какой-нибудь будущий историк, рассуждая об интеллигенции и народе в России XXI века?

Комментировать Всего 12 комментариев
Зато у нас есть «классовое презрение»

Честно говоря, таких слесарей давно не встречала. Правда "шанелью" от них не пахнет, но вежливы и даже обувь снимают.

"Классовое презрение"  есть у тех,  кто не видит разницы между Толстым и Достоевским. У Вас, я думаю, его нет.

Эту реплику поддерживают: Юрий Брисов

Разные бывают сантехники.

К матушке тут заходят - за пять раз не смогли ликвидировать течь в канализационном стояке (т.е., в зоне ответственности ДЭЗа), в результате она уехала на дачу, стояк протёк, ДЭЗ тут же сломал железную дверь на ллощадке, деревянную дверь в её квартиру, и что-то там наскоро замазали, - теперь вот подтекает опять...

А на даче у нас два септика, надзирать за ними я приглашаю мужика - сама вежливость, профессионал - закачаешься, и денег берёт таких, что с трудом удерживаюсь, чтоб ему ещё столько же не дать...

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева, Артур Соломонов

да, согласен - слесари бывают разные. Я, честно говоря, думал, что нет таких больше, но вот первый вызоов за последние несколько лет - и  явился он.

Надеюсь, что у меня - нет. Я в данном случае говорил о тоне статей о Свете из Иваново. 

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Прикольный текст...

Спасибо. Очень откровенно и доходчиво написано. Это про умение сказать "нет". Прямо с порога сказать - пожалуйста уходите, я хочу другого мастера. Этому действительно надо учиться :) Я, например, определяю того кто пишел ко мне с визитом по продолжительности и интенсивности дверного звонка. Интеллигентный человек и звонит интеллигентно и думает про себя - а не помешал ли я, не слишком ли я назойливо звоню, вдруг вторгаюсь в личную жизнь, не вовремя пришел и т.д. Короче, рефлексирует. А если звонок многократный, продолжительный, то я сразу понимаю, что это пришли "другие" и сразу настраиваюсь на определенную волну. И всегда, всегда говорю - если придете в следующий раз, пожалуйста не звоните так громко, у меня слух хороший. Иногда помогает.

Эту реплику поддерживают: Виктория Дюк, Артур Соломонов

Знаете, в чем разница между капитализмом и коммунизмом. Капитализм строится на рыночной экономике, которая невозможна без конкуренции. Так вот, есть у нас службы, в которых сантехники не то что разуваются, а приходят в фирменных комбенизонах с бахилами. А вообще, какой мужик не может сам заглушку поставить)))

Я думаю при желании можно даже англоговорящих найти с именем Генрих или Джон, весь вопрос в цене. Некоторые сетуют на "капиталистические" зарплаты/расценки людей работающих "по-социалистически", а некоторые на "капиталистические" запросы людей желающих оплачивать работу "по-социалистически". Все зависит с какой позиции смотреть. 

Эту реплику поддерживают: Юрий Брисов, Татьяна Сергеева, Артур Соломонов

Не исключаю, что слесарь этот так и думает: что он ударник каптруда, а я ему - недоплатил.

У Вас какой-то мастодонт. У нас сантехник жековский всегда трезвый, но алчный. Делает свое дело, правда, неплохо. Другое дело, что Вызря поэтизируете люмпена. Делать никчемную работу за хорошие деньги (как Уралвагонзавод, ибо их танки никому не нужны) или делать свою работу плохо, но, опять же, за хорошие деньги. У нас, увы, крайне мало профессионалов, которые просто хорошо выполняют свою работу. Их мало везде: в правительстве, в бизнесе, среди врачей (уж это-то я знаю), среди сантехников. Мастерового человека (в широком смысле) встретить - за счастье.

Эту реплику поддерживают: Артур Соломонов

Да, насчет "матсеровых" согласен. А вот что касается "мастодонта" - даже по комментариям тут становится ясно, что никакое это не ископавемое, а вполне себе современный тип.