Депутаты в поисках детского порно

Джентльмены, берегите ваши винчестеры. За хранение детской порнографии предлагают ввести уголовную ответственность. Если у вас на жестком диске сомнительное видео, а в шкафу — книжка с неприличными картинками, вам конец: добро пожаловать на нары

Фрагмент постера к фильму «Лолита»
Фрагмент постера к фильму «Лолита»
+T -
Поделиться:

Все хорошее идет из Петербурга: вначале депутат Виталий Милонов проталкивает закон о пропаганде гомосексуализма, потом казаки (какие, к черту, в Питере казаки?) запрещают «Лолиту» Набокова. Теперь — детская порнография. Сажать за нее (по всей России, не только в Петербурге) придумал все тот же Милонов. Один человек, а сколько от него пользы.

За что именно предлагают ввести уголовное наказание? Цитирую: «за изготовление, приобретение, хранение, в том числе на носителях компьютерной информации, и перемещение через государственную границу РФ материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних без цели распространения, публичной демонстрации или рекламирования, т. е. для личного использования».

С хранением все понятно. Детское порно — оно как наркотики. Если сам употребляешь, значит, и других обязательно угостишь, нехороший ты человек. Но начнем с того, что юридического определения детской порнографии нет. Предположим, это банальный «секс с малолетками», как пишут на соответствующих сайтах. А если что-то более изящное? А если на жестком диске все та же «Лолита»? А если владелец зловредного винчестера с подозрительными гигабайтами — оппозиционер? Тогда, конечно, можно посадить и за сказку о Красной Шапочке, где явно несовершеннолетняя героиня спрашивает волка, почему у него такой большой.

Отсутствие точного определения child porno — не проблема, можно хоть целый НИИ забабахать, пусть доктора юридических наук днем и ночью разбираются, какое видео запретно, а какое не очень. Можно и грант на это выделить, не все же на казаков да православных следопытов бюджетные деньги тратить.

Но остается два вопроса. Первый: как будет осуществляться поиск, кхм, секретных материалов? Может, компьютеры у всех подряд проверять, по алфавиту? А кто этим займется — новая специальная служба? Госпорноконтроль?

Второй вопрос: что сдвинулось за последний год в голове у наших политиков, отчего они так заинтересовались темой секса? То педофилы, то детская порнография, то вдруг за несчастных геев с лесбиянками возьмутся.

Хорошая новость: свое предложение Виталий Милонов вносит только на следующей неделе. Есть время почистить винчестеры. И шансы у законопроекта спорные. Предыдущую милоновскую инициативу — о наделении эмбрионов правами человека — высмеяли даже его соратники по «Единой России». Плохая новость: на федеральном уровне полно таких же Милоновых. И они не остановятся. Помните, все смеялись, когда обсуждали закон о пропаганде гомосексуализма? Издевались, поверить не могли. А закон принят.

 

Лев Щеглов:

Конечно, подобные инициативы могут быть вызваны глубинными, неосознаваемыми проблемами тех, кто все это предлагает. Это чисто теоретически, это остроумно и это не имеет никакого отношения к делу. Подлинный смысл таких инициатив — холодное и циничное манипулирование отсталыми, несклонными к мышлению, агрессивными и запутавшимися людьми. Сначала такие предложения вызывают изумление, улыбку, ощущение нелепости, абсурда. А потом, начинаясь смешно, влекут за собой трагические последствия. Как, например, снятие «Лолиты» по письму каких-то «петербургских казаков». То есть Набокова надо запретить, а потом, очевидно, сжечь. Вспомним и погром в московском гей-клубе, когда избили женщин. Подобные инициативы не просто отбрасывают, а абсолютно точно погружают нас в конкретное средневековье.

Александр Добровинский:

Не так давно мы приобрели кухню. Ее привезли и установили на даче, после чего выяснилось, что она не работает. Приехал менеджер по вопросам неудовлетворенных клиентов, посмотрел на кухню и понял, что что-то не так. И вместо того, чтобы разбираться в причинах, он начал разговаривать с моей любимой и рассказывать ей, что пол у нас не такой. Что его нужно переложить и отполировать. Тем самым они отошли от темы неработающей кухни.

Эти истории похожи. Есть куча проблем, требующих решения, а люди занимаются всякой ерундой. И еще. Законодатель должен совершенно четко сказать, что он считает детской порнографией. Я абсолютно согласен, что детская порнография, педофилия должны быть наказаны. Но родители, которые хранят у себя дома фотографию голышки, будь то девочка или мальчик, — они что, любители порнографии или педофилы? Когда я был маленький, у моей мамы было много таких фото. Уверен, они есть у каждого. И это нормально. Тогда мы должны привлекать к ответственности почти всех.

Виталий Милонов:

В нашем законодательстве есть существенный пробел. Неучтен тот факт, что хранение всей этой жуткой литературы и видеозаписей, простое хранение без цели сбыта не является преступлением. Проиллюстрирую это так. Предположим, задержан какой-то гражданин, и у него обнаружена эта античеловеческая гадость. Он остается законопослушным гражданином, его отпускают, потому что он говорит, что распространять ничего не собирался. Это очень плохо.

Безусловно, без эксперта здесь не обойтись. Некоторым людям эти гадкие картинки попадают в виде компьютерного вируса. И такой человек, конечно, должен быть любезно защищен законом. Естественно, в законе должны быть заложены абсолютные гарантии на обычные изображения детей, своих детей, например. Здесь как раз есть опыт работы у Соединенных Штатов и Европейского союза, мы тут не пионеры. Наш закон направлен против тех, чья извращенность не вызывает сомнений.

Я не могу сказать за всю Одессу, но на заседании комитета по законодательству все единогласно поддержали мою инициативу. Я также знаю, что проект уже поддержан главным управлением МВД по Санкт-Петербургу. Уполномоченный по правам ребенка тоже за.

Антон Жаров:

Я думаю, у депутата Милонова большие проблемы с этой темой. Его лично этот вопрос очень волнует. У него свербит в каком-то месте, и он это место всегда расчесывает, потому оттуда и выходят различные предложения. Думаю, что славному законодательному собранию необходимо озаботиться более насущными вещами. Если уже все настолько решено, что начинают запрещать художественные выставки, пропаганду гомосексуализма, то, значит, у депутатов чешется не то самое, что должно.

Что такое хранение порнографии? Вы можете себе представить, как доказать в уголовно-правовой составляющей, например, распространение детской порнографии? Там предмет доказывается очень трудно. Необходимо провести экспертизу, что один человек передал другому. Это нельзя сделать свидетельскими показаниями.

Депутаты не могут ввести запрет на хранение детской порнографии, потому что это очевидно уголовно-правовое дело, и заксобрание не может издавать законы, связанные с уголовкой. Это бред. Это попытка вторгнуться в чужой предмет регулирования. Мне кажется, здесь нет ничего, кроме популизма. Питер вообще несчастный столичный город с областной судьбой, и уважаемые мною петербуржцы не обратили внимания на то, что такое у них законодательное собрание. То, что исходит оттуда публично, это ужас и полное отсутствие юридической грамотности!