Вадим Рутковский /

Кровь во спасение. Итоги Венецианского кинофестиваля

69-й Венецианский фестиваль завершился победой Ким Ки Дука

+T -
Поделиться:

Церемония закрытия стартовала с вручения наград конкурса «Горизонты». Напомню, что предыдущий венецианский куратор Марко Мюллер последовательно превращал эту секцию в смотр экспериментального кино, но Альберто Барбера переформатировал «Горизонты» в программу традиционного, повествовательного кино, второй конкурс из фильмов «поменьше» и «поскромнее». Закономерно, что жюри с актером Пьерфранческо Фавино во главе (при Мюллере «горизонтальные» жюри возглавляли режиссеры-авангардисты) отдало спецприз милому (и вполне обычному) фильму Фредерика Фонтейна «Танго либре», которым программа и открывалась.

Кадр из фильма «Танго либре»
Кадр из фильма «Танго либре»

В короткометражном разделе «Горизонтов» победил тишайший этюд из Южной Кореи «Приглашение» — о том, как на похоронах мужа встретились его жена и любовница.

Кадр из фильма «Приглашение»
Кадр из фильма «Приглашение»

А лучшим фильмом стал единственный конкурсант, выбивавшийся из общего «зрительского» формата — 150-минутный документальный фильм Ван Биня «Три сестры». Впрочем, если забыть про исполинский метраж, эта работа тоже далека от новаций: образец классической документалистики, когда камера-наблюдатель проводит так много времени с героями (в данном случае, жителями крохотной китайской деревушки в горах), что те перестают ее замечать.

Кадр из фильма «Три сестры»
Кадр из фильма «Три сестры»

Жюри Шекхара Капура, выбиравшее лучший дебют, остановилось на «Плесени» Али Айдина, фирменном турецком фильме (т.е., фильме с долгими молчаливыми и живописными планами и эхом политических репрессий), драме о путевом обходчике, долгие годы пытающемся узнать о судьбе арестованного и сгинувшего в полицейских казематах сына-студента.

Кадр из фильма «Плесень»
Кадр из фильма «Плесень»

Жюри основного конкурса под председательством Майкла Манна наградило режиссера и оператора Даниэле Чипри за технические достоинства фильма «Это был сын», Оливье Ассайяса — за сценарий «После мая» (драматургические достоинства этого, в целом, неудачного фильма, я отмечал в предыдущем репортаже).

Кадр из фильма «Это был сын»
Кадр из фильма «Это был сын»
Кадр из фильма «После мая»
Кадр из фильма «После мая»

Фабрицио Фалько получил приз Марчелло Мастроянни как лучший молодой актер — юноша играл в двух конкурсных фильмах, «Спящей красавице» Марко Беллоккио и «Это был сын».

Фабрицио Фалько в фильме «Спящая красавица»
Фабрицио Фалько в фильме «Спящая красавица»

Израильтянка Хадас Ярон получила Кубок Вольпи за лучшую женскую роль в экзотической (действие замкнуто в общине ортодоксальных иудеев) мелодраме «Заполни пустоту», мужской актерский приз разделили Хоакин Феникс и Филипп Сеймур Хоффман, дуэт из «Мастера».

Хадас Ярон в фильме «Заполни пустоту»
Хадас Ярон в фильме «Заполни пустоту»
Хоакин Феникс и Филипп Сеймур Хоффман в фильме «Мастер»
Хоакин Феникс и Филипп Сеймур Хоффман в фильме «Мастер»

«Серебряный Лев» за режиссуру ушел Полу Томасу Андерсену, формальную виртуозность которого трудно не оценить даже противникам «Мастера».

Специальный Приз — Ульриху Зайдлю, провокатору и насмешнику, за возмутивший католических консерваторов «Рай: Вера».

Кадр из фильма «Рай: Вера»
Кадр из фильма «Рай: Вера»

Главный приз, «Золотой Лев святого Марка», отправился к «Пьете», 18-му фильму Ким Ки Дука, и я подозреваю, случилось это потому, что Майкл Манн не видел предыдущие 17. 

Кадр из фильма «Пьета»
Кадр из фильма «Пьета»

Очередным Ким Ки Дуком больше — снова необарочная притча, с насилием и сексуальными шокерами. На сей раз — о бездушном ростовщике, калечащем должников, чтобы покрыть расходы их страховкой. В одно мрачное утро на пороге его неуютного жилища появляется мать, бросившая ребенка в младенчестве и теперь возжелавшая искупить вину. Впрочем, ее пришествие окажется изощренной женской местью, и закончится все совершенно душераздирающе. Правда, я в финале не знал, чего хочу больше — зевать или смеяться, но жюри приняло «Пьету» более, чем всерьез. ОК, Ким Ки Дук заслужил золото хотя бы выслугой лет. А Джессика Вудворт и Петер Бросенс, постановщики моего личного фаворита конкурса — фламандской апокалиптической фрески «Пятое время года» — еще только начинают свой путь; надеюсь, их признание наступит раньше, чем конец света.

Кадр из фильма «Пятое время года»
Кадр из фильма «Пятое время года»