/ Москва

4 арт-хита недели: оргии, квартирный вопрос и белая горячка

Самые важные арт-события этой недели происходят за пределами России: в Цюрихе дают «Енуфу» в постановке Дмитрия Чернякова, в Берлине — «Лулу» в постановке Кирилла Серебренникова; мы анонсировали эти премьеры летом, репортажи о событиях не заставят себя ждать. Пока же — о том, что заслуживает внимания в Москве

+T -
Поделиться:

1. «ЗОЙКИНА КВАРТИРА» Кирилла Серебренникова 26 сентября в МХТ

Первая обязательная для посещения театральная премьера сезона — трагикомическое кабаре по странной пьесе Булгакова. Оригинал, с одной стороны, сатира на нравы НЭПа: закройщица Зоя Денисовна Пельц превращает ателье в веселый дом для миллионщиков; венчает все кровавая поножовщина. С другой — жгучая мелодрама, такая же бесстыдная, как ветка желтой мимозы в «Мастере и Маргарите». Советская власть справедливо углядела в пьесе непозволительную порчу — как сказано в программке, «Зойкину квартиру» окончательно разлучили с советской публикой весной 1929 года, года «великого перелома». В новом спектакле достаточно и булгаковской чертовщинки, и сатиры в адрес миллионеров сегодняшних, но главная мишень — власть. И власть вообще, как антоним свободы, и власть в частности — нынешняя, перепуганная народными волнениями и оттого вдруг развязавшая истерическую борьбу за нравственность. В спектакле Серебренникова звучат пряные песни берлинского кабаре времен Веймарской республики с русскими текстами Игоря Иртеньева и Владислава Маленко. Центральный, почти брехтианский зонг «К чертям ваш унылый рай, нам красочный ад подавай» исполняется дважды, и адресаты его очевидны. Конец веселью кладет не убийство «коммерческого директора» Гусь-Ремонтного, а вторжение гнусных людей с красными корочками. Но уже на поклонах Зойка (ее страстно играет звезда мюзиклов Лика Рулла) и компания повторят гимн «нехорошей» квартиры: «Нашей любви лавандовые ночи не отменить своим указом вам».

2. AES+F: ТРИЛОГИЯ в Центральном выставочном зале «Манеж» по 12 октября

17 сентября руководитель московского Департамента культуры Сергей Капков и арт-директор музейно-выставочного объединения «Манеж» Марина Лошак собрали прессу для представления новой концепции развития МВО «Манеж». Первое свидетельство обновления — полный показ трилогии коллектива AES+F, дорогущих и помпезных многоканальных видеоинсталляций, сделанных в нарочито приторной стилистике: «Последнее восстание», «Пир Трималхиона» и Allegoria sacra как аналог дантовых «Ада», «Рая» и «Чистилища». Я, если честно, никогда до конца не понимал, издеваются AES+F, упражняясь в запредельной гламурности, или нет, правда гипертрофированно серьезны. «Манежный» суперпроект дает один повод разобраться. Кстати, «Трилогия» неожиданно рифмуется с «Зойкиной квартирой» — похожим стремлением создать эпическую панораму обитателей современного Ноева ковчега.

3. «РЕМОНТ» Ирины Наховой в Stella Art Foundation по 15 ноября

Еще один выставочный проект — гораздо более камерный, но не менее важный для арт-пространства: инсталляция Ирины Наховой, первопроходца самого жанра инсталляции в СССР. Ремонт в этой работе — метафора тотального и вечного обновления; бытовое спаяно с сакральным. В большом зале галереи проецируется видео, в малом выставлена живопись — как формулирует сама художница, фрагменты «исчезающе-восстанавливающейся фрески».

4. «РУБИ СПАРКС» в кинотеатрах

Самый обаятельный фильм недели сделали Джонатан Дэйтон и Валери Фарис, прославившиеся «Маленькой мисс Счастье». Зачин не нов — достаточно вспомнить дико популярную в советские годы комедию с Бельмондо «Великолепный»: вымышленная писателем реальность вдруг материализуется. Ценность этого фильма, в первую очередь, в актерском дуэте Пола Дэно (он играет робкого молодого человека, чей дебютный роман неожиданно стал бестселлером) и Зоэ Казан (в роли придуманной им девушки мечты). В реальности, кстати, писательница — сама Казан, сочинившая для «Руби Спаркс» сценарий. Очень живая (при всей умозрительности сюжета) картина — насколько романтическая комедия, настолько и постмодерн-версия легенды о Пигмалионе. Забавно, что и в ней тоже можно углядеть рифму с «Зойкиной квартирой»: здесь свобода соперничает не с властью, а с любовью.