Венецианский кинофестиваль. Из финансистов в фундаменталисты

Сегодня открывается 69-й Венецианский кинофестиваль — среди гостей меньше звезд, в программе меньше фильмов. Зато среди них «Измена» Кирилла Серебренникова. На открытии — «Фундаменталист поневоле»

Кадр из фильма «Фундаменталист поневоле»  режиссера Миры Наир
Кадр из фильма «Фундаменталист поневоле» режиссера Миры Наир
+T -
Поделиться:

«Измена» — единственный фильм, чьи рекламные билборды (очень красивые) висят напротив Зала Гранде, где проходят официальные показы. Эффектное повествование о любви как травматическом опыте обещает стать одним из центральных событий фестиваля. Премьера — завтра, «Измена» откроет конкурсный марафон, в котором сильно присутствие американского эпического кино: Теренс Малик и включенный в последний момент «Мастер» Пола Томаса Андерсона — его тут все ждут не дождутся и, еще не видев, прочат главный приз. Ну-ну.

Фильмом открытия же стал «Фундаменталист поневоле» Миры Наир, режиссера уверенного и энергичного, пусть без четкого авторского почерка, но с профессиональной хваткой. В ее биографии есть цветистые экранизации «Ярмарки тщеславия» и «Камасутры», рядом с которыми «Фундаменталист» смотрится бледненько. С сериально-публицистической прямолинейностью Наир рассказывает историю пакистанского Чангиз Хана: в 2001-м — влюбленного в Америку юнца, амбициозного финансового аналитика, строящего карьеру в нью-йоркской корпорации. В 2011-м — убежденного исламиста, разочаровавшегося в американской мечте вследствие, в первую очередь, нескольких унизительных досмотров и расхождения во взглядах на современное искусство, которым занималась его американская подруга. Впрочем, и в ячейках фундаменталистов Хан, уставший от необходимости занимать чью-то сторону, видит сходство с жестко структурированной и по сути тоталитарной системой корпораций. Выхода нет. Прологом становится предпринятое радикалами похищение американского профессора, эпилогом — невинная кровь студента, желавшего заменить бунт поэзией. О степени оригинальности и психологической нюансировке можно судить хотя бы по такому эпизоду: расставшийся с подругой Чангиз Хан печально смотрит вдаль, мать обнимает его за плечи со словами: «Ты уже два дня ничего не ешь».

Подругу играет быстро постаревшая звезда голливудских комедий нулевых Кейт Хадсон, визави героя, журналиста, сотрудничающего с ЦРУ, — канадец Лив Шрайбер, большого капиталистического босса — Кифер Сазерленд, родителей героя — звезды индийского кино, памятные всем советским синефилам, Ом Пури и Шабана Азми. Хорошие актеры, но для фильма открытия калибр мелковат. Почему именно плоский «Фундаменталист» удостоился чести?    

У Мостры (так часто называют Венецианскую кинобиеннале) новый старый куратор — Альберто Барбера, возглавлявший фестиваль на рубеже 1990-х и нулевых. Здесь принято называть куратора режиссером фестиваля (черным по белому: Venezia 69. Directed by Alberto Barbara); собственно, программа — авторское произведение Барберы. Среди будущих участников конкурса — Ульрих Зайдль со второй частью трилогии «Рай». В 2001 году Зайдль (с «Собачьей жарой») и Мира Наир (со «Свадьбой в сезон дождей») сталкивались в конкурсе (и разделили победу) — то был последний год кураторства Барберы. Теперь он снова, возможно, из сентиментальности, сводит в программе своих фаворитов. Кураторское своеволие вполне тоталитарного толка на фестивалях приветствуется.